К литературеКниги по стрельбеНа Главную
Поддубный А.П. - "Хохма. Зарисовки со стрелковой натуры"

Поддубный А.П. - "Хохма. Зарисовки со стрелковой натуры"
Смешные истории из жизни стрелков Советского Союза, произошедшие на самом деле

Поддубный А.П. - "Хохма. Зарисовки со стрелковой натуры". Смешные истории из жизни стрелков Советского Союза, произошедшие на самом делеНа Чемпионате Вооружённых Сил 1963 года во Львове Иосиф Мейтин установил Рекорд СССР в упражнении Армейский стандарт – 560 очков. Насколько я помню, в этих соревнованиях принимали участие 26 команд (вот это массовость!), поэтому некоторые упражнения, в том числе и Армейский стандарт, стреляли два дня. Мейтин стрелял в первый день, а я во второй. Слева от меня стрелял одессит Георгий Малонога. Заканчивая стрельбу, я заметил, что за нашими спинами собралась большая толпа, горячо дышавшая в наши затылки. В чём дело? Я стрелял очень прилично, но не настолько, чтобы привлечь такое количество болельщиков. Понял, что внимание сосредоточено на Жоре. Перевёл свою зрительную трубу на его мишень – ничего особенного, середнячок. Жора делает выстрел, вижу «9», из блиндажа появляется указка и рисует «10». Ещё выстрел, снова «9», а из блиндажа снова показывают «10». Жора, заметив что я смотрю в его мишень, бросает мне, не поворачивая головы: «Спокойно!». Сделав последний выстрел, Жора галантно раскланивается на аплодисменты и принимает поздравления с рекордом СССР – 561 очко, вчерашний результат Мейтина превышен на очко! Подхожу к Иосифу, который, конечно же, стоял сзади нахала, отнимавшего у него ещё не зарегистрированный рекорд, а он уже, оказывается, проконсультировался и сказал мне, что Рекорд СССР будет засчитан обоим, так как результаты были показаны в разные дни.

Поддубный А.П. - "Хохма. Зарисовки со стрелковой натуры"

Пошли к таблице результатов. В строке с фамилией Малонога появляется хороший результат, 538 очков, а где же рекорд? Оказалось, что это был чисто одесский «рекорд». Показчиком у Жоры был Володя Чиков, впоследствии дослужившийся до генеральских лампас. Он с Жорой разработали план «рекордной» стрельбы. Володя из блиндажа показывал заранее спланированный результат, а Жора не обращал на показку внимания, так как видел все пробоины в трубу. Одесса!

На Спартакиадах Народов Российской Федерации 1959 и 1963 годов я выступал за команду Группы Советских войск в Германии (ГСВГ). В нашей команде была очень сильная винтовочница, чемпионка Европы Елена Захарченко. В 1963 году она стреляла в составе мужского квартета. Правила позволяли женщинам соревноваться в составе мужских команд. Кстати, в мужской команде такой винтовочной страны как США выступала Мэри Мёрдок-Томпсон ( Машка, как её называли наши стрелки). И не только выступала, но и стала Чемпионкой (или Чемпионом?) Мира в стрельбе из положения стоя на 300 метров из произвольной винтовки. Наши остряки говорили, что из Ленки можно сделать две Машки. Это отнюдь не значит, что Лена была гигантом. Несколько выше среднего роста, очень симпатичная блондинка, Ленавсегда притягивала к себе мужские взгляды, а Машка была очень миниатюрна.
Так вот, перед стрельбой упражнения Армейский стандарт Лена заключила пари со свежеиспечённым рекордсменом СССР в этом упражнении Осей Мейтиным. Условия пари были следующие: если выигрывает Лена, то Ося должен сбрить символ мужества – усы, а если выиграет Ося, то Лена перекрашивается в свой натуральный цвет.

Я отстрелялся быстро и поспешил к месту «битвы гигантов». Когда подошёл к Мейтину, то ему оставалось 5 выстрелов из положения лёжа, Лена уже тоже ждала окончания – онавсегда стреляла быстро. Мы быстро подсчитали, что для того, чтобы сравняться с Леной, Ося должен попасть пять «десяток», что в этом упражнении практически невозможно. Лена, зная, что у меня в кармане всегда есть как минимум один нож, попросила его у меня и стала шаркать по трубе ограждения, имитируя заточку. Ося оглянулся на эти звуки, понял этот слишком ясный намёк и сделал пять «девяток». С точки зрения правил Лена, вероятно, была неправа, но попробуйте её упрекнуть – она ведь победила мужского рекордсмена СССР !

Вечером этого же дня наша команда праздновала победу в общем зачёте на Спартакиаде в кафе «Встреча». Вдруг два официанта торжественно открыли входную дверь и на пороге появились Ося Мейтин, уже без усов, и его друг Виль Меерзон, несущие на вытянутых руках длинный свёрток. Подойдя к середине нашего стола, они движениями голов попросили освободить место в центре и водрузили на стол копчёного угря длиной более метра, поклонились и, не сказав ни слова, также торжественно поплыли к выходу. Уйти им, конечно же, не удалось, а вот усов у Мейтина я больше никогда не видел.

Во время одного из Чемпионатов Вооружённых Сил во Львове стреляли упражнение Армейский стандарт. Людвиг Лустберг или, как его всегда называли, Радик, первые выстрелы стоя сделал неудачно. Несколько минут повертелся, пытаясь поймать привычное положение, не нашёл его и, разрядив винтовку, вышел с линии огня. Нужно сказать, что Радик был, пожалуй, самым универсальным стрелком в мире – он на самом высоком уровне стрелял абсолютно все упражнения, но последние годы своей активной стрелковой жизни больше стрелял из винтовки.

Погуляв несколько минут, Радик вернулся, быстро зарядил винтовку, решительно изготовился и... раздался какой-то странный, очень глухой выстрел. Посмотрев в трубу, Радик покрутил головой, снова зарядил винтовку, изготовился уже не так решительно, выстрелил и... от винтовки отвалился штык вместе с куском ствола. Оказалось, что патрон, вынутый из патронника, он не положил в коробку, а воткнул в ствол и забыл об этом. Хороша была винтовка!

Иван Васильевич Новожилов был виртуозом стрельбы из армейской винтовки, в 1958 году на Московском Чемпионате Мира победил в скоростной стрельбе. Он был, я думаю, единственным стрелком того времени, который всегда перезаряжал патроны 7,62 мм, изобретал различные «шмаровидла» для чистки ствола, что было очень важно, так как тогда ещё не было неоржавляющего капсюльного состава. Однажды он приготовил новое «шмаровидло» и, закончив тренировку, смазал горячий ствол и сказал, что на следующее утро ствол будет как зеркало. Однако увидеть это зеркало нам было не суждено. Когда Жилов начал чистить винтовку, шомпол вошёл примерно до половины ствола и застрял. Наши совместные усилия ни к чему не привели – шомпол не двигался ни на миллиметр.

Только в мастерской, закрепив винтовку в тиски, удалось выбить шомпол большим молотком, при этом пластмассовое покрытие шомпола осталось внутри ствола, так как «шмаровидло» растворило его и превратило в мощный клей.

Стрелки всегда любили играть в преферанс, потому что стрельбища обычно расположены далеко от цивилизации с её благами и по вечерам это было любимым времяпровождением. К обычным карточным поговоркам добавлялись, естественно и чисто стрелковые. Так, например, посадка без одной на шестерной игре называлась «гордоновская своя». Полковник Сергей Абрамович Гордон, динамовец из Белоруссии, был весёлым и азартным человеком, любил играть в преферанс и всегда проигрывал. Взяв пять взяток на шестерной игре, он смешивал карты и говорил: «Своя!» Однажды во время соревнований в Сухуми Сергей Абрамович рассказал о том, как он в тридцатые годы, будучи агентом советской разведки, ходил в Иран. При этом в качестве свидетеля он назвал начальника Сухумского стрельбища Михаила Туркия, дядю Мишу, который якобы был начальником заставы, на участке которой он переходил границу. Дядя Миша, услышав вопрос, подумал и сказал: « Это чистая правда, только я в это время учился в техникуме в Баку».

Ещё один стрелок попал в поговорку. Это львовский армеец Анатолий Куманский, кстати, азартнейший преферансист. Его «изувековечили» в поговорке: «Курица – не птица, Польша – не заграница, щелчёк – не поправка, Куманский – не Жан Марэ».

Игорь Григорьевич Бакалов, Егор, и Ренарт Вафович Сулейманов, Вафич, неразлучные друзья и постоянные соперники. Они подняли рекорд СССР в скоростной стрельбе из пистолета до 599-и очков. Егор был Чемпионом Мира в стрельбе из крупнокалиберного пистолета – револьвера, а Вафич призёром Олимпийских Игр в «олимпийке».
Их соперничество продолжалось и в обыденной жизни. Идём по берегу моря в Сухуми. Апрель, с моря дует сырой холодный ветер. Метрах в 50-ти проходит линия буйков, за которые «не заплывать!». Да и кому придёт в голову «заплывать» в такой собачий холод? И тут Вафич спрашивает Егора, старательно увиливавшего от обязательной зарядки и умывавшегося тёплой водой:
— Егор, слабо доплыть до буйков?
— Четвертак ставишь?
— Идёт!
Егор снимает с себя абсолютно всю одежду, благо, кроме нас, там никого не было, бросается в воду и спокойно проплывает туда и обратно. Вафич, очень не любивший проигрывать, достаёт из бумажника 25 рублей.
Эта история имела продолжение в похожей ситуации, но уже в Киеве. Идём вдоль берега Козынки. Июль, полуденный зной, звон стрекоз. Вафич поймал огромного зелёного кузнечика и, разглядывая его, рассуждает о том, как в арабских странах едят таких насекомых. Егор «клюнул»:
— Вафич, слабо съесть?
— Четвертак ставишь?
— Замётано!
Вафич мгновенно забрасывает кузнечика в рот и, прожевав несколько секунд, глотает. Отыгрался таки!

