К литературеЗаслуженный мастер спорта СССР Лущиков Г.Г.На Главную
Зрелая молодость Геннадия Лущикова (окончание)

Ожидания и надежды Геннадия Лущикова

Ожидания и надежды Геннадия Лущикова. Зрелая молодость Гены ЛущиковаНачало здесь ...

Геннадия Лущикова. Зрелая молодость Гены Лущикова
(окончание книги о легендарном спортсмене).

Нынешнее первенство континента должно было состояться в двух местах. В Румынии соревновались спортсмены из малокалиберного оружия, а в Швейцарии — из произвольной винтовки. Геннадий целеустремленно готовился к обоим.

Итак, первый старт. В Бухарест прилетели за три дня до начала соревнований. Стрельбище «Тунари» Геннадию было знакомо еще по предварительным соревнованиям Так что чувствовал он себя здесь совершенно спокойно. Единственное, что могло помешать — это погода. Наступала осень, а это значит, переменчивые ветры, туманы, дожди.

На тренерском совете решили, что Геннадий будет выступать в малокалиберном стандарте и в упражнении МВ-9. За стрельбу лежа он не беспокоился, так как стабильно на тренировках и контрольных стрельбах набирал 595-597 очков. Несколько хуже было с малокалиберным стандартом, особенно в стрельбе стоя и с колена.

Утром все поднялись, как обычно, сделали гимнастику, позавтракали. В 10.00 все отправились на стрельбище. Оно встретило гостей неприветливо: дул порывистый ветер, появились облака. По жеребьевке Лущикову досталось место далеко от стенки, где самый ветер гуляет.

— Не повезло мне, Даня, — сказал товарищу по команде Геннадий. — Опять, как в прошлом году, приходится стрелять в середняке. Ветер, видимо, будет крепкий...

— Вон Линду повезло, — отозвался Данильченко, показав на западногерманского спортсмена. — Видишь, какой довольный? Снова около забора.

— Да, - вздохнул Геннадий. - Ему, видимо, счастье всегда улыбается.

Много раз Лущикову приходилось выступать с Линдом в одних соревнованиях и всегда тому, как по заказу, попадались хорошие, с их, стрелковой, точки зрения места.

«В общем, еще посмотрим», — подумал Геннадий.

Он спокойно осмотрел стрелковую галерею. Вроде бы все на месте, все привычно. Так было и в прошлый раз, и в позапрошлый. Единственное, о чем не хотелось сейчас думать, это о больной ноге. Надо было забыть о ней. Напрочь, хотя бы на время соревнований. Лежать — не бегать! Лежи себе спокойно, целься внимательнее, думай.

Когда последовала команда начать стрельбы, Геннадий решил первую серию провести в быстром темпе. Когда-то ему это удавалось: все пули обычно ложились кучно. А сегодня он закончил серию с результатом в 96 очков. «Вот так: поспешишь и людей насмешишь!» — ругнул себя Геннадий. Захотелось встать, походить по стрельбищу, отвлечься. Обычно при неудачном начале стрельб он так и делал. Но подумал о больной ноге и решил не искушать судьбу. Отложил винтовку в сторону, закрыл глаза, расслабился.

Что же его подвело? Вроде бы целился верно, правильно определил снос на ветер. А результат нехороший. Да что там нехороший — крайне слабый для стрелка международного класса! Может быть, подвесить грузик — не так будет колебаться винтовка? Попробовал. Сделал пробные выстрелы. Вроде бы лучше.

Отстрелял вторую серию — 98 очков. Тоже не очень, но при таком ветре это уже неплохо. Краем глаза заметил, что за спиной Линда уже начали собираться нетерпеливые болельщики. Видимо, у немца стрельба идет в хорошем темпе. А вот у него самого она что-то не клеится. То ли виной этому порывистый ветер, то ли отвык за полгода от таких представительных соревнований и разволновался, то ли еще что, однако пули упрямо не шли в центр мишени, а едва зацепляли габарит десятки. В оставшихся четырех сериях он с трудом набрал 392 очка.

С этаким результатом в призерах не ходят. Так что же, может быть, бросить стрелять? Нет! Надо бороться до последнего выстрела. Может, хоть этим поддержит команду. Геннадий собрался и довел соревнования до конца.

В личном зачете он занял тогда только 43 место. Лучшим из наших стрелков был Виктор Власов с результатом 589 очков. Но и он занял всего лишь 28 место.

Так плохо наши стрелки редко выступали. Чемпионом Европы, вопреки ожиданиям болельщиков, стал польский спортсмен Вислав Андрук. Его результат 596 очков.

