К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Виктория Чайка - "Мировой лидер или пай-девочка с пистолетом"

Мировой лидер. Виктория Чайка - "пай-девочка" с пистолетом

Мировой лидер. Виктория Чайка - "пай-девочка" с пистолетомЭтот олимпийский цикл складывается для минчанки как никогда успешно. В 2005 году она, впервые одержав победу на этапе Кубка мира, завоевала первую для страны лицензию на Олимпиаду в Пекин. В 2006-м в первый раз поднялась на пьедестал взрослого чемпионата мира (за бронзой). 31 мая вновь выиграла этап Кубка мира, и снова блестяще, доминируя как в квалификации, так и в финале. И главное событие последнего времени — это лидирующая позиция Чайки в мировом рейтинге, который был обновлен первого июля, причем в тройках лучших по другим упражнениям белорусов нет.

Однако предстоящий чемпионат Европы пройдет в стрельбе из малокалиберного оружия, или «мк», как коротко между собой говорят специалисты. И здесь у Виктории еще масса резервов. В этом упражнении она пока не на первых ролях, вот и на последнем национальном старте заняла третье место. Тем не менее каких-либо разочарований как не бывало. С этого мы и начали разговор:


— Результатом довольна. Настреляла на личный рекорд. Скромный, конечно, маленький, но все равно приятно.

— Наверняка ведь хочется, чтобы на той же Олимпиаде было два шанса — и в пневматике, и в «мк», — а не один.
— Знаете, просто обидно, когда хорошо стреляешь одно упражнение, в то время как в другом первая половина получается, поскольку она похожа на пневматику, а вторая нет. Бьешься над ней, трудишься, работаешь... Но стрельба на точность без лимита времени, когда какой-то выстрел можно отложить, дается легче. А когда мишень показывается всего на три секунды, такого шанса нет. Ты встал, пошла серия, и пять выстрелов должен сделать. Прогресс, конечно, есть, я тренируюсь все-таки!

— Как распределяется ваше внимание в тренировочном процессе между этими двумя упражнениями?
— Пневматике уделяю больше времени, поскольку это мой ведущий вид. Но вообще все зависит от того, что входит в программу будущих соревнований. Сейчас чемпионат Европы пройдет по стрельбе из малокалиберного оружия. Поэтому вытягиваю «мк». А пневматику практически не тренирую, отдохну от нее. Совсем немножечко, потому как впереди еще Универсиада и затем финал Кубка мира.

— Смотрю, тяжелый сезон складывается в плане разъездов. То в США соревновались, то в Европе, то в Таиланде.
— А предстоят еще две поездки в Бангкок. Адаптироваться к смене поясов действительно тяжело, а что делать?

— Как проходит акклиматизация?
— Временные передвижки переношу довольно-таки легко. Буквально два дня — и уже разницы особо не чувствую. А вот когда начинается большой перепад температур... Приехали мы в мае в Таиланд, а там жара градусов под сорок и огромная влажность. Было очень трудно. Дней одиннадцать-двенадцать ушло на привыкание к климату. Но на Универсиаду в августе и финал Кубка мира в октябре прибудем в Бангкок почти прямо к старту. И вы знаете, судя по опыту майского сбора, мне кажется, так будет лучше. Да, я тогда адаптировалась, но одновременно из-за того, что постоянно терпела эту жару, очень сильно уставала.

— Хорошо, что в гостинице и тире стоят кондиционеры.
— Во время сбора в тире для пневматики их включали на 50-70 процентов. В принципе хватало. Но на «мк», на открытом воздухе было ужасно.

— Перед Олимпиадой, которую в следующем году примет Азия, тема акклиматизации весьма актуальна. Много говорят о том, что необходимо посмотреть, как реагируют представители различных видов спорта на смену временных и климатических поясов, подобрать индивидуальные подходы к каждому спортсмену. Когда стрелки в последний раз бывали в Китае?
— Давно, году в 2002-м в Гуаньчжоу. Впрочем, в 2008-м в Пекине в рамках предолимпийской недели пройдет этап Кубка мира. Кроме того, главный тренер Игорь Михайлович Басинский планирует сбор перед открытым чемпионатом Китая и выступление в нем. Но доедем мы туда или нет, пока не известно.