Имя Вафича, Ренарт, очень похоже на татарское имя Ринат. А появилось оно следующим образом. Отец Ренарта, университетский профессор, астроном, назвал сына в честь всемирно известного французского картографа Рене Декарта, образовав имя сына из первых трёх букв имени и последних трёх букв фамилии средневекового учёного. Вафич всегда выглядел значительно моложе одногодков, чем часто пользовался. Уже будучи преподавателем Уфимского университета, он в первый раз зашёл в университетский тир, так как он тренировался в тире «Динамо». Там в то время проводил занятия молодой тренер. Вафич прикинулся «чайником» и изъявил желание попробовать. Тренер объяснил ему основы выстрела и, зарядив пистолет Марголина пятью патронами, дал его новичку. Вафич отстрелял примерно 10-ти секундную серию и выслушал возмущенное мнение тренера по поводу ковбойских замашек. Затем тренер посмотрел в зрительную трубу, медленно повернулся к Вафичу и сказал:
— Сулейманов, как вам не стыдно!

Чемпионат СССР 1968 года в Киеве проводили по необычной схеме, сначала отстреливались все винтовочные упражнения, затем – пистолетные. Вафич почему-то не знал об этом и приехал к началу соревнований. Главный секретарь Чемпионата М.К.Корейс нашёл выход из этой ситуации, направив Вафича на судейство упражнения «Бегущий кабан». Часа через полтора в секретариате появился старший судья «Бегущего кабана» Николай Балицкий и возмущённо обратился к Корейсу:
— Михаил Константинович, вы кого мне прислали?
— А в чём дело?
— Я спросил у этого чудака, судил ли он когда-нибудь «Бегущего кабана». Он ответил, что никогда не судил. Даю ему правила, чтобы ознакомился, а он говорит, что неграмотный. Где вы такого нашли?
— Коля, как ты мог поверить, что сейчас можно найти неграмотного молодого человека ? А этот молодой человек – старший преподаватель Уфимского университета, кандидат математических наук Ренарт Сулейманов.

На одном из традиционных соревнований Оборонительные Силы Финляндии – Вооружённые Силы СССР, проводившемся в финском городе Коувола, я стрелял упражнения из винтовки и из пистолета. Произошло это потому, что в последний момент перед отъездом КГБ не дало добро на выезд винтовочника Виктора Ежова, преподавателя Ростовского зенитно-ракетного училища. Искать замену было уже некогда, а я был под рукой, хотя и без тренировки. Взял оружие Ежова и – вперёд, за орденами!
По приезде в Коувола, очень симпатичный, чистый, кстати, как и вся Финляндия, городок, выяснили, что винтовочные упражнения стреляются на одном стрельбище, а пистолетные – на другом. Причём между стрельбищами расстояние в 50 километров. Утрясли расписание, чтобы не было накладок с моим участием и хозяева выделили в моё распоряжение автомобиль с водителем и переводчика. Кстати, нас обслуживала группа из 10-и переводчиков. Старшим был сержант с финской фамилией, а все остальные носили славянские фамилии и были солдатами одного парашютно-десантного полка. Моего переводчика звали Николай Кованько. Это был высокий блондин, что называется, с породой в лице.

Его фамилия напомнила мне читанное давно в каком-то журнале о запуске первого воздушного шара в Петербурге. Там было написано, что в этом запуске участвовал Дмитрий Иванович Менделеев в сопровождении поручика гвардии Кованько. Я спросил у Коли, есть ли что-либо общее у него с поручиком Кованько. Он ответил, что генерал Кованько – это его дед. Я реально ощутил прикосновение к истории.

В апреле 2003 года эта история получила неожиданное продолжение. В утренней программе одного из украинских телеканалов я увидел интервью с популярным актёром Александром Домогаровым, в котором он, отвечая на вопрос о своей фамилии, сказал, что фамилия Домогаров – это фамилия его матери, а фамилия его деда со стороны отца была Кованько, но так как она была запрещена в сталинские и последующие времена, то отец при женитьбе взял фамилию жены. Не сомневаюсь в том, что Николай Кованько и Александр Домогаров – родственники.

На этих соревнованиях каждая страна могла выставить 5 стрелков на упражнение. На соревнованиях в Коувола в финском варианте скоростной стрельбы из винтовки на 300 метров у нас было только 4 стрелка. И тут за винтовку взялся чистый пистолетчик Ренарт Сулейманов. После короткой тренировки шефы пришли к выводу, что краснеть не придётся. Вафич в таблицах результатов числился под званием «рядовой необученный». Прогнозы шефов оправдались с лихвой – рядовой необученный занял третье место. Я, к слову сказать, в своих основных упражнениях, пистолетных, особенно не отличился, а вот в стрельбе лёжа на 300 метров занял первое место.

Были ещё одни традиционные соревнования по стрельбе – между Украиной и Грузией, проводившиеся поочерёдно, один год в Украине, другой – в Грузии. Главным упражнением и украшением этих очень дружеских соревнований был, конечно, банкет. Вспоминали об исторической дружбе между Грузией и Украиной, о том, что в Х1Х веке грузины могли получить университетское образование только в Киеве, о том что великий грузинский поэт Давид Гурамишвили похоронен в Украине, а Леся Украинка – в Грузии.
Кстати, результаты были обычно высокие, так как стреляли свободно, без ажиотажа. На банкете в гостинице «Золотой колос» выделялся конец стола, где доминировал Олимпийский Чемпион Ян Железняк. Вот он попросил разрешения у тамады на тост, встал с бокалом вина в руке и громко прокричал: «Гаумарджос!», на что дружный хор ответил: «Радянська Украина!», затем продолжил: «Хай жывэ!» - хор: «Сабчота Сакартвело!». Что бы теперь ни говорили, а дружба была!

В 1964 году армейцы готовились к Чемпионату Союза на своей главной базе во Львове. Было очень много стрелков, так как ведомства могли выставить три коллектива. Я чувствовал себя очень уверенно, ни на мгновение не сомневаясь, что место в первом коллективе в команде матчевиков – это моё место.
Это был олимпийский год, последний, когда Германия выступала объединённой командой. Главный тренер Вооруженных Сил Георгий Георгиевич Козлов, или просто Г Г, направил меня в ГДР, как хорошо знавшего тамошнюю обстановку ( я был старшим тренером спортклуба Группы Советских войск в Германии). Я должен был отвести в ГДР винтовочные патроны калибра 7,62 мм для отборочных соревнований со сборной ФРГ, а взамен привезти 5,6 мм патроны R-50 для нас. Не буду рассказывать о том, чего стоило выручить патроны, конфискованные Брестской таможней, получить м/к патроны и доставить их во Львов. Практически это была контрабандная операция. Но вот я во Львове и Г Г меня «поблагодарил», объявив, что так как я неделю не тренировался, то не буду выступать не только в составе первого коллектива, но и в составе остальных тоже. Этот Чемпионат СССР был единственным, на котором стрелки, не попавшие в состав ведомственных коллективов, могли объединяться в команды. У нас уже была дружная тройка, в которую кроме меня входили Вахтанг Салуквадзе и Александр Завражин, по кличке Сынок, так как он всегда был и остаётся очень худым. Четвёртым мы пригласили ленинградца Коркина. Наш дружный коллектив «единоличников» оказался сильнейшей армейской командой, но в общий зачёт мы не дали ни одного балла, так как нашa команда была «сверхштатной». В общем зачёте победила команда ДОСААФ.

Тот же 1964 год, Чемпионат Дружественных Армий в Софии. День 9 сентября был свободным, так как это был день Национального праздника Болгарии. Мы даже поприсутствовали на параде по этому случаю, стоя напротив мавзолея Георгия Димитрова на крыльце бывшего царского дворца. А мой день рождения на один день позже, вот и решили отметить его заодно с болгарами. Пригласили в нашу гостиницу
«Славянска беседа» друзей из других команд на ранний обед, который, конечно, плавно перешёл в поздний ужин. Часов в 11 вечера в наш номер, где я был один и читал, лёжа в постели, зашёл Г Г, спросил, где остальные, то-есть Жора Волынский, Лёша Данилов, Володя Столыпин и Андрей Яконюк ( у нас был двухкомнатный номер). Я ответил, что они вышли погулять и Г Г ушёл.
Утром следующего дня, когда оставалось несколько минут до начала стрельбы Армейского стандарта, Г Г объявил мне, что я, как организатор пъянки, не буду стрелять в составе команды, а только на личное первенство. Обида,злость, досада за эту несправедливость – в таком состоянии я решил отказаться от участия. Спасибо Мише Иткису, он меня успокоил и как дважды два доказал, что я буду козлом отпущения в случае неудачи. А надо сказать, что поляки в этом упражнении были очень сильны, в их составе был Чемпион Европы Стефан Маштак. Однако этот раз наша команда была значительно сильнее польской, занявшей второе место, а в личном первенстве Яконюк и Иткис заняли второе и третье места. Чемпионом стал ваш покорный слуга ( иначе ради чего я бы всё это рассказывал ?), оторвавшись от второго места на 10 очков. В 1996 году Миша, простите, Моисей Иткис прислал мне из Израиля фотокопию фотографии, сделанной в тот день во время награждения – приятно видеть себя на пъедестале выше Чемпиона Мира. Спасибо, Миша!