Возвращались со стрельбища в подавленном настроении. В автобусе не хотелось говорить. Смотрели в окошко, словно стыдно было глянуть друг другу в глаза. Каждый думал о своем. Но в целом все об одном и том же: почему не удалась стрельба? Ведь накануне соревнований, у себя дома, в контрольных упражнениях все они показывали хорошие результаты.

Можно, конечно, неудачу списать на простое невезение. От случайностей, дескать, никто не застрахован, ведь ребята были не новичками в спорте. Их стабильность уже ставилась в пример молодежи. Так что причину следовало искать глубже. В психологической подготовке.

После ужина, опять нарушая традицию, никто не пошел в город, не стали даже смотреть телевизор, а разошлись по комнатам. Геннадий с Данильченко, или Даней как все называли этого парня, отправились к себе.

Вечернее солнце посылало последние лучи. Геннадий подошел к окошку и посмотрел на закат. Он был желтый,

— Быть и завтра ветру, — тихо сказал он.

— Почему? — спросил Даня.

— Закат желтый, значит, быть завтра ветру. Есть у нас на Амуре такая примета...

— Так то же на Амуре... Здесь другой расчет. И, видимо, продолжая свой мысленный спор, он спросил:

— Ты как думаешь, Ген, почему у нас у всех такие слабые результаты? Геннадий словно ждал этого вопроса. Порывисто обернулся и страстно заговорил.

— А откуда им быть хорошими? У себя дома мы большей части тренируемся как? В теплые солнечные дни. Ждем, когда ветерок успокоится. Вот и выходит нам боком такая методика. Нет, друже. Приеду на Амур, буду тренироваться теперь в любую погоду. Да, надо тренироваться в любую погоду.

На следующий день Геннадий стрелял основное для себя упражнение — малокалиберный стандарт. Это по истине стрелковая марафонская дистанция. Она требует не только ювелирного мастерства стрельбы во всех трех положениях, но и определенной тактики, воли, физической выносливости.

— Ну что, оправдаемся? — спросил Даня у Геннадия, садясь в автобус.

— Да надо бы... — отозвался Геннадий. Он уже начал настраиваться на стрельбу. И потому хотел думать только о хороших выстрелах, а не копошить вчерашние неудачи.

Приехали на стрельбище тютелька в тютельку. Еще много, и их бы не допустили к соревнованиям. Все быстро разбежались по своим местам на огневые рубежи. Лущиков по привычке осмотрел поле до самой мишени.

С опаской глянул на небо. Вопреки его вчерашнему предсказанию, весело светило солнце. На промытом дождем небе ни облачка, ни тучки. Стих ветер. Прохладный воздух приятно освежал лицо. Настроение у Геннадия сразу поднялось. Он почувствовал, что готов взять реванш. Однако первое положение — стрельбу лежа — провел средне — 395 очков. Примерно так же отстреляли и другие спортсмены. Так что поводов для расстройства пока не было. А вот стрельба стоя огорчила. Не пошла она у него с первого выстрела. С трудом набрал 372 очка. Решил обязательно передохнуть перед третьим положением. Может, благодаря этому стрельба наладилась. Как у бегунов бывает: вроде второе дыхание появилось. По сумме трех положений он занял третье место. Вся наша команда вышла на второе место.

Теперь предстояло выступать на чемпионате Европы в стрельбе из крупнокалиберной винтовки в швейцарском городе Винтертуре. Специальных сборов перед этими состязаниями не проводили, некогда. Надеялись, что в Швейцарии удастся провести хотя бы пару тренировок. Однако с тренировками не повезло. Стрельбище только готовили к соревнованиям. Пришлось тренироваться вхолостую в номерах гостиницы, благо оружие разрешили держать при себе.

Шефство над нашей командой взял местный стрелковый клуб полицейских. Ребята с шефами ездили по городу, знакомились с музеями и историческими местами. Была и еще одна положительная сторона этого шефства: их автобус никто нигде не задерживал.

Накануне соревнований ребята побывали на стрельбище и нашли его в отличном состоянии. Просторное, светлое, чистое. Единственное неудобство — покатость в сторону мишеней. Не по-современному.

Утро выдалось солнечным, ветреным и прохладным. Первые желтые листья плавно падали на траву. Еще в автобусе Геннадий почувствовал, что соревнования будут очень напряженными. Все были настроены решительно.

Геннадий тоже всеми мыслями был уже там, на стрельбище. Он пытался загодя прочувствовать выстрел. Настраивался на каждый патрон. Из этой задумчивости его вывел голос тренера сборной Лапкина:

— Ну что, Геннадий, пошли.

