К литературеИнтервью известных стрелков и тренеров
Елена Костевич - «Олимпийское золото хорошее начало карьеры»

Елена Костевич - «Олимпийское золото хорошее начало карьеры»

Чемпионкой мира и олимпийской чемпионкой по пулевой стрельбе Елена Костевич стала в совсем юном возрасте. К семнадцати годам она собрала все существующие в спорте титулы. Но поскольку стрельба для нее была не просто занятием, а любимым делом, перевернула страницу и начала с чистого листа.

Правда, покорить во второй раз уже взятые вершины оказалось непросто. Однако Елене Костевич, завоевавшей шесть лет назад олимпийское золото в перестрелке с вдвое старшей ее сербкой Ясной Секарич, силы воли не занимать.

Как и подобает чемпионке, она смело посмотрела в лицо неудаче, сделала для себя выводы и продолжила тренироваться. Но, почивать на лаврах черниговчанке некогда: пока напротив расположены мишени, в них нужно попадать. И не в любую пробоину, а в "десятку". О том, как взять самую пылкую мечту "на мушку", Елена рассказывает нашим читателям.

— В секцию стрельбы Вас привела мама. Она стремилась, чтобы Вы научились стрелять? Почему?
— Она зачастую наведывалась к тиру, всегда знала, где можно пострелять в свое удовольствие. Мы пришли к стрелковому клубу потому, что стрелять хотела научиться мама, а я просто пошла за компанию. За компанию и записалась в секцию. Нас встретил Игорь Черединов - он и сегодня является моим наставником.

Посмотрев на меня, он сказал, что 11 лет - слишком ранний возраст для занятий стрельбой, однако из секции не выгнал, рискнул допустить к тренировкам. С того времени я, кажется, не расстаюсь с оружием. В этом году у меня юбилей: десять лет, как занимаюсь стрельбой.

Елена Костевич - «Олимпийское золото - хорошее начало карьеры»

Мои родители не профессиональные спортсмены, хотя спорт очень любят. Еще из школы перепробовали немало видов спорта, но избрать его профессиональным занятием на всю жизнь, по-видимому, не захотели.

— А мама тогда все же научилась стрелять?
— Да. Некоторое время мы даже ходили на тренировку вместе. А затем будничные проблемы взрослой жизни взяли верх.

— А как мама отнеслась к тому, что детское увлечение стало Вашей профессией?
— Долгое время стрельба все же была лишь увлечением. Я училась в школе и хорошо осознавала, что мое главное задание - хорошо учиться. Лишь когда выполняла все задания учителей, наступало время для хобби - стрельбы. Это "свободное время" с годами длилось все дольше. Тренировки настолько затянули меня, что прожить день и не стрелять было очень трудно. Это занятие настолько нравилось мне, что я могла часами работать с оружием.

— Несколько часов подряд угомонять свои эмоции и выполнять статическую работу - именно так обычно воспринимают тренировку стрелков. Что в такой работе могло захватить одиннадцатилетнюю девочку?
— В действительности это так интересно! Сначала наибольшим желанием было попасть в "десятку" - один раз, а затем десять выстрелов подряд. Позже - попасть в определенный результат в конкретном упражнении. А когда начали ездить на соревнования, целью стала победа. Все ведь идеалисты. Поэтому "десятка" - это тот идеал, которого я так стремилась достичь. Этот интерес не исчез с годами. Я, как и десять лет тому назад, пытаюсь достичь совершенства, остаюсь идеалисткой, даже максималисткой. Нет, в школе я не была отличницей: училась на четверки-пятерки. Желание быть наилучшей реализовывала в тире. Это желание является движущей силой и доныне.

— Игорь Черединов рассказывал, что из тира Вас нужно просто выгонять. Иначе Вы бы там и ночевали. Неужели лишь желание совершенствования является причиной такой самоотверженности спорта?
— Работать на полную силу, выкладываться на тренировке без остатка, не жалея сил на что-то другое, стало уже привычкой. Иначе я уже не могу. Тем более, что я хорошо понимаю: работа, которую я сделала сегодня, принесет свои дивиденты завтра. Никакая работа не пройдет даром. Я работаю на будущее и верю, что, выкладываясь на тренировках, буду иметь результат на соревнованиях.