Но Г Г на этом не упокоился – он исключил меня из команды эстафеты. Это было упражнение из армейской винтовки, производное из нашей дуэльной стрельбы. В дуэльной стрельбе две команды располагались в положении лёжа на расстоянии 25 метров от огневого рубежа и по сигналу пробегали это расстояние. Ступив на огневой рубеж, можно было заряжать винтовку. Делалось это в падении для экономии времени. Нужно было поразить грудную мишень на квадрате 50х50 см на расстоянии 300 метров. Каждого стрелка сопровождал контролёр. Для чего ? Поясню на примере. Я в своей команде всегда бегал под пятым номером. Контролёр номер 5 в команде противника, увидев, что моя мишень упала (при поражении мишень сразу убиралась), закрывал прицел моему оппоненту, а я мог помогать моим друзьям. Если по прошествии 30 секунд в обоих секторах оставались несбитые мишени, обеим командам засчитывалось поражение. Эстафета отличалась от дуэльной тем, что по сигналу начала бежал только один стрелок из каждой команды. Сбив свою мишень, он бежал назад и хлопал по плечу следующего – и так до конца.
Вместо меня Г Г включил в команду москвича Стаса Рыжакова. Стас бегал быстрее меня, но за всё время тренировок у меня не было ни одного промаха. Вот Стас принял эстафету, добежал до линии огня, упал, выстрелил, вскочил, а мишень стоит, то-есть не попал. Он снова упал, выстрелил, вскочил, а мишень снова стоит. Только после третьего выстрела мишень упала. В итоге наша команда стала третьей, проиграв 0,2 секунды первому месту. Может оно и к лучшему, это, кажется, было единственное упражнение, которое мы проиграли. Не выигрывай каждый раз – потеряешь партнёров! А видели бы вы радость победителей – ими стали стрелки Вьетнама, порадовались бы вместе с ними, как это сделали мы.

Международные соревнования в Будапеште в мае 1968 года. Олимпийский год, но в сборной СССР нет отборочного ажиотажа. Объявлены «тройки» в каждом упражнении – двое первых едут в Мехико, третий может попасть в число участников Олимпиады только в случае физической невозможности одного из двух первых. Я – номер три в матчевом пистолете. Два первых номера – это Володя Столыпин, уже двукратный Чемпион Мира, и Гриша Косых, Чемпион Европы.
В Будапешт мы приехали после почти месячного сбора и соревнований в Софии, где победил Гриша. Худший результат в нашей пятёрке был 562 очка, то-есть даже четверо худших давали сумму значительно выше рекордов Мира и СССР. Однако рекорд не состоялся, так как до начала соревнований не была определена четвёрка.
В Будапеште в матчевом пистолете победил я, а рекорд в предпоследний день соревнований установил Игорь Бакалов в скоростной стрельбе из пистолета, олимпийке. По этому поводу он купил необходимое на все имевшиеся деньги, пригласил целый «интернационал» в наш номер и за неторопливой беседой мы просидели часов до трёх ночи, логично решив, что упражнение из крупнокалиберного пистолета-револьвера (РП-5), которое нам предстояло стрелять утром, не является олимпийским, ну и бес с ним!
На этот раз была заявлена четвёрка на случай возможного рекорда, причём я сам просил не включать меня в команду, так как очень неуверенно стрелял скоростную часть упражнения. На стрельбище было пять установок и нашу пятёрку распределили по одному на установку, я был на пятой, то-есть заканчивал стрельбу последним, потому что установки включались по очереди, начиная с первой.
В первой половине я имел 295 очков и когда оставалась последняя серия силуэта, имел шансы на победу, так как в пяти сериях потерял только три очка. Готовлюсь к последней серии и слышу голос Егора: «Сейчас сделает 49 и будем перестреливаться». Сжал зубы, очень спокойно и сосредоточенно сделал пять выстрелов и, повернувшись к Егору, сделал недвусмысленный жест: «На-кося, выкуси!» на что Егор сделал удивлённое лицо:
— Неужели ты услышал?
— Я бы не услышал, да ты уж больно громко кричал.
А для рекорда не хватило одного очка, причём это очко было на совести лучших силуэтчиков – Егора и Вафича, потерявших непривычно много там, где они часто не теряли ни очка.

Подмосковное стрельбище « Динамо» в Мытищах, где соревнования проводятся с
20-х годов ХХ века. Стрельбище много раз перестраивалось и реконструировалось, последний раз перед Чемпионатом Мира 1990 года. Здесь были проведены два Чемпионата Мира – в 1958 и 1990 годах и стрелковые соревнования Олимпиады 1980 года. Здесь же в 1941 году формировался и тренировался знаменитый ОМСБОН, Отдельный Московский Стрелковый Батальон (Или бригада?) Особого Назначения, укомплектованный спортсменами-динамовцами. Одной из рот в нём командовал восьмикратный Чемпион СССР по борьбе, ученик Ивана Поддубного, Григорий Пыльнов. С его сыном Игорем мы 8 лет учились в Суворовском училище. Сейчас Заслуженный тренер СССР Игорь Григорьевич Пыльнов - тренер сборной России по фехтованию.
В командах «Динамо» всегда было много стрелков с Украины, таких как София и Василий Тягний, Ева Семененко, Григорий Прокопенко, Валентин Астахов, Николай Косица, Анатолий Криворучко, Яков Железняк, Алексей Фёдоров, Александр Снежко, Игорь Пузырёв,Виктор Ярошенко и много других.
Долгие годы складом оружия и боеприпасов стрельбища заведовал Маглеванный. Он же был штатным командующим во время церемоний открытия соревнований, так как обладал зычным командирским голосом.
Вот идёт по просторной территории стрельбища Василий Тягний и встречается с главным судьёй соревнований генерал-лейтенантом Верёвкиным-Рахальским.
— Товарищ Тягний, вы не видели Маглеванного?
— Нормально отстрелял, товарищ генерал, вот только последняя серия не удалась...
— Простите, товарищ Тягний, я только хотел спросить, вы не видели Маглеванного?
— Спасибо, товарищ генерал, Софа тоже отстреляла хорошо, даже...
Верёвкин-Рахальский машет рукой и уходит, а Тягний ворчит: «Нашёл дурака! Скажи, что видел – пошлёт искать. А где тот Маглеванный?» Слух у него действительно был не ахти, но не настолько.

Верёвкин-Рахальский был дважды генералом – Российской Армии Его Императорского Величества и Советской Армии. В начале Великой Отечественной войны был назначен начальником Академии Генерального Штаба.
Однажды на Мытищинском стрельбище «Динамо» я видел вместе трёх интересных людей. Одним из них был генерал-лейтенант Верёвкин-Рахальский, другим тоже генерал-лейтенант Верёвкин-Рахальский, сын первого, а третьим инженер Михаил Владимирович Марголин, в то время уже пенсионер. Он долгие годы руководил конструкторским бюро по созданию стрелкового оружия, будучи слепым. Он обдумывал конструкцию в деталях, а затем диктовал идею чертёжнику. Лучшее его создание – это малокалиберный пистолет, носящий имя конструктора. Различные модификации этого пистолета использовали Чемпионы Европы, Мира и Олимпийских Игр. Двукратный Чемпион Олимпийских Игр Юзеф Запендзки стрелял из модифицированного Марголина и не поменял его на самые современные модели. Уверен, что пистолет Марголина является лучшим пистолетом для обучения новичков, особенно, если учесть его стоимость.

Могу с гордостью сказать, что у меня с Юзефом Запендзким были тёплые дружеские отношения. Когда мы познакомились, я ещё не говорил по-польски, но ещё не забыл французский и неплохо говорил по-немецки, но с Юзефом было легко – он свободно говорит по –русски, немецки, французски и несколько хуже по-английски. Пистолет Марголина, переделанный на заводе в Зуле по методу знаменитого Адмирала, Алексея Петровича Данилова, много лет бывшего оружейником сборной СССР, помог Юзефу выиграть две Олимпиады, но на третьей, в Москве в 1980 году, старый пистолет не выдержал – в первый день случились три задержки…Во второй день Юзеф сделал 300, но поезд уже ушёл.

Я как-то спросил Юзефа, почему у него всегда рваный ритм стрельбы, точнее ритма-то и нет. Он ответил, что стреляет только тогда, когда пистолет стоит в «десятке». Юзеф использовал оригинальный метод снятия стресса – анекдоты. Отстреляв серию, он шёл назад к барьеру, отделявшему стрелков от публики и травил анекдоты стоявшим там друзьям (правила тех лет это позволяли). Услышав команду «Заряжай!» он брал одной рукой пистолет, не помогая себе другой, заряжал его и без предварительной вскидки докладывал: «Готов!». Однажды, когда Юзеф победил на традиционных Московских соревнованиях в мае, Илья Константинович Андреев, бывший в то время главным тренером сборной СССР, сказал Юзефу: « Товарищ Запендзки, вы стреляете как-то не серьёзно, как клоун». Могу себе представить, что творилось в душе гордого и знавшего себе цену Юзефа, воспитанного в традициях польской вежливости, но он сдержанно ответил: «Товажишу Анреев, когда советские стрелки станут стрелять лучше меня, я буду брать с них пример, а пока же будет лучше, если они будут стрелять так, как стреляю я».