Лущиков встряхнул головой, словно отгоняя мысли и посмотрел в окошко. Автобус уже стоял. Ребята разобрав винтовки, спешили к блиндажам. Разноязыкий говор врывался в раскрытое окно. Геннадию и его товарищам предстояло стрелять в первой серии.

— Ни пуха...— традиционно напутствовал тренер ребят, провожая их на огневой рубеж.

Первое положение — стрельба лежа. И сразу же разгорелись страсти: по 396 очков набрали три спортсмена, Это определило накал дальнейших соревнований. Однако последняя серия была лучшей у польского стрелка Пензану. Ему присудили первое место. За второе спорили Геннадий и финский спортсмен Лааксо. Судьбу малой серебряной медали решила... линейка. Вот ведь как бывает: всего на три миллиметра пули Геннадия оказались ближе к центру, чем у соперника. Советскому спортсмену досталась малая серебряная медаль.

Стрелки знают, что при равенстве очков и при одинаковых сериях судьбу места решает линейка. Но такое бывает не часто. За свою спортивную жизнь Геннадию два или три раза всего приходилось видеть судей с линейками. А вот самому попасть в такую ситуацию довело впервые. Улыбаясь своей «миллиметровой» медали, как-то не очень серьезно отнесся к стрельбе в первой серии из положения стоя. И вновь, уже в который раз поплатился за свое легкомыслие. Стрельба стоя 300 метров требует добросовестнейшего к себе отношения. А у Геннадия набралось всего 86 очков. Не густо. Геннадий сильно расстроился, отложил винтовку, пошел к тренеру. Он знал, что Олег Александрович за ним и другими ребятами сейчас внимательно следит. В повидавший виды блокнот заносятся результаты, фиксируются успехи и ошибки. Потом, на домашнем «консилиуме», он подробно проанализирует весь ход стрельбы каждого спортсмена.

Олег Александрович держал в руке зрительную трубу.

— Ну что, торопыга, — шутливо спросил он, — сам как считаешь: почему сорвал серию?

— Поспешил, испортил стойку, — огорченно развел руками Геннадий. — Перестарался, что ли... Зацеливаться начал...

— Серьезнее надо, серьезнее, — спокойно ответил Олег Александрович, — А за всю «стойку» рановато

расписываться. У других тоже срывы. Постарайся сейчас думать о каждом патроне. А главное — не торопись за золотом. Стреляй как всегда, в своем темпе, не подстраивайся под других.

Советы тренера не содержали ничего необычного. Но как трудно их выполнять там, на огневом рубеже, когда видишь напряженное лицо соперника, когда слышишь выстрелы соседей, когда чувствуешь, что за тобой следят не только друзья-товарищи, но и спортсмены из других команд. Побеждать трудно.

Олег Александрович — тренер опытный. Спокойный, рассудительный, не любит скороспелых выводов. И на соревнованиях, когда и без того напряжены нервы, старается даже взглядом не проявить своего недовольства спортсменом, беспокойства. И его советы носят скорее одобряющий, чем приказной характер. Другое дело, на тренировках. Там он может и «перца» поддать, и «стружку» снять. Однако в команде его уважают за бескорыстную любовь к стрелковому спорту, за то, что готов поделиться со всеми своим богатым опытом, знаниями, наблюдениями.

Вот и сейчас, давая советы Геннадию, он надеялся на то, что парень сам разберется в своих действиях, И хотя говорят, что со стороны виднее, да только всегда ли?

Геннадий не торопился на место. Он спокойно походил в толпе болельщиков, понаблюдал за стрельбой соперников, Никаких неожиданностей нет. Сильнейшие стреляют лучше. Так и должно быть. Конечно, случайности не в счет. От них никто не застрахован. Но в спорте редко когда случайность поможет. Совершенно успокоившись, он направился на свое место. Времени оставалось немного, но торопиться со стрельбой не стал.

Во второй серии набрал 96 очков. Хорошая серия.

В третьей — 95 очков. Тоже неплохо. Почувствовал усталость. Да и нога начинала давать о себе знать. Поэтому решил немного ускорить темя стрельбы. И четвертую, заключительную серию провел быстро, так сказать, на одном дыхании — 95 очков. Набрав в сумме 375 очков, вновь завоевал малую серебряную медаль.

Теперь по сумме двух положений он становился лидером соревнований. Это «подтвердила» и толпа болельщиков, незамедлительно переместившаяся за его спину.