Возможно, кому-то такое занятие даже с наилучшей целью будет не по нраву. Это будет зависеть от темперамента человека. Стрельба будет интересной для спокойных людей. Да и результатов в этом виде деятельности быстрее достигнет уравновешенный, взвешенный человек. Эмоциональному, резвому человеку занятия в тире быстро поднадоедят. По крайней мере, работать с оружием часами - как это делаем мы - удовольствие для таких людей принесет мало.

— Есть ли выдержка Вашей спутницей в жизненных ситуациях?
— Да, уже научилась и этому. Без усилий могу настроиться на экзамен. Психическая подготовка к соревнованиям очень напоминает эмоциональную подготовку к экзамену. Я могу перебороть волнение. По-видимому, это позволяет мне проще и спокойнее относиться к стрессовым ситуациям в неспортивной жизни.

— Вы достигли всех возможных вершин в спорте. Чего еще стремиться?
— Новых вершин. Чемпионкой мира и олимпийской чемпионкой я стала в стрельбе из пневматического пистолета. Но не менее настойчиво я работаю и с малокалиберным оружием. Да и добывать повторные победы - всходить на те же вершины - всегда интересно. Победы не приедаются. Даже если выигрываешь все, что можно, все равно понимаешь, что не лишенный недостатков. Одним словом, предела совершенствованию нет.

Когда выигрываешь какие-то важные соревнования, к которым готовился много лет, наступает период успокоения. Тогда нужен новый стимул. Таким стимулом является последующее поражение. Невозможно всегда быть на высоте. После подъемов наступает спад результатов. Так после олимпийской победы следующий год - 2005 - был для меня не совсем удачным. И как раз тогда просыпается новый азарт.

— Некоторых стрелков завести на усиленную работу могут лишь соревнования с рекордами. У Вас никогда не возникало желание соревноваться с очками, показать такой результат, которого на определенном этапе никто не смог бы повторить?
— Конечно, все мы хотим абсолютного результата: например, из 40-ка выстрелов выбить 400 очков. Для начала показывать максимум нужно научиться на тренировках. А затем уже... (Замечтавшись, улыбается - Авт.). Мне такое уже удавалось, по крайней мере, на тренировках. На соревнованиях, правда, на чемпионатах Украины, я показывала результаты, которые превышали мировые рекорды. К сожалению, в условиях национального чемпионата рекорды такого уровня не фиксируют.

— А что является приятнее: рекорд или победа?
— Сначала приятным является сам процесс работы. Потом результат. А когда уже видишь, что твой результат наилучший - это тройная радость.

— Спортсмены, которые сумели дойти до олимпийской вершины, рассказывали, что жизнь к победе и после очень отличается. Как Вы можете сравнить свою жизнь к и после олимпийской победы?
— После победы в Афинах появилась какая-то уверенность, осознание собственной способности выполнить свое задание лучше всего. Я же расценивала свою победу как хорошее начало карьеры. В какой-то степени я стала публичным человеком, начала общаться со многими нерядовыми, выдающимися людьми. Знаете, это очень приятно, когда тебя узнают на улице, обращают на тебя внимание. Приятно, что в нашей стране интересуются спортом, и что я своими достижениями могу приобщиться к его пропаганде спорта в нашей стране. Именно тогда звание олимпийской чемпионки к чему-то обязывает. Я должнавсегда думать перед тем, как что-то сказать или сделать. Я не могу позволить себе много того, что позволяют себе мои ровесники. Я просто не имею право на ошибку.

— Вы встречались со многими интересными личностями. Встреча с кем больше всего запомнилась Вам?
— Встреч было так много, что сегодня все после олимпийские дни и месяцы кажутся каруселью. Все смешалось: помню общий подъем, а что-то конкретное вспомнить, к сожалению, не могу.

— Быстро ли привыкли к тому, что обложки спортивных журналов сияли Вашими фото?
— Я к этому относилась очень спокойно. Это следствие твоей публичности слишком быстро текущее, я сразу знала это. Славы не нужно бояться, но не следует также стремиться, чтобы она никогда не завершалась. Это данность. Но на короткое время. Сегодня я на гребне волны, а впоследствии тебя даже не вспомнят. Хотя всегда есть надежда, что со мной такого не случится, что меня все же не забудут (Смеется - Авт.). Фото на обложках журналов и массовые интервью я уже пережила. И при этом голова у меня кругом не пошла. Всегда говорит мой тренер: "В любых обстоятельствах нужно оставаться человеком". Я думаю, что я сумела это сделать. Но звездная болезнь мне и не угрожала: перед Олимпиадой я пережила победу на чемпионате мира, тогда вниманием меня не обделяли.