Василий Тягний был заядлейшим рыбаком, не таким профессионалом как Олимпийский Чемпион Мельбурна Виталий Романенко, но и не «чайником». Однажды он готовился к рыбалке, занимался изготовлением блёсен (какой же уважающий себя рыбак ловит на заводскую блесну?). Кончились тройники и Василий решил поехать на Крещатик, в магазин «Динамо». Вот как об этом он сам рассказывал:
— Глянул в окно – идёт дождь. Накинул плащ «болонья», пару остановок вниз по Леси Украинки и я на Крещатике. Зашёл в магазин и чувствую, что происходит что-то необычное. Погода дождливая, а все вокруг улыбаются. В чём дело?
В магазине были квадратные колоны, покрытые зеркалами. Вижу в зеркале отражение какого-то чудака в плаще, из-под которого торчат голые ноги. Поднял голову выше – да это же я! Как сидел дома в трусах, так и поехал...
А вот что рассказывал В.П.Романенко о своей первой рыбалке со спиннингом:
Несколько месяцев спустя после возвращения из Мельбурна я купил или, как тогда говорили, получил «Волгу». Решил поехать к родычам в село, а там у нас речка прямо в селе. Купил спиннинг, кинул в машину и вперёд. Земляки встретили как героя. Пришлось по нескольку раз рассказывать об Олимпиаде, о других соревнованиях, в общем, было не до рыбалки. Но вот по прошествии нескольких дней подъезжаю к речке прямо в центре села, достаю спиннинг, а вокруг уже собрались любопытные – что можно поймать на эту железяку? Делаю первый в жизни неумелый заброс, начинаю крутить катушку, как тут вдруг рывок, да сильный! Поборовшись несколько минут вытаскиваю щуку килограммов на пять. Стоявший рядом земляк, швырнув кепку на землю, говорит: «Ну, ти тiльки диви! У кого грошi е тому ще й риба ловицця!»

Рассказывает Заслуженный мастер спорта, Чемпионка Мира 1981 года в стрельбе из пневматического пистолета Нонна Львовна Калинина:
— Звонит мне как-то Софья Павловна и говорит: «Нонночка, я самая несчастная женщина на свете, не знаю, что делать?» Я перепугалась, спрашиваю: «Софа Пална, что случилось?» и слышу в ответ: «Мой сумасшедший рыбак Вася забрал все серебряные стопки и сделал из них блёсны. Нонночка, ну что с ним делать ?»
А что сделаешь, если эта болезнь неизлечима ?!

Ноннавсегда была любимой ученицей Софии Павловны и продолжает быть любимой подругой.
Перед выездом на Чемпионат Мира 1981 года в Санто Доминго, Доминиканская Республика на острове Гаити, последний тренерский совет обсуждал заявочный состав сборной. После доклада старшего тренера команды женского пистолета Юрика Симоняна, который назвал основной состав несколько нерешительно, и вялого обсуждения, в котором приняли участие только представители ведомств, решение зависло в воздухе. Тогда поднялся главный тренер сборной Виктор Николаевич Шамбуркин и сказал: « Я вас слушал долго и терпеливо, но не услышал никакого рационального решения. Теперь слушайте сюда. Когда говорили о Нонне, все в качестве негатива упоминали возраст. Действительно, она старше других, но у этих других нет явных преимуществ в результатах. Нонна уже много сделала для нашей сборной и этот Чемпионат Мира может быть для неё последним. Она заслужила право на этот последний шанс и мы должны ей его дать! Вопросов нет!» Чем это кончилось, вы уже знаете.

В 1965 году в городе Висбаден в Западной Германии деловым руководителем Немецкого Стрелкового Союза Куртом Циммерманом был организован трёхсторонний матч: ФРГ, США,СССР. Этот очень дальновидный спортивный политик хорошо понимал, что СССР – это №1 в мире стрельбы, особенно в пистолете, а в США в это время выходили на авансцену Гарри Андерсен, Лонс Уиггер, Томми Пул. Турнир был организован так, что мы тренировались вместе с немецкими стрелками, под пристальным вниманием их тренеров. Да и мы тоже не страдали отсутствием любознательности. Меня, например, просто поразил Гарри Андерсен, бывший в то время капеланом американской армии в звании капитана. Отстреляв м/к стандарт 3х40 и пообедав, он 4 часа тренировался вхолостую стоя. Для меня этот матч очень памятен. Началось с того, что в Спорткомитете не оказалось моей фотографии и на документы по оформлению визы приклеили непонятно как оказавшуюся в подразделении стрельбы фотографию бакинского футболиста Анатолия Банишевского. В этом документе я числился слесарем-сборщиком Свердловского ремонтно-моторного завода. Курьёзное совпадение, но этот завод находился рядом с нашим Суворовским училищем. И вот слесарь с Урала спускается по трапу самолёта во Франкфурте-на-Майне и его приветствует главный тренер сборной ФРГ Зигфрид Арнольд:
— Здравия желаю, товарищ старший лейтенант!
— Здравствуй, Зиги! Только я уже капитан.
— Поздравляю, Толя!
— Спасибо, Зиги.
Мы с Зиги были знакомы уже несколько лет. Он был стрелком и тренером в сборной ГДР, закончил курсы тренеров в Москве, переехал на Запад и сразу стал главным тренером ФРГ, а меня он знал как стрелка и тренера команды Группы Советских войск в Германии.

У меня в то время был пистолет ТОЗ-35 №001. На одном из ужинов ко мне подсел человек лет под 60, как оказалось, американец. Через переводчика-немца он предложил мне 5000 долларов за мой пистолет. Пистолет, конечно же, был собственностью клуба, я им только пользовался и продать не мог. Американец настаивал и довёл цену до 10040, но я понимал, что будет со мной, если я продам пистолет. Янки оказался коллекционером оружия и охотился за экземплярами с №1. Он не понял, да и не мог понять «загадочную славянскую душу». Когда я рассказал об этом торге КГБ-шнику, бывшему с нами ( ему все равно стало бы известно), он сказал: «Надо было продать! Такие деньги в казну государства – надо было продать!» Однако на мой вопрос о том, какое «вознаграждение» в этом случае ожидало меня, он не ответил.

Один из Чемпионатов Вооружённых Сил СССР в Тбилиси. В последний день стреляем скоростной стандарт из армейской винтовки на 300 метров. Десять выстрелов лёжа нужно сделать за одну минуту, а стоя и с колена – за две. Я изготовился к стрельбе лёжа и жду удара колокола, сигнала начала. Но начало почему-то затягивается. Устраиваюсь поудобнее, расслабляюсь...и слышу крик старшего судьи: «Разбудите его!». Но я уже проснулся от первых выстрелов и стал догонять поехавший поезд, но один выстрел сделать не успел. В итоге занял четвёртое место, проиграв первому всего четыре очка.

По окончании этого Чемпионата, который проводился между командами видов Вооружённых Сил, начальник нашей команды Войск Противовоздушной обороны Юрий Семёнович Печатников организовал дружеский ужин для стрелков-ветеранов. Мы выехали за город, в сторону древней столицы Грузии города Мцхета, великолепно поужинали, пообщались и вернулись в город около 23 часов.
Кто-то подал идею подняться на гору Мтацминда на фуникулёре. Желающих оказалось человек 10-12. На половине подъёма находится Пантеон выдающихся людей Грузии. Там же похоронен Александр Сергеевич Грибоедов, друг Пушкина и автор «Горе от ума». Вспомнилась романтическая и трагическая история последнего периода его жизни. Грибоедов был назначен послом России в Персию (Иран) и по пути к месту службы остановился в Тифлисе, в доме своего друга, великого грузинского поэта Ильи Чавчавадзе, в дочь которого, Нино, он был влюблён. До его отъезда в Персию состоялась свадьба 43-летнего Грибоедова и 16-летней Нино, считавшейся самой красивой девушкой Грузии. Грибоедов погиб от рук религиозных фанатиков вскоре после своего приезда в Персию, за его смерть заплатили огромным бриллиантом по имени «Шах», который украшает скипетр российских императоров. А Нино прожила очень долгую жизнь, но никогда не вышла замуж, сохранив верность своей первой любви. На их общей могиле стоит скульптура женщины из белого мрамора и написано: «Зачем пережила тебя любовь моя?».
Поднявшись на вершину, мы решили, естественно, зайти в ресторан, но при входе нам сказали, что уже поздно. Одессит Женя Калевич сказал привратнику, что мы приехали с Украины и будем сожалеть, если не сможем посетить этот знаменитый ресторан. Услышав, что мы с Украины (хотя на самом деле с Украины были только трое – Калевич, Алик Удачин и я), привратник распахнул двери: «Украинцам всегда рады! Прошу!». Нас усадили в центре зала, пришёл администратор, чтобы лично принять заказ. Мы попросили только хорошего вина и фруктов. Через пару минут перед каждым из нас уже стояла бутылка вина и лежали фрукты осенней Грузии. Мы не стали злоупотреблять гостеприимством и через четверть часа стали прощаться. Администратор отказался принять плату за выпитое и съеденное, а на выходе нас ожидал ещё один сюрприз – для каждого из нас был приготовлен пакет с бутылкой вина и фруктами. Кто сказал, что в Советском Союзе не было дружбы народов?