Надо сказать, что стрелковый спорт в Швейцарии пользуется огромной популярностью. В шутку жители Альп считают, что одна половина населения страны делает часы, а другая увлечена стрелковым спортом. Особое предпочтение отдается крупнокалиберным винтовкам. Хотя вход на стрельбище платный, это не мешает многочисленным болельщикам заполнять трибуны до предела, Приходят целыми семьями, со зрительными трубами, биноклями. Так что каждый сам видит и стрелка, и результаты его стрельбы. Самые же нетерпеливые из болельщиков постоянно толкутся за спинами стреляющих. Они прекрасно разбираются в правилах, системе начисления очков, безошибочно выделяют лидера и перемещаются к тому, у кого есть шансы на победу. На этот раз зрители устроились за спиной советского спортсмена.

К третьему положению «с колена» Геннадий готовился особенно тщательно. Сейчас главное, не переусердствовать, не торопиться, не сорваться. Надо продумать все мелочи.

Но резко изменилась погода. Ветер стал боковой, порывистый, часто менял направление. «Спокойнее, спокойнее, — однотонно стал повторять про себя Геннадии.

«Восьмерка», эка невидаль... Другая пробоина будет лучше... Ага, вот и «десяточка». Так ее... Повторим-ка еще...».

Но вторая серия не удалась ему: 91 очко. С колена можно было настрелять и побольше. Плотность результатов оказывалась так высока, что достаточно было малейшей ошибки лидера, как его нагоняли соперники.

О том, что ему уже «наступают на пятки», Геннадии понял по поведению болельщиков за спиной: одни отошли, - другие уже посматривают в сторону команды из ФРГ.

В третьей серии Лущиков попал 95 очков. Неплохой результат при такой скверной погоде. А вот соперники споткнулись именно в третьей серии. Нахватали столько «восьмерок» и «семерок», что, практически, не «финишной прямой» могли продолжать спор лишь за серебряные и бронзовые награды.

У Геннадия образовался солидный запас очков перед четвертой серией. И он уверенно начал ее. Судья-информатор показывал только «десятки» и «девятки». За спиной советского спортсмена вновь стала увеличиваться толпа болельщиков.

«Теперь не выиграть нельзя», — твердо сказал себе Геннадий и, переждав очередной порыв ветра, выстрелил, «Десятка!» Снова переждал порыв ветра и снова выстрелил. Соревнования подходили к концу, сейчас нужны только хорошие очки.

Посмотрел в зрительную трубу. «Годится и «девятка» в нашем хозяйстве».

Увлекшись стрельбой, он не заметил, как ветер переменил направление, и его «девятка» оказалась не в привычном месте — на одиннадцать часов. Третий и четвертый выстрелы дали «десятки» и вовсе успокоили его. И вдруг ЧП — «восьмерка»!

Холодный пот выступил на лбу. Он совсем забыл даже про больную ногу. Такого выстрела он не ожидал. В толпе зрителей прокатился гул. И Геннадий вдруг сразу почувствовал, как сильно у него болит нога. Он положил винтовку на пол, сел. Вытянул ногу. Тупая боль волнами разносилась по всему телу. Видимо, не прошло бесследно напряжение тренировочных сборов, бухарестского соревнования и нынешнего первенства.

Геннадий начал массажировать голеностоп, словно прося его повременить, успокоиться. Ведь осталось всего несколько выстрелов.

Учащенно бился пульс. В таком состоянии можно было одним единственным выстрелом испортить весь, почти пятичасовой стрелковый марафон. Надо отдыхать. Но чем больше он отдыхал, тем сильнее болела нога, начинала стучать кровь в висках, во рту пересохло. Геннадий понял, что вот сейчас наступил тот, самый высший предел испытания на выносливость, о котором он думал еще там, на Амуре, на первых после болезни тренировках. «Надо заставить себя походить», — решил Геннадий. Он с трудом встал и, прихрамывая, прошелся по огневому рубежу. По его бледному лицу, лихорадочному блеску глаз Олег Александрович догадался, каких трудов стоило спортсмену продолжение стрельбы.

— Выпей чаю, — спокойно, как ни в чем не бывало, сказал Олег Александрович.— Болит нога? А ты как думал, что все прошло? Еще много раз будешь оглядываться на больную ногу. Но со временем все пройдет. Походи спокойно еще немного...