— После Игр у Вас был такой уставший вид. В море официальных и неофициальных встреч, что больше всего напрягало?
— Я бы спокойнее относилась к тому всего, если бы хоть немножко отдохнула после Олимпиады. Но такой возможности не было: график был таким напряженным, а поток внимания неугомонным. Черниговские журналисты так хотели найти хоть какую-то информацию обо мне, что приходили во двор дома, где я живу, чтобы расспросить бабушек-соседок обо всем, что хоть как-то касалось моей жизни. Когда же я читала эти материалы, то, как будто не о себе, а о какой-то другой девочке. Но это не удивительно: у каждого своя работа. Я на них не обижаюсь. Усталость - это один из пост олимпийских факторов.

— Вызывали ли Ваши победы поток внимания к стрельбе в Вашем родном городе?
— Стрельба - не слишком зрелищный вид спорта. Однако после моей победы на Олимпиаде к моему тренеру приходили очень много людей, которые с порога ему говорили: "Мы хотим стать такими, как Елена". Этими малышами сегодня заботится жена тренера - Светлана Черединова.

— Приходят ли и до сих пор письма от сторонников?
— Да. Особенно от тех людей, которые коллекционируют автографы. Такие письма приходят из разных уголков мира, и я пытаюсь на всех ответить. Больше всего меня поразило письмо от латвийской девочки с фамилией Костевич, имя ее не помню, но также очень подобное моему. Она стремилась найти общие корни, спрашивала у меня, не имею ли я родственников в Латвии. К сожалению, я вынуждена была ее разочаровать.

В прошлом году труд увенчался победой на этапе Кубка мира и участием в финальной части этого турнира. Сезон-2010 она начала без медали на чемпионате Европы по пневматике в Меракере, однако четвертое место в личном зачете дает надежду, что олимпийская чемпионка Костевич вновь готова к громким победам.

ГЛАЗА БОЯТСЯ, А РУКИ ДЕЛАЮТ

— В Норвегии вы вышли в финал с третьим результатом. Чувствовали в себе силы подняться на пьедестал чемпионата Европы-2010?
— Перед финалом возникали подобные мысли. Был даже шанс стать чемпионкой, но немного не повезло. Сама не знаю, почему не удалась финальная серия. Может, как раз ощущение награды в кармане и помешало. С тренером эту тему не обсуждала. Между квалификацией и финалом было всего минут сорок, поэтому мы с моим тренером Игорем Борисовичем Черединовым не перекинулись и словом. Перед финалом он оставляет меня в покое, чтобы я собрала все свои силы и энергию.

— Черединов не пожалел, что на этот раз не нарушил традицию?
— После драки кулаками не машут. Мы с ним воспринимаем все как есть, ни о чем не жалея. Конечно, обидно: до медали было рукой подать, а она ускользнула. Но на этом не заканчивается ни сезон, ни жизнь. Нужно готовиться к следующим стартам и победам. Я давно не стреляла в финале чемпионата Европы. Поэтому рассматриваю эти соревнования как трамплин к последующим успехам.

— Интересно, что в предварительных соревнованиях большинство спортсменок, в том числе и вы, показали лучшие результаты вначале. На первые выстрелы легче настроиться?
— Бывает, во время первой серии волнение мешает. Но в Меракере все сложилось наоборот. Переживания помогли собраться и сконцентрироваться. Надо сказать, что условия соревнований оставляли желать лучшего: мы стреляли в зале - скорее всего, футбольном, поскольку искусственное покрытие напоминало траву. Кроме того, организаторы «играли» с освещением. Вверху был белый свет, на самих мишенях - более темный, желтый. Если поначалу мне хватило опыта и умения перестроиться, то на второй серии я уже «рассеялась». Потом пришлось снова собраться и стрелять, преодолевая усталость.

— Как часто волнение помогает, а не мешает?
— Я чувствую его на любых соревнованиях. Все-таки ответственность дает о себе знать, тем более на таких стартах, как чемпионаты мира и Европы. Совершенно спокойной никогда не бываю. Думаю, без мандража невозможно сконцентрироваться. Это как толчок к действию. Глаза боятся, а руки делают.