Рассказ Миши (Моисея) Иткиса о том, как была принята на вооружение СВД – снайперская винтовка Драгунова.
Кандидат педагогических наук, заслуженный мастер спорта, полковник М.Иткис был назначен для проведения заключительного испытания образцов снайперских винтовок, способных заменить морально устаревшую «трёхлинейку». В финал вышли два образца – Драгунова и другого конструктора, фамилию которого Миша мне называл, но я её забыл.
(В декабре 2006 года большой знаток оружейных дел Игорь Бабякин сказал мне, что конструктором второй финалистки был Симонов). Задача Иткиса - практической стрельбой определить, какая из винтовок лучше. Испытания проводились под Ленинградом в марте, т.е. погода была, как ей и положено в это время, мерзопакостная – температура в районе 0, ветер и сырость. Стрельбы проводились в течение нескольких дней по очереди их каждой винтовки. Драгунов постоянно присутствовал на стрельбище и имел при себе термос с кофе, «усиленным» коньяком, которым он делился с замерзавшим стрелком. Второго конструктора при испытаниях не было. Миша сказал мне так: «Честно говоря, мне не понравилась ни одна из винтовок, моя трёхлинейка стреляла много лучше. Но ведь моей задачей было установить какая из этих двух лучше, а не сравнивать их с винтовкой Мосина. Естественно, я назвал винтовку Драгунова».

Чемпионат СССР в Мытищах. Соревнования организованы как всегда безупречно. Захожу в комнату, где работает большая группа судей, ответственных за информацию. У них запарка... Володя Чайка, посмотрев на меня, как на бездельника, мешающего занятым людям, говорит: «Петрович, выручай! Видишь, как вкалываем, перекусить некогда. Сгоняй в магазин, возьми пляшку. Вон на столе и гроши без сдачи» Подхожу к столу и вижу банкноту в...3 рубля 62 копейки! «Замученные» работой информаторы нарисовали что- то очень похожее на 3 рубля, только вместо Кремлёвской башни высилась бутылка «Столичной», на месте Герба красовалось кольцо колбасы и в углах был обозначен номинал: 3 руб 62 коп. А что, могла бы быть самой ходовой купюрой в те времена.

Заслуженный мастер спорта и Заслуженный тренер СССР Владимир Владимирович Иодко пригласил меня к себе в гости. По дороге заходим в гастроном, покупаем необходимое для душевной беседы и он говорит: «Толя, ты не удивляйся...Мы с тобой прямо на кухню. Квартира у меня маленькая, две комнаты, а у меня жена, две дочери и собака – тоже сука».

Два друга, два Заслуженных мастера и тренера Владимир Владимирович Иодко и Рафаил Александрович Минин, дядя Рафа. Оба заядлые курильщики, но дядя Рафа всегда курит «Казбек», а ВВ – что «стрельнёт», и не потому, что очень жадный, а просто потому, что часто забывает купить папиросы.

После Спартакиады Дружественных Армий в Пильзне поехали на экскурсию в Карловы Вары и Марианске Лазне. За несколько минут до отъезда дядя Рафа заходит в автобус, попыхивая трубкой, заряженной очень ароматным табаком. ВВ, дремавший в уголке, вскидывает голову: «Рафка, что куришь? Дай- ка попробовать». Дядя Рафа, не торопясь вынимает трубку изо рта и со смаком произносит явно заготовленную фразу: «Зубная щётка, трубка и презерватив – это предметы личного пользования».

Весеннее Первенство СССР в Ереване. На стрельбище нет места, где бы можно было отдохнуть. Ожидая своей очереди на выполнение упражнения РП- 5, мы сидим в тире 50 метров и играем в «дурака» на выполнение норматива Мастера Спорта (было и такое!). Мы – это Вахо Салуквадзе, Жора Волынский, Володя Столыпин и я. Неожиданно в тир буквально влетает главный судья соревнований Михаил Константинович Корейс, человек, несмотря на перенесённый инфаркт, очень импульсивный. Увидев нашу компанию, подбегает, хватает часть карт и рвёт.Хозяин карт Вахо, который должен быть горячим по рождению, взрывается. Далее следует, как говорится в знаменитом фильме, «непереводимая игра слов с использованием местных идеоматических оборотов», причём на высоких тонах, настолько высоких, что в тир сбегаются люди, подумав, что произошло что- то трагическое. Когда разобрались, московский ветеран Кребс спросил Корейса:
— Мишка, ты знаешь, почему кричит ишак?
— Почему?
— Да потому, что он разговаривать не умеет.

1957 год. Моя первая поездка во Львов на Чемпионат Вооружённых Сил с командой Уральского военного округа. Перед выездом из Свердловска любитель пошутить Лёва Шмаков положил в чемодан огромного увальня Саши Дейцева легкоатлетическое ядро. На подъезде к Москве Дейцев обнаружил ядро и положил его Шмакову. Однако Лёва снова умудрился сунуть ядро в тот же чемодан и, выходя из вагона, усиленно кряхтел и ворчал, что чемодан почему- то потяжелел.

На этом не кончилось. Дейцев купил жене во Львове последний писк моды – пробковые босоножки. Умываясь по приезде домой, вспомнил о подарке и сказал жене, чтобы заглянула в обувную коробку в его чемодане. Вскоре он получил крепкий шлепок по намыленной шее: «Ты что, шутить вздумал? Что это такое?». В руках она держала кирпич, львовский, конечно. А босоножки Лёва Шмаков привёз через час.

Армейская сборная готовилась во Львове к традиционной встрече со сборной командой Оборонительных сил Финляндии. В состав команды впервые попал львовский стрелок Александр Паркин. Уже в Хельсинки, распаковывая свои винтовки, он обнаружил толстый лом, который ему подсунул вечный старший лейтенант Иван Новожилов. Перед отъездом из Хельсинки я обнаружил лом в чехле моей винтовки и сказал Новожилову, с которым жил в одной комнате: «Иван Василич, ты неправ – у меня ведь только одна винтовка и эту двухстволку я сразу обнаружил. Давай восстановим статус- кво». Размотали длиннющую бечёвку, которой Паркин замотал свой тюк, запомнив все узлы, положили лом и привели тюк в исходное состояние. Когда Паркин по приезде во Львов распаковывал свой тюк, чтобы сдать оружие, собрались все стрелки, чтобы узнать, как «там» было. В этот момент и обнаружился лом. Посреди всеобщего хохота Паркин не растерялся: «Ну, что ржёте, жеребцы? Это ведь имущество стрельбища. Не мог же я его в Финляндии оставить!»

Иван Васильевич Новожилов был выдающимся стрелком из винтовки, чемпионом Мира 1958 года и много лет состоял в штате ЦСКА на должности инструктора, что соответствовало званию старший лейтенант. Однажды, когда он отдыхал в военном санатории на Чёрном море, из ЦСКА пришла телеграмма на его имя: «Поздравляем с двадцатой годовщиной службы в Советской Армии в звании старшего лейтенанта. Сослуживцы».

Одновременно с Новожиловым, которого называли Жилов, в ЦСКА служили, среди прочих, Иван Гнездилов и Лев Вайнштейн. Остряки говорили, что в ЦСКА служат три Ивана – Иван Жилов, Иван Гнездилов, Иван Штейн.

Ещё один стрелок–инструктор ЦСКА, Николай Васильевич Глазов, лихой московский босяк, очень талантливый винтовочник. В стрелковой команде ЦСКА была книга учёта перемещений стрелков. Уезжая в командировку или отпуск, члены команды записывали в эту книгу адрес, по которому они будут находиться. Так вот однажды срочно понадобился адрес Глазова, бывшего в отпуске. В книге значилось: Советский Союз, до востребования. У Коли была кличка Глазман. Оправдалась. Уже много лет он живёт в Иерусалиме.

Первенство СССР 1961 года в Киеве. На тренировке матчевого пистолета я стою между Чемпионом Олимпиады в Риме Алексеем Петровичем Гущиным и вторым призёром Махмудом Бедаловичем Умаровым. Это первый старт после Олимпиады и многие подходят к моим соседям с поздравлениями. Вот молодой парень, поздравив Гущина, спрашивает:
— Скажите, пожалуйста, Вы сильно сжимаете рукоятку пистолета?
— Конечно, сильно. А как же иначе?
— Спасибо, Алексей Петрович!
— Не за что.
Буквально через пару минут подходит другой и после поздравления спрашивает:
— Алексей Петрович, Вы как держите пистолет? Слабо?
— Конечно, слабо. А как же иначе.
— Спасибо!
— Не за что.
Спрашиваю Гущина:
— Лёша, ты кого из ребят обманул?

— Никого я не обманул. Ты обратил внимание на форму вопросов? Каждый из них получил такой ответ, который он хотел получить. Завтра соревнования – не могу же я нарушать то, к чему они уже привыкли. Я, честно говоря, не могу однозначно ответить на этот вопрос, потому что сила хватки зависит от моего состояния в каждом конкретном случае.

Первенство СССР 1962 года в Киеве. Альберт Удачин, Алик, атлетически сложённый красавец, солдат из Закавказского военного округа, вскоре переехавший в Киев и ставший офицером, по- русски говорит с явным кавказским акцентом. После первой половины упражнения РП- 5 он с результатом 292 очка находится в районе десятого места. Но в этом упражнении всё решается во второй половине - скоростной. Отстреляно 5 серий, не потеряно ни одного очка. Если и в последней серии будет полтинник, состоится новый рекорд СССР. За спиной у Алика собрались все, кто в этот момент не стрелял. Всеобщее внимание на его мишени. С каждым выстрелом напряжение нарастает. Пробоины калибра 7,62 мм хорошо видны на чёрном фоне мишени. 10,10,10,10,10 –есть Рекорд!

Лев Матвеевич Вайнштейн, бывший тренером армейцев, подходит к Удачину:

— Алик, стрелял ты как- то некрасиво, технически неграмотно...