— Учитывая то, что китайские стрелки чуть ли не во всех видах оружия достигли очень высокого уровня, вы хотели бы провести с ними несколько совместных тренировок? Вам бы это что-то дало?
— Интересно, конечно. Но так, в плане азарта. Потому как со стороны смотришь: китайцы такие же, как мы. На своей территории, в Азии, выступают хорошо. Это их температурные условия, часовой пояс. Когда же выезжают в Европу, результаты показывают гораздо ниже, чем дома. То есть мало чем отличаются от обычных людей. Они, мне кажется, больше берут массовостью. Команда постоянно обновляется. Конечно, имеется костяк из четырех-пяти человек. Но появляется очень много молодежи. Впрочем, сужу лишь по нашему виду, пистолету, за винтовкой уследить трудновато, так как редко удается прийти на ее финалы.

Мировой лидер. Виктория Чайка - "пай-девочка" с пистолетом— Значит, у китайских звезд не найдешь чего-то особенного в действиях, что хотелось бы перенять?
— Я этого не вижу. Все это не наше. Есть сильные европейские стрелки, у которых действительно хочется кое-что позаимствовать. Допустим, мне очень нравилось смотреть за олимпийским чемпионом итальянцем Роберто Ди Донна. Настолько у него тщательная подготовка к выстрелу, что вокруг создается какая-то аура. Объяснить это сложно, надо наблюдать. Этот человек идет на выстрел только тогда, когда абсолютно, на все сто процентов, уверен, что сделает его идеально.

— Помню, после своей первой победы на этапе Кубка мира в 2005-м вы рассказывали, что перед финалом, куда попали лидером, находились в смятении. И выйти из этого состояния вам помогла более опытная соперница из Грузии. В день второй победы ваше внутреннее состояние перед финалом было уже другим?
— Да, время идет, я работаю, и уверенности прибавляется. По сравнению с теми ощущениями это уже совсем другое. Сейчас шла к финалу, нацеленная на победу.

— Сколько длилась пауза между квалификацией и финалом?
— Часа два. Как говорится, было время отдохнуть, расслабиться, настроиться. В Мюнхене рядом с нашим тиром находятся стендовое стрельбище, лесочек. Есть где прогуляться, полежать на травке.

— А еще говорят, что в Мюнхене столько поклонников стрелкового спорта, дескать, протолкнуться во время соревнований невозможно.
— Ну что вы, на самом деле зрителей мало, а фанатов со стороны, по-моему, вообще нет. Разве что иногда любители обращаются за автографами. А так вокруг в основном все свои, стрелки, и каждый занят своим делом.

— Что же мне-то рассказывали, с каким воодушевлением белорусских стрелков приветствуют поклонники? Речь тогда шла о Сергее Мартынове.
— Ну вы ж меня с Мартыновым не сравнивайте! За ним нужно ходить толпами!

— Однако от фактов не уйдешь: в этом году именно вы — лучшая в нашей национальной сборной.
— Это просто Сережа еще не проявил себя, подождите.

— В прошлом году Мартынов действительно выиграл все что можно. Но нынче пока что-то не складывается. А у вас случаются периоды, когда просто не идет, и все?
— Да, в этом году был спад, начиная с мартовского чемпионата Европы по пневматике и включая два Кубка мира — в апреле в Форт-Беннинге и в мае в Бангкоке. И пока даже не знаю, чем его объяснить. Еще должно пройти время, чтобы установить точный диагноз.
Мировой лидер. Виктория Чайка - "пай-девочка" с пистолетом— Какой срок обычно требуется для этого?
— Пару соревнований, чтобы было с чем сравнить. На этапе Кубка мира в Мюнхене выступила успешно. Нужно еще понаблюдать. Вроде бы и работу одну и ту же делаешь, а иногда просто не идет, не получается. Нет десяток, и все! Беспричинно, естественно, ничего не происходит. Может, попала в какую-то яму. Не вовремя, конечно. И так надолго.

— Возможно, вы себя излишне накручиваете? Да, на чемпионате Европы в Довиле были четырнадцатой, в Бангкоке двадцать пятой, зато в Форт-Беннинге третьей.
— Я не считаю старт в Америке удачным. Результат был явно не мой, очень низкий. А то, что заняла призовое место... Может, это связано с перелетом или с тем, что на первом этапе Кубка мира девочки еще не «расстрелялись». Общие результаты были невысокими, и успешно проведенный финал позволил мне занять третье место.