ПОДРУГЕ СКАЗАЛА: «БЕЗ МЕДАЛИ ПРОЖИВЕМ»

— Как восприняли четвертое место в командном первенстве?
— Было немного обидно, что нескольких очков не хватило хотя бы до третьего результата. Но увидев рыдающую Инну Крячко, совершенно забыла об обиде. Утешая, сказала ей: «Без медали мы проживем. Перестань портить себе нервы!»

— Слезы коллеги и роль утешительницы не помешали настроиться на финал?
— Плохому спортсмену всегда что-то мешает. В этой же ситуации я была сильнее себя. Всегда стараюсь поддержать новичков. По своему опыту знаю, что их надо подбодрить. Если по технике что-то и не получилось, то я грешу только на себя.

— Сами когда-нибудь омывали неудачу слезами?
— Еще перед Олимпиадой в Афинах был период, когда пришлось много стартовать. После одного из турниров, на котором вновь не хватило сил, выплакала все эмоции. Но это было больше от усталости, чем от обиды. Я всегда рационально оцениваю обстановку. Плохой результат - тоже результат.

— Стать олимпийской чемпионкой вам помогла выдержка. Неужто она подвела вас в Меракере, где последний финальный выстрел пришелся в 8,8?
— Десятый выстрел – всегда роковой, он решает все. Ты можешь или очутиться в конце итогового списка, или в его начале. Такие мысли возникают в каждом финале. Поэтому в Меракере на моих плечах лежал тяжелый груз. Обычно я стреляю после всех соперниц. Волнение было, а хладнокровия, наверное, не хватило. Но что поделать? Не получилось выбить 10,2, чтобы оказаться на третьем месте.

— В разгар борьбы успеваете сосчитать, сколько очков вам не хватает до медали?
— Когда с соперницей идем на равных, для этого больших усилий не нужно. Но если после квалификации разрыв значительный, а в финале стрельба не складывается и конкурентка нестабильна, трудно уследить за сменой ситуации. Обычно математическими расчетами не занимаюсь, сосредотачиваясь только на своей стрельбе.

БЫЛА АПАТИЯ, ТЕПЕРЬ - ПЕРИОД КОМПЕНСАЦИИ

— Имея все возможные титулы, нелегко оставаться в спорте. Как быстро у вас созрела новая цель после завоевания олимпийского золота?
— Прошло достаточно много времени. Сначала была сильная апатия. За очень короткий срок, буквально восемь лет, я стала чемпионкой Европы, мира, Олимпийских игр, обладательницей Кубка мира. Было много побед в юном возрасте. Но стрельба - мое любимое дело, которое из хобби превратилось в работу. Я выросла, начала более сознательно стрелять, поменяла оружие, почти в два раза увеличила объемы работы, находя для себя что-то новое на тренировках. Словом, росла творчески. Нужно отбросить старые заслуги и начинать все заново - ступень за ступенью. Конечно, второй раз проходить через все это сложнее, особенно когда сначала все сразу получилось. Сейчас делаю то же самое, а результаты другие. Я ощутила вкус и победы, и поражения.

— Кто был инициатором увеличения нагрузок?
— Это было наше с тренером общее решение. Мы больше подтягивали 25 метров, то есть малокалиберный пистолет, поскольку в пневматике все было достигнуто. Из-за этого и увеличились тренировочные объемы. Поменяла в этом виде программы оружие, остановив выбор на том, из которого неплохо стреляет полмира. Был период, когда я себя просто загоняла, чем и объяснялись неудачи. Но это осознаю только сейчас. А потом отдохнула, и ко мне вернулись высокие результаты. Это называется периодом компенсации.

— Сейчас какому виду отдаете предпочтение?
— У меня получаются оба. Даже на соревнованиях они удаются примерно на одном, достаточно высоком уровне. Если смогу добиться этого и на международных стартах, то стопроцентно попаду в финал, а там уже можно бороться за два комплекта наград. Мой тренер считает, что невозможно успешно выступать одновременно в двух видах. Я же хочу убедить его в обратном. (Смеется). Но пока у меня не получается - именно на международной арене.

— Спад - обычное явление в спорте высших достижений. Как отнеслись к результатам, показанным вами в послеолимпийский год?
— Очевидно, у меня девичья память - не помню, что там было. Полгода после старта в Афинах ощущала очень много внимания со стороны прессы и общественности. Меня буквально разрывали на части. Какие уже там могли быть тренировки и результаты? В то время я ездила на соревнования не столько сражаться, сколько отдохнуть от всего этого.