— Ара, Лев Матвеич, мамой клянусь, я не мог сделать больше ни одного очка!

Одна из традиционных встреч между командами Оборонительных Сил Финляндии и Вооружённых Сил СССР. На этот раз в золотой осенней Одессе.

Последнее упражнение программы – банкет.Молодые вина значительно упростили проблему общения, идёт активный обмен сувенирами. Особенным спросом гостей пользуются значки,звёздочки и эмблемы с наших парадных мундиров. Концовка этой акции логична – все участники банкета, как гости так и хозяева, покидают Дом Офицеров в военных мундирах, но без знаков различия.

Утром нас везут в аэропорт. По дороге заезжаем к друзьям за звёздочками и прочей армейской бижутерией, приводим себя в порядок. Не хватает только эмблем для меня. Цепляю на место эмблем финские звёздочки – это геральдическое изображение розы. В аэропорту начальник комендантского патруля несколько раз внимательно всматривался в мои «эмблемы», однако не подошёл. А вот стюардесса сразу же спросила:
— Прошу прощения, какой у вас вид войск, если это не военная тайна?
— Да какая тайна, конечно же, нет. Я из горно-вегетарианского полка.
— Ну вас – таких не бывает!
— А вы посмотрите внимательно – это же эдельвейс, высокогорный цветок.
— Ой, действительно...

Закончился Чемпионат Дружественных Армий в Софии. После традиционного банкета один из монгольских стрелков попросил Мишу Иткиса помочь ему улучшить изготовку для стрельбы с колена. Миша, конечно же, согласился и они ушли в комнату монгола, где у того была винтовка. Вернулся Миша минут через тридцать с видом Ньютона, только что открывшего закон земного тяготения.

— Я открыл, почему у монголов глаза узкие.
— ???
— А вы попробуйте монгольскую водку «Архы». Я сейчас выпил полстакана – минут десять в полглаза смотрел. А если пить регулярно...

Чемпионат Мира 1954 года в Каракасе, Венесуэла. Герой Чемпионата, 23- летний Анатолий Богданов, выигравший 6 золотых медалей в личном зачёте, живёт в одном номере с Борисом Перебериным, снайпером Великой Отечественной. Друзья называют его Казак. Однажды в номере их ждал сюрприз – огромный букет цветов от поклонников. Вдруг Казак попросил всех присутствующих замолчать, подошёл к букету, наклонился...и все услышали в напряжённой тишине тиканье часового механизма. Бомба! Кто- то предложил вызвать полицию, но Казак заявил, что это не по- советски – подвергать риску чужие жизни. Он решительно раздвинул цветы, несмотря на протесты присутствующих, и вытащил будильник, который он купил двумя днями раньше...

Борис Петрович Переберин умел разрядить напряжение самым неожиданным образом. Например, заметив, что дискуссия готова перейти в выяснение отношений, он, достав папиросу, быстро спрашивал: «У кого есть спички? У тебя есть? А у тебя? Ну, народ пошёл – съэкономить не дадут, придётся своими пользоваться».Обычно действовало безотказно.

Львов, Чемпионат Вооружённых Сил 1960 года. Примерно за час до начала стрельбы упражнения «Армейский стандарт» подходит ко мне крайне возмущённый Андрей Яконюк, служивший тогда в Приволжском военном округе и говорит, что один молодой стрелок из его команды уже надоел ему просьбами дать такую таблетку, которая поможет выполнить норматив мастера спорта.

— Послал я его... ну, очень далеко!

— Напрасно ты так грубо, он ведь будет думать, что ты его обманываешь. Давай сделаем так – срочно в аптеку, купи упаковку пургена и дай ему пару таблеток, нет, лучше пять. А я пока организую очередь в туалете, пусть попляшет.

План был реализован отлично, но наш «клиент» в очереди не появился, отстрелял упражнение как никогда раньше и выполнил мастерский норматив.

Когда ему сказали, какие таблетки помогли, он долго не верил. Стресс был так силён, что организм не среагировал на пурген.

Чемпионат СССР 1970 года в Одессе. Армия представлена тремя коллективами: Сухопутные Войска, Войска ПВО и Зенитно- ракетные войска. Живём за городом, рядом со стрельбищем, в лагере военного училища.Светлана Ладыженская, ветеран из Ленинграда, приехала в Одессу с дочерью, которая вскоре попала в инфекционную больницу с жестоким расстройством желудка. Через несколько дней начальник команды ПВО Юрий Семёнович Печатников(сам он представлялся так: Печатников, девичья фамилия Певзнер), организовал поездку в город. По пути заезжаем в больницу и там узнаём страшную новость – в больницу привезли холерного больного. Воспользовавшись паникой, забираем дочь Светланы - и в лагерь. Юрий Семёнович собирает всех стрелков ПВО и со своей широчайшей улыбкой произносит: «Здравствуйте, рэбе Шолом Алейхем! Поговорим о чём- нибудь весёлом. Как там дела насчёт холеры в Одессе?»

Несмотря на холеру, Чемпионат состоялся. По его окончании нас оставили на две недели в карантине – холера шутить не любит. Наш лагерь на берегу моря обнесли дополнительно колючей проволокой. По ночам мы сами патрулировали территорию, чтобы не допустить контактов с внешним миром, т.к. такой контакт автоматически продлял карантин. Целыми днями на пляже, сухое вино (холера боится кислой среды!), преферанс (ярый враг преферанса главный тренер Вооружённых Сил Георгий Георгиевич Козлов дал добро!) – ни до, ни после я не отдыхал так хорошо.

Последний карантинный ужин превратился в очень длинный, до утра, банкет. К началу ужина коллективными усилиями была написана песня (на мелодию А.Городницкого «Всё перекаты, да перекаты». Записана она не была, но кое- что память сохранила.

К нам из Одессы спешит холера
Развязною походкою,
В тетрациклин утратив веру,
Лечусь столичной водкою.
Колючкой лагерь наш окольцуют,
Поставят автоматчиков,
А ПВО нам организуют
Поддубный и Печатников.
Преферансистам теперь раздолье-
Г.Г. зажёг зелёный свет.
Назначит судей, поставит столик,
А денег, извините, нет!
Ещё неделю мы здесь пробудем,
Тоска хватает за душу,
И долго- долго мы помнить будем
И медиков, и бандершу.
Ох, надоело мне в карантине,
Послать бы всё по адресу!
К Раздельной вывезут в машине,
А дальше - дуй по абрису.

В команду Киевского военного округа я попал в 1965 году, поступив на учёбу в Киевское высшее инженерное радиотехническое училище (КВИРТУ) или, как говорили остряки, Киевское высшее имени Райкина театральное училище.

Команду в то время возглавлял Муса Алиевич Курт- Суин, а тренером и оружейным мастером был мой старый друг по Группе войск в Германии Пётр Иванович Званцев. Мария Александровна Курганская, Маша, была одной из сильнейших пистолетчиц и славилась тем, что часто опаздывала, даже на стрельбу и поезда. Парторгом команды был Чемпион Мира по стрельбе из винтовки и поклонник портвейна Андрей Яконюк. Сейчас станет ясно, для чего нам эта информация. Перед выездом в Тбилиси на Чемпионат Вооружённых Сил 1966 года к нам в тир пришёл заместитель командующего округом генерал- лейтенант Колбасюк, пожурил за то, что на встречу с ним почти все пришли без военной формы, поговорил по душам, вник в нужды и пожелал успеха в Тбилиси. Его слова достигли ушей Бога, мы с блеском победили.

На обратном пути, обмывая Переходящий Приз «Турий рог», кстати, ёмкостью примерно в 3,5 литра, мы написали куплеты на мелодию «Ярославские ребята», в которых описали события последней недели.

Колбасюк велел собраться –

Чистил нас как новичков,

Что явились представляться

Мы без форменных портков.

С дрожью Машу у вокзала

Курт- Суин и Званцев ждут,

А она их наказала –

Прибыла за пять минут.

Долго ждали от парторга

Предложенья дельного,

Он изрёк у Таганрога:

«Наливай портейного!»

Мы в Тбилиси прискакали

За два дня, как рысаки,

А пока машин дождались,

Чуть не умерли с тоски.

А Поддубный «Турьим рогом»

Взбудоражил весь вокзал,

Поднатужился б немного –

За две «Волги» бы продал.

Целый год был занят делом

Пётр Иваныч в мастерской,

По два снайперских прицела

Получай, оленебой!

Свинари в поход собрались,

Взять хотели на ура...

Громких баллов не дождались

Мы со скотного двора.

А Удачин и Воронин

В город шли, чеканя шаг,

Восемь литров «Гурджаани»

Затащили их в овраг.

После трудной переправы

Брали приступом забор,

А пятнадцать метров справа

Был открытый вход во двор.

Когда я только начинал стрелять, в команде Уральского военного округа был стрелок капитан Григорьев. Имени не помню, потому что его иначе как Вася Тёркин не называли. Там, где был Тёркин, грустно не было. Вот что рассказывал один из сослуживцев Тёркина по Еланской дивизии, Андрей Емельянович Севастеенко по кличке Старик:

«Взял я как- то ружьишко, иду к лесу, надеясь подстрелить вальшнепа. Вдруг меня догоняет Тёркин на мотоцикле, тоже на охоту наладился.

— Садись, Старик, в момент домчу.
— Только ты осторожно, знаю я как ты гоняешь.
— Садись, садись...

