К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Айвазян Артур - «Привыкать к мировой известности – крайне утомительно»

Привыкать к мировой известности – крайне утомительно

Айвазян Артур - «Привыкать к мировой известности – крайне утомительно»– Артур, сложно ли привыкать к мировой известности?
— Первые несколько дней – крайне утомительно. Фотографировался по 500 раз в день, столько же раздавал автографы. У меня просили интервью, я давал свой номер телефона, назначал встречи, а потом не помнил, кому и что обещал… С другой стороны, появилось неприятное ощущение: когда ты выиграл, ты нужен всем, в том числе и на самом высоком уровне. А когда тренируешься и как никогда нужна поддержка, рядом, как правило, никого нет, кроме тренера и друзей. Обидно, что о спортсменах вспоминают в момент их триумфа, а в повседневной жизни ни условия их жизни, ни условия тренировок, ни экипированность никого особо не волнуют. Надеюсь, что это когда-нибудь пройдет, и нашему виду спорта будут уделять больше внимания.

— Как складывалась карьера обладателя единственной мужской золотой Олимпийской медали в Крыму?
— В стрельбу я пришел в 12 лет. Сперва в Ереванский республиканский стрелковый клуб записался мой брат. Я решил не отставать, и записался в тот же клуб, но на два дня позже, сразу – на винтовку.

До того момента два года занимался легкой атлетикой. Спустя два месяца занятий по стрельбе решил, что нужно бросать какой-то из двух видов спорта, наверное, стрельбу, и перестал ходить на тренировки. Тогда совершенно неожиданно у меня дома появились мои тренеры из стрелкового клуба … В результате их убедительного визита я бросил легкую атлетику.

— Помните свой первый успех?
— Первая серьезная победа «настигла» меня в 15 лет в виде выигрыша чемпионата ДОСААФ СССР среди взрослых. На этом моя школьная учеба закончилась: стрельба «ставила» мне экзамены автоматом.
По окончании школы в Ереване мне предложили поступить во Львовский государственный институт физической культуры. Так с 1990-го судьба связала меня со Львовом. К тому времени у меня за спиной были достаточно весомые спортивные достижения. В 1992 году СССР не стало. Мне в паспорт поставили штамп гражданина Украины, и я стал выступать за Украину. Спустя два года на Чемпионате мира в Милане украинская команда стрелков благодаря моему результату 599 очков из 600 возможных выиграла золото. Из Милана я вернулся заслуженным мастером спорта Украины.

— В армии служили?
— Даже заслуженные мастера спорта отдают долг родине. Год я отслужил во Львовской СКА-8. А затем меня пригласили в спортивное общество «Динамо», хотя до того я всегда выступал за «Профсоюзы». В общей сложности мой «львовский период» длился пять лет. Несмотря на высокие результаты, особого интереса к моей персоне никто не проявлял. Обещали дать квартиру – не дали, не сбылись и другие обещания.

— Как попали в Крым?
— Однажды на соревнованиях ко мне подошел Вадим Семенович Клименко, к тому времени – уже заслуженный тренер Украины, работавший в Крыму. Он сказал: «Я за тобой слежу два года. Поехали со мной в Крым, потому что здесь ты никому особенно не нужен, а там будешь тренироваться совершенно по-другому». Обдумав все за и против, я принял предложение, о чем никогда потом не пожалел.
В Крыму начались регулярные тренировки по новым методикам. Сразу чувствовался высокий тренерский уровень. Таких тренеров, как Вадим Семенович, я могу перечесть по пальцам одной руки. Работа продолжалась круглый год, не прекращаясь и зимой. Одновременно меня приняли в ряды погранвойск, где я прохожу службу уже 11 лет и где встречаю полное понимание, любовь и поддержку. Например, уезжал на Олимпиаду майором, а вернулся – уже подполковником.