— Считали ли вы себя сами фаворитом на каких-нибудь соревнованиях?
— Мне кажется, так считали другие. У меня нет такой самоуверенности. Около десяти спортсменов стреляют на приличном уровне. Могут выстрелить молодые новички, но в основном среди лидеров - одни и те же лица.

— Не мешает ли олимпийская победа успешно выступать на последующих стартах?
— Иногда мне хочется повторить тот успех - с восьмого места в квалификации подняться на первое. Хочется триумфа, шокировать людей. Это, конечно, эмоции, которые, бывает, мешают. После титула олимпийской чемпионки стремишься на каждом турнире быть первой. Имея перед собой пример Яны Клочковой, которой ничто не мешало выигрывать после покорения Олимпа, мне тоже хотелось так сделать. Но, видно, не суждено. У меня своя спортивная судьба.

ЗАВЯЗАТЬ МЕШОК И ОСТАВИТЬ НА ДОРОГЕ

— На соревнованиях проще выступать в роли дебютантки или именитой спортсменки?
— Хороший вопрос. Конечно, сложнее, когда ты уже заслуженный. Молодые спортсмены смотрят на тебя как на звезду и своего кумира. Иногда чувствую себя не очень удобно, даже стесняюсь, особенно, когда молодежь обращается ко мне на «вы». На самом деле я осталась той же.

— Где больше переживали – в Афинах-2004 или Пекине-2008?
— Думаю, волнение было одинаковым. На первой своей Олимпиаде я еще не знала вкуса этой великой победы. На второй - хотелось почувствовать его вновь, а стрельба совсем не шла. Было очень трудно это пережить, зная, что многие надеялись на медаль. После этого старта некоторые отворачивались от меня, другие, наоборот, всячески поддерживали. Сразу было видно, кто как ко мне относится.

— Выступление на второй вашей Олимпиаде было горьким уроком или логичной закономерностью определенных обстоятельств?
— Кажется, в Пекине у меня не было должного настроя на победу. Я ехала туда настолько уставшей, как выжатый лимон. Не верилось, что смогу показать супер-результат. К тому же в Китае очень тяжелый климат. Сколько у нас там было соревнований, но ни на одних из них у меня не получалось завоевать медаль. В финал пробивалась, но не более того. Не могу понять, чем Поднебесная так мне не подходит. Нефартовая для меня страна. Например, в Австралии, где климат похож, у меня получается справиться. Может, причиной неудач является влажность. Хотя я родилась в Хабаровске, который с Пекином находится практически на одной долготе.

— После Пекина-2008 прошло достаточно много времени для спокойного и хладнокровного анализа. Что же все-таки сделали не так?
— У нас есть олимпийские чемпионы - муж и жена Эммонсы, стреляющие из винтовки. В Афинах-2004 в стрельбе их трех положений Мэтт, последним выстрелом угодив в чужую мишень, лишился золотой награды. Правда, потом победил в стрельбе из малокалиберной винтовки на 50 метров. В Пекине-2008 в том же упражнении его ждало разочарование. Лидируя до последней попытки, он снова не справился. Выстрел в «четверку» отбросил американца за черту призеров. Из раздевалки вместе с женой Катериной, принесшей сборной Чехии золото и серебро, Эммонс вышел жизнерадостным и спокойным. Свое состояние супруги объяснили так: «Все случившееся мы упаковали в мешок, завязали и оставили его на дороге. Сами пошли дальше». Вот точно так поступила и я. Не старалась разобраться. Там было много причин, почему не получилось завоевать медаль.

ЗА ЧЕТЫРЕ ГОДА ТРЕНЕР СИЛЬНО ПОСЕДЕЛ

— Тренер не предлагал все-таки разобраться?
— Он, как и я, тоже перешагнул через это. Пекин-2008 был для нас болезненной темой, и мы негласно решили к ней не возвращаться. Игорь Борисович воспринял все близко к сердцу. За последние четыре года он сильно поседел. Думаю, из-за меня. (Смеется).

— Совесть не мучает?
— У нас работа такая. Даже у меня уже появляются седые волосы.

— Часто упрекаете себя после окончания соревнований, что где-то недоработали или поспешили с выстрелом?
— Бывает, имеется много претензий к себе. Но все они заканчиваются, когда исчерпывается лимит. А он с каждым годом все уменьшается. Наши возрастные спортсменки за столько лет научились абстрагироваться от неудач. После старта они идут по магазинам, чтобы переключиться на что-то другое. Чем меньше будешь засыпать себя укорами, тем лучше. Я сейчас учусь этому.