— Причем поднялись вы с шестой позиции после квалификации.
— У нас бывает такое. Результаты в финале плотные. Десять выстрелов делаешь, показываешь хорошую сумму — ты на пьедестале, не показываешь — остаешься без наград. Последнее, к слову, и случилось с девочкой из Казахстана, которая в квалификации была первой, а после финала вылетела из тройки... Конечно, завоевав медаль, я могла себе сказать, что маленький плюсик заработала. Все равно же приятно. Только, знаете, хочется показать максимум, на что ты способен. А когда демонстрируешь что-то ниже своих сил, то остается неудовлетворение. И что потом? Делаю выводы, выясняю недочеты, потом работаю над ними.

— Но со стороны ошибки заметнее. Насколько я понимаю, вы в Форт-Беннинге были одна, без личного наставника.
— Да, но с нами находились другие тренеры, правда, все эти соревнования так мешаются, что уже и не помнишь, кто там конкретно был, а кто нет.

— Если даже не помните, кто находился рядом, может, вам не так уж и нужен совет со стороны?
— Как раз после чемпионата Европы и двух этапов Кубка мира был нужен. Я поняла, что сама уже ничего не могу сделать, поскольку ничего не понимаю. Поэтому пришлось просить личного тренера Владимира Федосеевича, чтобы поехал со мной в Мюнхен. Чтобы кто-то посмотрел со стороны, что же я вытворяю.

— Ваш отец приехал, и вы выиграли. А прежде в его присутствии победы одерживали?
— На чемпионатах мира и Европы среди юниоров. Но это было давно. А среди взрослых... При нем брала бронзовую медаль прошлогоднего чемпионата мира в Мюнхене. И, пожалуй, все... Так что нынче приятно было папу удивить и хорошим результатом, и высоким местом.

— Как Владимир Федосеевич вас настраивает?
— Все зависит от того, что необходимо на данный момент. Если нужна какая-то определенная помощь, я дам понять, и он подойдет. На тренировках у нас плотное общение. В день соревнований перед разминкой папа может сам подойти и сказать что-то. Дальше уже все, работаю самостоятельно.

— Наверняка и в тот знаменательный день, когда одержали победу, в паузе между квалификацией и финалом контактировали.
— Да, это было необходимо.

— Общаясь с вашим папой, я сделала вывод, что он хороший психолог и умеет управлять...
— Умеет!

— Разговаривая с ним, иногда чувствую, что он и меня «прощупывает»: а что там внутри?
— Не страшно?

— Да меня-то чем уже испугаешь. А как себя вел Владимир Федосеевич перед финалом: сделал строгое внушение или дал совет?
— Я бы сказала: строгий совет.

— После победы дочка бросилась на шею папе?
— Практически. Я бы бросилась, были бы силы! А так, честно говоря, под конец финала они уже оказались исчерпаны. Соревнования начались в девять, закончились в пол-второго. К тому же выдерживать последние десять выстрелов при высоком психологическом напряжении тяжело. Казалось бы, финал длится какие-то пятнадцать минут, однако за это время устаешь очень сильно.

— В весе не теряете?
— Навряд ли. В нервах разве что чуть-чуть. Что испытала после победы? Удовлетворение. Правда, через день оно испарилось, потому что снова нужно было выходить на рубеж и работать.

— Скажите, Виктория, а вы ощущаете себя лидером команды, за которым тянутся остальные?
— Нет этого во мне. Единоличница я! С детства ли? Не знаю... У нас, конечно, есть командный зачет на чемпионатах мира и Европы. Мы стреляем для себя и страны. Но это не олимпийский вид. Поэтому завоевать командные медали нам нужно скорее для собственного удовлетворения.

— Уже на протяжении нескольких лет вы показываете стабильно высокий результат...
—... однако лидером себя назвать не могу. Не знаю, почему. Может, для меня вообще такого понятия не существует.

— Читала, что в Китае если человек стал чемпионом, то он тотчас становится героем нации и потому должен быть образцом для подражания во всем: в быту, в поведении.
— Соболезную. Может, именно поэтому не хочу быть лидером?..

— Вместе с тем вы производите впечатление пай-девочки.
— Да, девочка я положительная, но лидером быть не желаю! Впрочем, кому хочется брать пример, пусть берут.

— Все понятно, молодежи не дождаться от вас каких-то советов.
— Если подойдут попросят — дам. В тире СДЮШОР-13, где я тренируюсь, девочки обращаются. А в национальной команде нет, не замечала. Боятся, наверное.