Едем. Я знаю, что на этой тропе есть большой овраг, через который положено бревно, обтёсанное с одной стороны. На подъезде к оврагу прошу притормозить, но Тёркин добавляет газу, буквально перелетает на другую сторону и спрашивает, почему я просил притормозить. Сдавленным голосом говорю:

— Вася...Овраг... Бревно...
— Какой овраг? Не видел. Сейчас посмотрим...

С этими словами он добавляет газу, разворачивается на одном месте и снова перелетает овраг. Сами понимаете, что я чувствовал»

Первенство Уральского округа. Тёркин стреляет упражнение «Бегущий олень». Специального оружия в то время не было, большинство использовали Мосинскую трёхлинейку. Тёркин стрелял из канадской винтовки Росса со скользящим затвором, что облегчало перезарядку при стрельбе двойными выстрелами.

После первого пробного пробега на двойных выстрелах Тёркин обернулся назад и закричал: «Еланцы, кто снял мушку с винтовки?» Подошёл судья и увидел, что винтовка на самом деле без мушки.

— Вася, что будешь делать? Перенесём стрельбу на полчаса?
— Зачем? Буду продолжать так.

И не только продолжил, но и выиграл. Этот выдумщик использовал особенность конструкции винтовки, у которой намушник был цилиндрической формы, открытый в верхней части. Тёркин спилил рожки намушника до уровня мушки,снял мушку и при пробеге справа налево прицеливался правым рожком, а при пробеге слева направо – левым, получая таким образом необходимое упреждение. Эта шутка Васи Тёркина через много лет была реализована в прицелах с двумя мушками для стрельбы по движущимся целям.

Чемпионат Европы 1979 года на новом львовском стрельбище, которому больше подошло бы название «дворец». На третьем этаже, в павильоне тира 300 метров, работают буфеты от двух ресторанов. За одним из столиков большая компания пьёт каву и «до кавы». В центре внимания Владимир Разорёнов и его фокусы. Вот он просит Хельмута Шленкера, представителя фирмы «Файнверкбау» дать ему какую- нибудь немецкую купюру. Хельмут достаёт 100 марок. Володя просит Хельмута сложить её в пять сложений и положить в носовой платок на своей ладони. Зажимает ладонь, дёргает за уголок платка и... деньги падают на пол. Все смеются, смущённый Володя встаёт и собирается уходить, сказав Хельмуту, что он может забрать свои деньги. Хельмут поднимает купюру, разворачивает её и все видят нашу трёшку. А 100 марок нашлись в кармане пиджака Хельмута.

Хельмут Шленкер, кстати в своё время бывший членом сборной команды Германии по винтовке, предложил однажды проводить соревнования среди ветеранов по следующей формуле: сумма очков, минус время в минутах, затраченное на стрельбу, умножить на содержание алкоголя в крови в промиле. Хельмут при этом добавлял, что равных ему не будет.

Сборная СССР возвращается из- за океана. Пересадка во Франкфурте- на- Майне. Посадка почему- то задерживается, стоим в уже плотной толпе. У нас, что называется, путается под ногами маленькая девочка- негритянка. Наш главный тренер Виктор Николаевич Шамбуркин говорит ей по-русски:

— Ну, что ты тут крутишься, я твою маму... хочу видеть.
— Сейчас приведу, - отвечает девочка и через пару минут приходит с мамой.

Оказалось, что это жена и дочь дипломата одной из африканских стран, акредитованного в Москве. Девочка к тому времени уже два года посещала обычный московский детский сад.

В 60- тых годах был очень популярен мульфильм о кукурузе «Чудесница». Особенно нравилась песенка «Сорняков». Однажды на стрельбище в Мытищах я услышал эту песенку в исполнении стрелков «Трудовых Резервов». К тому времени слава «трудовиков» уже была в прошлом. Когда во главе команды был Илья Рафаилович Иохельсон, «трудовики» дали сборной Анатолия Богданова, Моисея Иткиса, Тамару Ломову, Евгения Черкасова. В этот период спортивным лидером «трудовиков» был, несомненно, Анатолий Запольский, Заполя, а душой коллектива, хранителем традиций, Шаронов, имени которого я никогда не слышал – только Боцман.

И вот в тихий подмосковный вечер по территории стрельбища идут Боцман, Заполя, Селезнёв, все больше в ширину, чем в высоту, с ними вся команда «Трудовых Резервов» и поют:

Нас нигде не сеяли, не жали,
В МГС’е нас не уважали.
Мы ДОСААФ, Динамо служим,
ЦСКА мы уничтожим,
А Спартак по кочкам понесём, ха- ха!
На валу останется труха!
МГС – Московский городской Совет.

Чемпионат Вооружённых Сил в Одессе 1974 года. Попадаю на него, как говорится, с корабля на бал. Я был в то время преподавателем в Киевском высшем инженерном радиотехническом училище и впервые за много лет использовал свой 45- дневный отпуск. Великолепно отдохнул в хате моей тёщи Каллисты Ивановны около Гомеля, пропадая все дни на реке Сож. Вернулся в Киев с бородой, так как весь отпуск не брился. Оставалось несколько дней до выезда в Одессу. Сергей Кудерский, бывший в то время тренером команды попросил меня отстрелять армейский стандарт, потому что молодёжь его осваивала плохо. Пришлось слегка побриться, оставив « довгi вуса» и огромные бакенбарды. Своей винтовки у меня не было, так как уже много лет я стрелял только из пистолета. Взял какую- то винтовку и пошёл тренироваться. После первого выстрела у меня искры из глаз посыпались. Думал, что приклад не плотно прижал. Приложился как следует – ещё больнее!.В это время в тир входит Кудерский со своей винтовкой – он был тренером и стрелком. Прошу его сделать пару выстрелов из моей винтовки. Он неторопясь изготовился и выстрелил.

—  Ой, какая отдача мягкая!

— Спасибо, Серёжа! Можешь больше не стрелять.

Через пару дней боль прошла и отдача стала нормальной.

Чемпионат Вооружённых Сил 1974 года проходил на новом стрельбище Одесского военного округа. Когда мы выгружались из грузовиков, доставивших нас с вокзала, мимо проходил главный судья соревнований М.К.Корейс. Увидев меня он взорвался:

— Ты офицер Советской Армии, преподаватель высшего военного учебного заведения – и в таком виде! Не сбреешь усы – до соревнований не допущу!

— Михаил Константинович, я знаю нескольких вполне достойных офицеров, которые носили усы.

— Кого это ты знаешь?

— Ну, например, Сталин, Городовиков, Будённый, а что касается вашего бывшего шефа Штеменко, то мои усы нужно ещё два года растить.

Михаил Константинович в возрасте 34 и звании полковника вышел в отставку с должности начальника отдела Генерального Штаба после инфаркта.

Михаил Константинович Корейс долгое время занимался судейскими делами в Федерации пулевой стрельбы СССР, редактировал перевод международных правил на русский язык, однако всегда привносил что- то своё.

Однажды во время Первенства Вооружённых Сил во Львове было холодно и сыро. Особенно тяжело в таких случаях стрелкам из произвольного пистолета

Чтобы защитить себя от холода, я сшил на рукоятку пистолета чехол из теплой байки. Правила я не нарушил ни на йоту, так как единственное ограничение для произвольного пистолета заключается в том, что рукоятка не должна выступать за пределы кисти руки. Отстрелял три серии очень неплохо и тут появляется Корейс.Подлетел в своём обычном метеоритном стиле и сходу:

— Снимай эту тряпку!
— Почему? Правила не запрещают.
— Но и не разрешают, а я, как главный судья соревнований, запрещаю!
Через несколько месяцев мы встретились в Спорткомитете в Москве и МК протянул мне новую редакцию правил:
— Читай, специально для тебя.
— Спасибо за честь, но чем обязан?
— Читай первый пункт.

Первый пункт гласил: «Запрещается применение устройств и приспособлений не указанных в данных правилах».

МК занимался этими делами на общественных началах, но в андроповские времена получил выговор за опоздание на работу – все настолько привыкли к тому, что он каждый день в Спорткомитете, что забыли о том, что он не в штате.

На одном из армейских сборов во Львове как- то случилось, что все мои друзья уже видели только что вышедший на экраны фильм с Урбанским в главной роли, а я нет. Купил билет на поздний сеанс и, зная, что приду после 23.00, попросил Володю Разорёнова меня подстраховать. Дело в том, что в 23.00 вход в гостиницу Спортивного клуба Армии ПрикВО закрывался по приказу главного тренера ВС Г.Г.Козлова. Можно было войти в гостиницу, поднявшись по пожарной лестнице на балкон второго этажа. Володя должен был проконтролировать, чтобы дверь на балкон была открыта.

Придя примерно в 23.30 к гостинице, входную дверь нахожу, конечно, закрытой. Подпрыгиваю до первой перекладины пожарной лестницы, поднимаюсь до карниза второго этажа, выбираюсь на балкон и...дверь закрыта. Что случилось?

Володя был верным другом и большим любителем авантюр, значит произошло что- то непредсказуемое. Возвращаюсь на лестницу и в двух шагах с другой стороны вижу открытое окно. Вычисляю, что это должна быть женская комната, но другого выхода, то бишь, входа, нет. Забираюсь на подоконник, вижу металлическую кровать (других там не было), стоящую вдоль стены, и круглое симпатичное лицо Зины Матвиенко на подушке. Осторожно ставлю левую ногу на каркас кровати, переношу левую руку на спинку за головой Зины, опираюсь там же правой рукой, ставлю правую ногу на каркас кровати, стараюсь не дышать, так как моё лицо находится не более чем в 30 сантиметрах от лица Зины. В этот момент Зина открывает глаза и шёпотом говорит: « Привет!» От неожиданности я рухнул на Зину, в комнате загорелся свет и раздалась вспышка гомерического хохота. Володя тоже ржал вместе со всеми.