— Пекинская Олимпиада – не первая в вашей спортивной карьере?
— Первой была Олимпиада в Сиднее в 2000 году. Готовиться к Сиднейской Олимпиаде мы с тренером улетели в Тайланд. Тут возник казус: как пограничник мог полететь в другую страну? А как же гостайна, особый режим пересечения государственной границы? Однако Вадим Семенович был человеком, который ставил перед собой цель и добивался ее, устраняя все препятствия. Главная цель – Олимпиада, все остальное не имело значения. Словом, инцидент благодаря его усилиям был исчерпан, и я получил возможность оценить, насколько стрелковая база в Тайланде превосходит отечественные базы подготовки. Кстати, после смерти тренера тайцы меня не забыли и регулярно приглашают на тренировки, причем за их счет. Я пользуюсь их предложениями. В общей сложности в Тайланде я провел около двух лет.
Сиднейскую Олимпиаду я запомнил навсегда. Эмоции захлестывали: я впервые почувствовал, насколько это грандиозное, важное и ответственное мероприятие. Европейские и даже мировые соревнования по сравнению с Олимпиадой – просто товарищеская встреча. Тогда, в Сиднее, я дважды вышел в финал, заняв восьмое и пятое места. До бронзы мне не хватило двух очков.

Айвазян Артур - «Привыкать к мировой известности – крайне утомительно»— После Олимпиады были успешные выступления на чемпионатах Европах, Кубках мира, призы, медали…
— А в 2002-м году я потерял тренера. Потерю я переживал очень тяжело, хотел бросить стрельбу. Однако потом пришел в себя, вернулся к тренировкам. Немалую роль в этом сыграла Нина Александровна Клименко, жена Вадима Семеновича, сама – заслуженный тренер Украины по стрельбе. После ее смерти в 2007 году моим тренером стал Богдан Вадимович Клименко, сын Нины Александровны и Вадима Семеновича, и я почувствовал себя практически членом их семьи. Никто не заботился об интересах спортсмена так, как заботились они, решая абсолютное большинство проблем, взвалив на себя поиск денег на тренировки, оплату экипировки и поездок. Я ощутил, что нужен не только себе, и мои проблемы – не только мои проблемы, а мой «тыл» надежно закрывает тренер. Если спортсмен чувствует, что никому не нужен, это обязательно отразится на результатах, как бы он ни тренировался.
Следующей Олимпиадой стала для меня Олимпиада в Афинах в 2004 году. Потеря Вадима Семеновича все же сказалась на подготовке, и хотя я вышел в финал и занял восьмое место, это все же было не то, на что я надеялся. Тогда у меня случился второй «приступ»: вторая Олимпиада, а результаты те же, до медали по-прежнему далеко, все бросаю и ухожу из стрельбы.

— Но, несмотря ни на что, не ушли и стрельбу не бросили…
— Да, второй «приступ» прошел, и стрельбу я не бросил. Спорт для профессионала – как «тяжелый наркотик», бросить то, чему посвятил большую часть жизни, нет сил.
Еще раньше, проанализировав результаты своих неудач, я понял, чего мне в конечном итоге не хватает. Показывая на тренировках высокие результаты, я абсолютно не волновался. На Олимпиаде же мне не хватало спокойствия, психологической уверенности в себе. Пришлось обучаться практической психологии. Я прошел два курса, разобрался в том, что именно мне мешало, дома занимался тем, что благодаря специальным психологическим тренингам «добирал уверенности в себе».

— И когда пригодилась психология?
— В 2006 – 2007 годах в моей спортивной жизни происходил «перелом». Результаты пошли на спад. Сразу нашлись люди, которые меня с радостью в этом обвинили и урезали один из источников финансирования спортивной деятельности. В тот момент меня как никогда поддерживали тренер, друзья и сослуживцы – пограничники. А в декабре 2007 года мой официальный спонсор – завод «Вальтер», который все эти годы снабжал меня оружием, пригласил меня для того, чтобы дать специальный ствол к винтовке экспериментальной разработки. Там же подобрали патроны, и благодаря этому появилось ощущение, что теперь техническое оснащение позволяет бороться за медали.