— Даете повод?
— Да нет, я не грозная, совсем не свирепая.

— А вам свойственны какие-то экстремальные выходки?
— Нет. Вообще. Я же уже взрослая, серьезная, спокойная.

— Ну, на сборах, понятно, не до выплесков энергии, надо на стрельбу настраиваться. А между ними?
— У нас, по-моему, одни сборы! В этом году мы мало дома находимся. Бары и дискотеки? Нет, это не мое. Предпочитаю более спокойное времяпрепровождение. Лучше всего на природе. Верховая езда, к примеру, очень хороший отдых.

— Два года назад вы только-только начали ее осваивать. И в какой стадии процесса находитесь?
— Я не стремлюсь показывать какие-то результаты. Это просто для себя, для удовольствия. В поле проехаться, по лесу где-нибудь поскакать галопом. Обычно это группа человек из пяти, с инструктором. Кто-то лучше сидит в седле, кто-то хуже — значения не имеет. Развлечение для души, любимый вид отдыха.

— Вероятно, и со своим мужем познакомились на этих прогулках?
— Нет, знакомство произошло совершенно случайно. Можно сказать, на улице. На сборах-то и глаз некогда поднять. Так что повезло.

— Долго встречались?
— Познакомились мы с Сашей 8 марта прошлого года. И 17 февраля справили свадьбу. Что было необычного в ухаживаниях? Вы знаете, каждый день был романтический. Ловили буквально-таки свободные минутки, часы. Если не могли увидеться, сидели на телефоне по вечерам. Когда же встречались, проводили время в городе, по кафешкам, гуляли в парках, на ту же конюшню ездили.

— В тир Александр наведывался?
— В Уручье заезжал только меня встречать. А в СДЮШОР пробовал стрелять — нравится. Муж занимался раньше таэквондо, кикбоксингом. Мастер спорта, принимал участие в чемпионате Европы среди юниоров. Но это было довольно давно. Потом получил травму коленного сустава, и все.

— Он, наверное, мечтал: вот поженимся, женушка будет дома сидеть...
— Нет, мне кажется, Саша к тому времени уже понимал, что из этого получится и как все будет. А с другой стороны, в принципе муж тоже часто ездит, поэтому нам сейчас еще сложнее. Он занимается химическо-радиационной безопасностью, работает в МЧС, капитан. Больше проводит время за границей — по семинарам, конференциям.

— Опять связь в основном по телефону?
— Да, SMS-сками. Ну, терпим, а что делать? И ждем отдыха. Планирую взять отпуск после Универсиады в конце августа недели на две — съездить куда-нибудь на море.

— Вы совместно уже отдыхали?
— Новый год встречали в Словакии, на горных лыжах катались. Для меня такой отдых в новинку, а Саша очень хорошо катается. Я взять лыжи не рискнула, встала на сноуборд и пошла на детскую горку с небольшим уклоном. В первые два дня нападалась на год вперед, было много синяков. Потом все-таки решила взять инструктора, ну и через два часа падения прекратились. В конце каникул уже дошла до «красных» горок.

— Мне сейчас подумалось: долго же еще ваша семья будет жить ожиданием таких коротких мгновений, карьеры у стрелков часто долгие. Помню, после вашей первой победы на этапе Кубка мира рядом на пьедестале стояла пятидесятилетняя американка. Я уж не спрашиваю, как долго намереваетесь стрелять вы...
— Сколько влезет.

— Стрельба предполагает умение сдерживать эмоции.
— Конечно, отпечаток своеобразный она накладывает. Что-то такое есть. Спокойные мы, сдержанные.

— И специальность для учебы вы выбрали серьезную.
— Да, захотела пойти на экономиста-менеджера и поступила в Академию управления. Учеба дается легко.

— Где потом себе применение рассчитываете найти?
— Не знаю, кем можно быть без опыта работы.

— Кстати, а иностранный язык хорошо знаете?
— Не очень, средне. Но, чтобы общаться на соревнованиях, моего английского вполне хватает.

— Мысли о карьере за рубежом — тренерской или какой иной — посещали?
— Нет. Они о том, что происходит здесь и сейчас.

— Вы, видимо, всегда были девочкой домашней, пока замуж не вышли.
— Да, вырвать из семьи меня было очень сложно. Но это все-таки произошло. Сейчас снимаем с Сашей однокомнатную квартирку. Планируем строиться, надеюсь, что получится. Думаем ли о пополнении семейства? Пока нет, впереди Олимпиада.