Одно из так называемых Весенних Первенств СССР во Львове. Типичная для этого города апрельская погода, меняющаяся по десять раз в день. Стрелки говорили, что если Москва – это столица нашей Родины, то Львов её мочевой пузырь. Итак, стреляем матчевый пистолет. После трёх одинаковых серий в 91 очко выхожу с линии огня, чтобы погреть руки и подумать как быть дальше. Ко мне подходят два друга, Виктор Шамбуркин и Марат Ниязов.

— Ну, ты чё?
— Да ничё. Видите – три раза в девяносто одно...
— Марат, давай потренируем его по методу Йохельсона.
— Давай!
И в два мощных горла:
— Дерьмо ты, а не стрелок!

Все в тире повернулись в нашу сторону, чтобы посмотреть кто это там не стрелок, а два друга,  заржав как жеребцы, торжественно удалились.

В трёх последующих сериях я сделал по 95 очков и занял второе место, вслед за Женей Рассказовым. Вот вам и психологическая подготовка!

В одном из отчётов о Чемпионате СССР туркмена Ниязова назвали представителем Киргизии. Всегда очень вспыльчивый Марат на этот раз среагировал очень спокойно: «Ну, чего вы от них хотите? Это же москвичи. Для них за московской кольцевой дорогой земля плоская и живут там одни киргизы».

Наум Исаакович Рившин много лет работал в одной из Киевских спортивных школ, дал путёвку в стрельбу сотням ребят. Это был маленький худой человек, производивший с первой встречи впечатление плохо воспитанного, даже грубого. Он проводил занятия в тире Киевского военного округа и я часто был свидетелем примерно таких сцен.

— Ну, кто так стреляет? Кто так стреляет? Куда ты дёргаешь? Нет, ты дурак, ты ничего не соображаешь! Иди, принеси мишень.
— Наум Иссаакович, вот мишень – неплохо...
 - Что неплохо? Где ты видишь неплохо? Нет, ты всё таки идиёт, нервов на тебя не хватает!

Но все его ученики знали, что он очень добрый человек, что эта показная строгость, не способная напугать тех, кто знал этого неравнодушного человека. Его строгость, часто переходящая в грубость, в принципе, никогда не была направлена против личности ученика, она была вызвана желанием помочь.

Однажды во время тренировки на стрельбище в Капитановке Наум Исаакович по привычке разносил ребят, плохо, по его мнению, отстрелявших серию по силуэту. Отойдя от мишеней метров 10, он неожиданно остановился и, продолжая кричать о том, что это не мишень, а корова, что не попасть в «10» может только бестолковый, снял ботинок и бросил его в сторону мишени. Ботинок своим носком воткнулся точно в центр «десятки»!

Февраль 2001 года, Гаага, Голландия. В этом городе уже в двадцать четвёртый раз проводится международный турнир ИнтерШут ( InterShoot), пневматическое оружие. Я уже бывал на этом турнире раньше, но этот раз мне довелось увидеть здесь нечто из ряда вон выходящее.Это было необыкновенное проявление мощи человеческого духа. Традиционно в ИнтерШут участвуют стрелки- инвалиды. Моё внимание привлёк стрелок из винтовки без обеих ног, без левой руки и только с указательным и большим пальцами на правой руке. Он передвигался и стрелял, сидя в коляске, которой он управлял двумя пальцами. Его винтовка была подвешена на стойке на высоте плеча, а заряжал ему винтовку, вероятно, друг. Но более всего меня поразил его отъезд с места соревнований. Я стоял на улице, любуясь обильным снегопадом, и в это время увидел коляску безрукого и безногого стрелка. Он подъехал с левой стороны к Ауди- 100, скользящая дверь отползла вправо, из машины выдвинулась наружу и опустилась платформа, на которую он въехал. Я не заметил, каким образом он оказался за рулём автомобиля, платформа убралась внутрь, дверь закрылась, его друг сел справа и они уверенно отъехали от спортивного зала, где проводятся соревнования. Глядя вслед, я заметил, что на автомобиле немецкий регистрационный номер. То- есть, он приехал, как минимум, за 200 километров. Какую же силу воли, желание активной жизни нужно иметь, чтобы с такими увечьями не залечь в постель, не сломаться! Думаю, что этот человек посчитает себя обиженным, если его назовут инвалидом. Стрельба – это один из очень немногих видов спорта с такими возможностями.

Мой первый выезд на международные соревнования состоялся в 1959 году. Это была первая из ставших затем традиционными встреч между командами Вооружённых Сил СССР и Оборонительных Сил Финляндии. Этой встрече придавалось настолько большое значение, что перед выездом нас инструктировал генерал армии Колпакчи, бывший, если не ошибаюсь, заместителем главкома Сухопутных войск. Из его инструктажа особенно запомнилось следующее: «Не хотелось бы вас запугивать, в Филяндии у нас много друзей, однако уши развешивать не стоит. Абсолютно уверен, что около вас появится некий капитан Коскиннен. Он был помощником военного атташе в Москве. Попался на горячем и был выслан в 24 часа. Русским владеет лучше меня. Да и вообще не стоит болтать лишнего, хотя вы и не знаете ничего лишнего».

Наш поезд отходит от перрона Ленинградского вокзала, к нам в купе заходит майор и представляется: «Майор Данилин. Я заместитель руководителя делегации». Даже с моим небольшим опытом я понял, что он из КГБ. Поговорили обо всём понемногу, затем он тоже вспомнил капитана Коскиннена. Я спросил Данилина, знают ли его в Финляндии так, как у нас знают Коскиннена. Он ответил, что нет, что он не настолько знаменит.

Поздно вечером приезжаем в Хельсинки. Первым к нам подходит финский офицер в форме майора, в котором легко узнаётся Коскиннен. Генерал Колпакчи так точно нарисовал его словесный портрет, что не узнать его было невозможно. Он приветствовал нас на «московском» русском языке, а увидев Данилина расцвёл в улыбке, слегка поклонился и сказал: «Здравствуйте, господин Данилин! Рад вас видеть и приветствовать в Хельсинки». Немая сцена... Вероятно, в Финляндии тоже хорошо умеют создавать словесные портреты.

Чемпионат Мира 1982 года в Каракасе, Венесуэла, конец октября- начало ноября. Это конец периода дождей, начало сухого периода, а при этой смене всегда усиливаются ветры. Хорошо, что мы приехали в Каракас за неделю до начала соревнований и немного освоились с местными ветрами. Ветер начинался точно в 8 часов утра, дул очень сильно и равномерно, хорошо что без сильных порывов, до 18 часов. Однако ветер дует для всех одинаково, а побеждают всегда сильнейшие.

Этот Чемпионат Мира больше напоминал Чемпионат СССР – основными соперниками советских стрелков были... советские стрелки. Из 23 командных упражнений мы завоевали 18 золотых, 2 серебряных и 2 бронзовых медали. В личном зачёте шло соревнование – кто больше? Киевлянин Виктор Данильченко и ростовчанин Владимир Львов завоевали по 8 золотых медалей, а Владас Турла из Вильнюса – 7. Знай наших!

Друзья всегда очень уважительно относились к старшему лейтенанту Данильченко, Дане. И было за что. Помимо того, что он был, как говорится, первым среди равных, его очень своеобразный украинский юмор всегда был к месту. Вот и друзья ему «отомстили» в его же духе. После первой золотой медали ему «присвоили» звание капитана, затем последовал майор, подполковник и полковник. На этом решили остановиться, так как высшим званием украинских казаков было звание полковника.

Через 4 дня после приезда в Сальвадор нелегально попадаю на соревнования в Гватемалу (очень уж хотелось увидеть своих будущих учеников в «бою»). Границу пересекли без проблем и вот я захожу в тир 10 метров на 35 щитов. Крыша тира снижается в сторону мишеней и создаётся впечатление, что дистанция короче. Я говорю гватемальскому стрелку Серхио Санчесу, уже стрелявшему в финалах Чемпионата Мира и Олимпийских Игр: «Серхио, здесь, похоже, не более 8 метров», на что тот мгновеннно реагирует: «Точно. Здесь 8 метров, но после команды «СТАРТ!» - 15».

Анатолий Поддубный

Похожие темы:
Анатолий Поддубный: "Сумей сохранить мышечный тонус неизменным в момент выстрела и будешь впереди..."
Поддубный А. - "Ещё раз о динамичном выстреле в стрельбе из пистолета…"
Анатолий Поддубный - "Тактика пистолетчика" (статья-ответ на письмо. Вопрос здесь...)
Поддубный А.П. - «Скоростная стрельба, как нужно и как нельзя работать»
Методика тренировки начинающих спортсменов, и тренировка основ
Пулевая стрельба, Федерация стрельбы Украины, Ukrainian Shooting Federation, соревнования по пулевой стрельбе, каталог оружия украины, shooting пулевой стрельбы, правила стрельбы Украины, shooting украины, федерация спортивной стрельбы, федерация спортивной стрельбы украины, спортивная стрельба, международная федерация пулевой стрельбы, международная федерация стрелкового спорта, федерація стрільби україни, shooting-uakraina, чемпионаты мира по стрельбе, украинский стрелковый сайт, Ukrainian-Shooting
К литературе ФорумНа Главную