— Если после Афин существовала проблема с мотивацией, то после Пекина ее искать не пришлось?
— Ниже опускаться уже некуда. Пекин был самой низшей точкой, после которой можно только подниматься. И мне стало легче, ведь после первых моих Игр я должна была держать марку. Это тяготило и обязывало, сейчас мне намного проще.

— Карьеру любого спортсмена условно можно разделить на олимпийские циклы. Личная жизнь поддается такой градации?
— Лично для меня неприемлемо - подстраиваться под работу. Я предпочитаю живое общение; не сугубый расчет, а чувства, эмоции и искренность. Если у меня будут складываться отношения с человеком, я выйду за него замуж - пусть даже накануне Олимпийских игр. С рождением ребенка все-таки придется подстроиться под спорт, поскольку потребуется время на восстановление, да и за малышом нужен уход.

— Сейчас есть человек, с которым вы готовы завести семью?
— Вы так издалека зашли. (Смеется). Я общаюсь достаточно давно с одним молодым человеком, но замуж пока не собираюсь. Присматриваюсь.


КОСТЕВИЧ ОСТАЕТСЯ КОСТЕВИЧ

— Какой вид спорта может сравниваться со стрельбой по важности психологического настроя?
— В стрельбе идет статическая нагрузка. Хотя в детстве я занималась спортивной гимнастикой и легкой атлетикой, но мне сложно судить, как настраиваются на старт профессиональные атлеты динамичных видов спорта. Они имеют возможность немного дать выход эмоциям в движении. Нам же, наоборот, надо максимально себя успокоить и держаться в этом состоянии. Навел пистолет - вот и вся динамика.

— Любите наблюдать за соревнованиями по другим видам пулевой стрельбы?
— Конечно, мне интересно посмотреть за борьбой других спортсменов, болею за товарищей по команде.

— Победа на мюнхенском этапе Кубка мира в мае прошлого года стала первой за последние пять лет. Восприняли ее тоже по-особому или как очередную?
— Для меня это было, как в первый раз. После такого долгого затишья восприняла победу как триумф. В квалификации я попала в 390 очков, что являлось моим лучшим показателем на соревнованиях, и вышла в финал с первым результатом. На официальных стартах со мной редко такое случалось. Хотя стрельба в финале не сложилась, но мне хватило запаса очков, чтобы удержать свою позицию. Этот старт стал моим возвращением в большой спорт. Я вновь заявила, что Лена Костевич все-таки осталась Леной Костевич.

— 489,4 очка после финальной серии - это ваш рекорд на официальных соревнованиях?
— Возможно. Я не слежу за этим. Меня больше интересуют показатели в квалификации. Тогда в Мюнхене на этой стадии соревнований я установила личное достижение. Но уже побила и его. Зимой в том же немецком городе набрала 391 очко. А на чемпионате Украины как-то выбила 394, что до сих пор остается национальным рекордом. Кстати, это на одно очко больше, чем мировое достижение.

— Год назад в том же Мюнхене соревнования по малокалиберному пистолету закончились для вас не так успешно - седьмое место. Как расценили этот результат?
— Это упражнение предшествовало пневматике и стало для меня эмоциональной тренировкой перед стрельбой с десяти метров. Честно говоря, МК дается мне тяжело. Мой тренер говорит, что это возрастной вид. Значит, еще не доросла до него. (Смеется).

— В финале Кубка мира-2009, проходившем в Китае, в стрельбе из пневматического пистолета вы заняли пятое место. Рассчитывали на большее?
— Мне хотелось вновь ощутить себя триумфатором. Я занимала четвертое место, и до призовой тройки было рукой подать. Но опять не получилось. В последней серии квалификации набрала лишь 94 очка. Это мало. Поняла, что ошибка в технике. Поэтому, вернувшись домой, ходила в тренажерный зал и выполняла специальную нагрузку. После этого результаты выросли. Плюс уже приспособилась к новой рукоятке пистолета.

— На тренировках, и особенно во время соревнований, вы должны быть хладнокровной. Иногда позволяете эмоциям выплеснуться?
— Скорее всего, делаю наоборот. Не выхлестываю, а стараюсь пополнить свое эмоциональное состояние позитивом. Например, когда отдаю в тренажерном зале все силы, выхожу оттуда, хоть и уставшая, но как чистый листок. Подобные ощущения мне приносят поездки на природу и общение с друзьями - шутки-прибаутки.