— А потом, позднее, уже имея в семье маленького человечка, вы сможете отдавать много времени спорту?
— Надеюсь, у меня хватит сил и возможностей. Но пока трудно об этом думать, потому что в такой шкуре надо побывать, чтобы понять хоть что-либо. Пока же представление очень отдаленное. Конечно, это проблематично, сложно, тяжело.

— Вы очень тоненькая и миниатюрная, а люди часто представляют себе стрелков таким образом: для большей устойчивости ноги должны быть, как тумбы, короткими и плотными, а сам человек приземистым.
— Нет. Человек в стрельбе должен быть чувствительным! Самое главное — чувствовать себя. Баланс вы можете сохранять при любом весе и любой силе ног. А это уже зависит от тренированности. Я, например, три раз в неделю на два-три часа захожу в тренажерный зал. А между этими днями — бег по сорок минут.

— Как поддерживают физические кондиции зарубежные стрелки?
— Честно говоря, не знаю. Видела как-то Гвоздеву Марию из Болгарии в тренажерном зале. На соревнованиях иногда замечаешь: один побежал, другой.

— Среди стрелков есть атлеты по строению?
— Нам большая мышечная масса будет только мешать. Потому что она предполагает большие нагрузки с большими весами. А это закрепощает. У нас должны быть мягкие и эластичные мышцы небольшого объема, так как работа очень специфическая.

— Что лично меня угнетало в стрелковом тренинге больше всего, так это длительная неподвижность.
— Да, тяжело стоять на одном месте. Но привыкла за столько лет.

— Заметила, что на чемпионате страны между сериями все стрелки стояли, а вы — раз! — и присели на чемодан. Со стороны смотреть — как человек с другой планеты.
— А чего стоять, когда есть желание отдохнуть, расслабиться? Многое зависит от того, как подсчитываются результаты. За рубежом это делает электроника, у нас вручную. Поэтому на международных соревнованиях между сериями проходит всего две-три минуты, можно и не садиться. Там другой ритм.

— А стартов вам хватает? Приходилось слышать жалобы, что белорусские стрелки обделены ими в последние годы.
— Мне — выше крыши. Все зависит от уровня. Если это юниоры, то да, им не хватает. Раньше соревнований действительно было гораздо больше. Их проводили «Динамо», ДОСААФ, армия. Плюс этапы Кубка страны и международные турниры. Помню, до двадцати одного старта за сезон набирали. Сейчас же они довольствуются десятью. А у национальной команды за счет сборов, этапов Кубка мира нагрузка и теперь приличная.

— Вы говорили, что важно не только занятое место, но и показанный результат. Когда в недавнем прошлом были довольны и тем, и другим?
— Не помню. Можно показать высокий результат, но призового места не занять — не справиться с финальной серией. Получается ни то ни се.

— Сколько, на ваш взгляд, осталось ждать до идеала?
— Ой, до четырехсот очков еще далеко. А как много до золотой медали олимпийской!.. Мировой рекорд в пневматике — 393 очка, я же набирала на международных стартах 390. С одной стороны, разница небольшая. С другой — чем выше поднимаешься, тем каждое очко стоит дороже. К примеру, в этом году в нашем упражнении в Кубке мира только две китаянки по разу стреляли выше 390.

— Как думаете, какая сумма принесет удачу на Олимпиаде в Пекине?
— Сорок идеальных выстрелов, четыреста очков!

— Что может помешать?
— Надо себе не мешать. Здесь главный соперник — ты сам. А оружие — это помощник.

— Продолжение руки?
— Я бы даже сказала: продолжение души. Рука — это как-то мелко. Кстати, своим нынешним оружием довольна и в нем уверена.

— Что способно повлиять на уверенность? Может, внешние условия: кто-то накричал, споткнулся о тебя, испортил настроение, либо плохой сон?
— Вовсе нет.

— Зачем же тогда вам психолог?
— Повышать уверенность. Мы второй год работаем с этим специалистом, и результат виден всем.

— Модель пистолета подходящую нашла, любовь встретила, с психологом повезло. Какие резервы, чего еще хотелось бы?
— Даже не знаю. Еще покопаемся и найдем что-нибудь со временем.

Светлана ПАРАМЫГИНА

К литературе ФорумНа Главную