— Техническому оснащению спорта вообще и стрельбы, в частности, по идее, должно уделяться огромное внимание.
— Если техника не работает, мастерство спортсмену не поможет. Например, может ли стрелок тренироваться без патронов? В год ему, по самым скромным подсчетам, необходимо около 30 тыс. патронов. Государство обещало мне выделить 25 тысяч, а дали вообще 7 тысяч. За остальное – спасибо спонсорам и тренеру. Соперники с мировым именем готовятся в прекрасных условиях, посвящая подготовке оптимальное количество времени и не испытывая трудностей в оснащении. Не имея аналогичной техники, как с ними бороться? К сожалению, у нас, в Украине, спортивная база не то, что не соответствует требованиям современности, это – не то слово. Правильнее сказать, она полностью отсутствует. Когда-то мы добивались получения индивидуальной установки для стрелковых тренировок через Совет министров Крыма, и просто чудо, что ее наконец-то установили в спортивной школе. Да и у этого чуда есть автор – Юрий Львович Мамчин, голова Лучистовского сельсовета, который не пожалел денег для того, чтобы я мог готовиться индивидуально, и дал мне возможность чувствовать себя независимым от государственной программы.

— Небольшое отступление. Вы часто ездите на соревнования за рубеж. С провозом оружия проблем не возникает?
— Возникают постоянно. К примеру, если в Германии купить оружие, которого у нас, разумеется, днем с огнем не найдешь, его запросто могут конфисковать на нашей таможне. С подобными проблемами сталкиваюсь не только я, но и другие стрелки. В связи с этим хотелось бы сказать: уважаемые народные депутаты! Пожалуйста, проявите лояльность к спортсменам и пересмотрите законы в части, касающейся перевозки спортивного оружия. Этим вы окажете отечественному спорту неоценимую услугу.

— Вернемся к нынешнему году.
Мэтт Эммонс– Итак, с 2008 года мои результаты стали гораздо убедительнее и позволяли претендовать на медали различного уровня. Это я понял на Кубке Мира, когда на последнем этапе завоевал золото. Кубок Мира словно говорил: «Ты движешься в правильном направлении».
В главные соперники на предстоящей Олимпиаде мне прочили Мэтта Эммонса. Не зная соперника, очень трудно предсказать, как будет разворачиваться борьба, и выработать стратегию. И когда в американском Колорадо Спрингз накануне Олимпиады проходили частные сборы, я поехал. Когда ты сидишь дома и знаешь, что твои соперники постоянно тренируются, и у них для этого есть все, а у тебя этого всего нет, поневоле возникает страх. В отношении Эммонса была задумана своеобразная «психологическая операция»: я хотел его «прощупать». Результат был достигнут: я вернулся в полной уверенности, что Эммонс по уровню подготовки – такой же, как я. Может, даже хуже. Словом, потренироваться на американской базе мне оказалось очень полезно.

— Было ли чувство, что вы – в форме, достаточной, чтобы выиграть золото Пекина?
— Пик формы я ощутил в самом Пекине. На последней тренировке не мог попасть в девятку…

— …То есть?
— Только в десятку. И тут я понял: вот оно. Не нужно ничего, есть все – надо просто выдержать и выиграть. И если не будет медали, это будет только моя личная ошибка. На Эммонса я больше не обращал внимания. Обращать внимание на других во время соревнований – значит отвлекаться. На первых двух Олимпиадах меня отвлекало все: зрители, камеры, соперники. В Пекине я никого не видел, ничего не слышал, ничто меня не отвлекало. Я четко контролировал каждый выстрел, и так – 70 раз. Словом, добился нужного физического и психологического состояния. И победа получилась достаточно уверенной. Узнав, что я выиграл, в первую очередь подумал: «Да легко!». А потом вспомнил, сколько всего пережил, сколько всего для этого сделано, и не только мной… Тут уж нахлынули эмоции.

— В тренировках вы отдавали приоритет какому-либо одному виду упражнений?
— Основательно готовился к стрельбе из трех положений и стрельбе лежа. Честно сказать, на пневматику много времени не тратил. В мире множество стрелков, готовящих одну пневматику, и конкуренция у них сумасшедшая. Мое – это малокалиберная винтовка. Кроме того, в стрельбе лежа я почувствовал еще и удачу. По-моему, не обошлось без руки судьбы.

— То есть, кроме техники и подготовки спортсмену необходима еще и удача?
— Я уверен в том, что Олимпийские медали раздаются рукой судьбы. Причем судьба выбирает достойного. И если ты где-то недорабатываешь в тренировке или не честен сам с собой, она никогда на тебя не посмотрит.

К литературе ФорумНа Главную