— У вас когда-нибудь на тренировках или соревнованиях дрожала рука?
— Постоянно, но это специфическая дрожь. Плохо, когда ее нет. Есть определенные колебания. Чем район этих колебаний меньше, тем лучше. Когда спортсмен хорошо натренирован, пребывает в хорошей форме, колебания практически отсутствуют. Тогда появляются другие проблемы - не жмет палец или расслабляется хватка. Когда колебания значительные, я лучше концентрируюсь, показывая даже в плохой форме высшие результаты, чем в хорошей. Если колебания резкие, это раздражает. Иногда дрожь не могу контролировать, что вызывает даже панику.

ЗОВУТ В БИАТЛОН

— Стрелку знакомо чувство азарта?
— Оно появляется в финале, когда соперник плохо выстрелил, а ты хорошо. Или наоборот. Ты подстегиваешь себя, что надо больше и лучше. А в квалификации каждый спортсмен работает практически сам с собой. Результаты узнаешь уже по окончании предварительного раунда соревнований.

— Из винтовки пробовали стрелять?
— Один раз и больше за нее не бралась. Я привыкла к пистолету, после которого винтовка кажется тяжелой.

— На тренировках устраиваете соперничество с мужчинами, мол, кто из вас лучший стрелок?
— Ой, для них это больная тема. Когда я становлюсь стрелять их упражнение, то некоторых обстреливаю. Это задевает их мужское самолюбие. После этого они начинают больше работать. Недавно разговаривала с коллегой и поинтересовалась, какой норматив мастера спорта международного класса. Он спросил, уж не собираюсь ли я перейти в мужской вид? То, что мне это по силам, у него не вызывает сомнений. (Смеется). Когда-то я даже мечтала посоревноваться с мужчинами. Мое желание осуществилось прошлой зимой в рамках немецкой бундеслиги - один клуб пригласил меня поучаствовать. Там принимают участие команды из пяти человек, первые номера которых сражаются между собой. Неважно, женщина или мужчина. Я была лидером нашей пятерки и успешно соперничала с представителями сильного пола. Думаю, они проигрывали мне еще до старта, не видя во мне конкурента. Некоторые спортсмены теперь боятся даже со мной здороваться - настолько хорошо им запомнился тот старт.

— А как наши тренеры реагируют, когда вы на тренировках выигрываете у мужчин?
— У наставников появляется хороший повод намекнуть, что ребятам следует больше работать.

— Биатлонисты, многие из которых родом тоже из Чернигова, обращаются к вам за советом, как выстрелить прямо в цель?
— Лично ко мне - нет. Но они приезжают к нам в клуб обстреливать винтовки, что-то подкорректировать в оружии. В принципе винтовка и пистолет - разные виды. К тому же режим работы тоже отличается. Мы стреляем в спокойной обстановке, а биатлонисты – после бега на лыжах. Иногда их тренеры в шутку предлагают мне научиться ездить на лыжах и попробовать свои силы в биатлоне.

— Следите за выступлениями наших биатлонистов?
— Я всегда смотрю спортивные новости, надеясь увидеть там своих друзей, сумевших отличиться высокими результатами. Игровые виды не очень люблю. Интересно наблюдать за боями братьев Кличко. Я в восторге от их побед, хоть бокс и жестокий вид спорта. Олимпийские игры в Ванкувере слушали по Польскому радио, поскольку как раз находились там на соревнованиях. К концу недели уже понимали суть сказанного диктором.

Пока готовилась статья в Сербии закончился Этап Кубка Мира по стрельбе пулевой, где Олимпийская чемпионка 2004 года Елена Костевич, стала третьей в стрельбе из пневматического пистолета на 10 м., показав высокий результат - 389 очков!

Автор: Елена САДОВНИК
Источник: газета Продвижение

Читайте также:
Геннадий Лущиков - «Зрелая молодость»
Валентина Коростылева - «Задача тренера - не только подготовить спортсмена, а воспитать человека»
Артур Айвазян - «Остаюсь жить в Крыму и буду выступать за сборную России»
Татьяна Голдобина - «Если нужно поддержать команду, я всегда готова»

К литературе ФорумНа Главную
© shooting-ua.com  ●  2006-2019  ●  Все права защищены  ●  Автор сайта и форума Shooting-UA «Стрелковый портал Украины» – Батраков Сергей  ●  E-mail: batrakov@bk.ru