Но боль не отпускала. Она сделала его каким-то неловким и, устраиваясь снова на своем месте, он умудрился подвернуть ступню. Стало еще хуже. Мелькнула мысль: дострелять быстренько последние патроны и будь что будет. Ведь и Олег Александрович и ребята видят, как тяжело ему в таком состоянии продолжать состязание. Никто его не осудит. А потом: третье место ему будет, видимо, обеспечено. Но Геннадий тут же прогнал эту мысль. Такой выход — не для него. Сознательно он на такое не пойдет. Пусть ломит нога, болит сердце и кружится голова. Надо дотерпеть, собрать в кулак волю, зажать боль. Он снова поднял винтовку, прицелился -«девятка». Еще выстрел — еще «девятка». Остался последний, решающий выстрел. От него многое зависело. Если будет «десятка», то он закончит соревнования по-чемпионски. Если нет...

Несколько раз Лущиков прикладывался к винтовки, прицеливался, но мишень вдруг куда-то исчезала, и все расплывалось в розовом, пульсирующем свете.

Откладывал оружие, приказывал себе «успокойся» и снова брал винтовку. Шли последние минуты соревнования. Все уже отстрелялись и теперь внимательно наблюдали за действиями Лущикова. Распределение мест зависело от этого последнего патрона.

Наконец прогремел выстрел.

По рядам зрителей прокатился вздох облегчения. Потом все дружно захлопали в ладоши. Русский спортсмен не только уложился во время и набрал лучшую сумму очков в трех положениях (376), но и «расписался» в мишени последним выстрелом просто по-чемпионски - «десяткой».

А к Лущикову уже спешили товарищи по команде. Олег Александрович.

— Браво, Генка! Вот это нервы!

— Как нога?!

Его тормошили, хлопали по плечам, обнимали.

Геннадий почувствовал, что он постепенно «отходит», даже тупая ноющая боль в ноге становилась все глуше, словно поняла, что бороться с таким волевым человеком ей не по силам.

Для Лущикова эта победа была радостна в двойне. Он стал не только чемпионом Европы, он преодолел самого себя, свои сомнения, боязнь больших стартов.

На другой день Геннадий Лущиков вновь дважды понимался на высшую ступеньку пьедестала почета. Но это лишь было дополнение ко вчерашнему дню. Главная победа для него была вчера — победа над самим собой.

Девять медалей с одного этого чемпионата Европы Лущиков увозил домой. Все газеты Швейцарии писали о блистательном успехе советского спортсмена, о его необыкновенной силе воли. За успехи, достигнутые в спорте, за мужество, проявленное на огневом рубеже, Геннадию Лущикову — первому из дальневосточных стрелков— в 1978 году было присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР».

Тернисты пути к вершинам спортивного мастерства. Идти по ним под силу только людям целеустремленным, волевым, приученным не хныкать от первой неудачи. А с другой стороны — именно спорт кует такие характеры, способные преодолевать трудности.

На пути к высшей ступеньке пьедестала почета с каждым годом становится все теснее, все плотнее идут лидеры. Взять хотя бы чемпионат Европы 1979 года, проведенный во Львове. Наши винтовочники тогда показали высокие результаты. Можно сказать, самые лучшие за все время выступлений на спортивных соревнованиях. Однако никто из них не смог достичь даже третьего места. Высочайшая конкуренция была и в малокалиберном , стандарте. Лучший результат — 1172 очка. Его автор Геннадий Лущиков.

Сегодня спокойный, высокий, неторопливый в суждениях и действиях Геннадий Лущиков каждый день появляется на своем рабочем месте — в городском стрелковом клубе Благовещенска, где работает инструктором.

Он приходит сюда, чтобы учиться самому и учить других. Новички тянутся к мастеру, перенимают его опыт. Опыт бескомпромиссной, честной спортивной борьбы, где всегда побеждает сильнейший.

КОНЕЦ

Автор: Станислав Тиро
Источник: книга "Зрелая молодость Геннадия Лущикова"

Начало ...
Назад ...


Практически всю жизнь Геннадий Лущиков прожил в Благовещенске. В течение двух десятилетий Геннадий Георгиевич входил в сборную Советского Союза по стрелковому спорту. "У него было очень много побед. Самая главная победа - это Олимпийские игры в 1976 году. Геннадий был многократным чемпионом Европы, мира, СССР. Кроме того, в 1998 году он стал почетным гражданином Благовещенска", - сказала как-то Ирина Лущикова, вдова спортсмена. Награжден медалью «За трудовую доблесть». Скончался 1 октября 2004, ему было 56 лет.


Похожие темы:
Профессия - снайпер. Что мы знаем об этом?
Холодная пристрелка ствола, как я это делаю. Эффективный метод холодной пристрелки
Компенсация траектории выносом точки прицеливания при прицеливании с оптического прицела
Тренировка стрелка, как комплексная система подготовки
Измерение дистанции стрельбы коррекцией параллакса, или Что такое параллакс?
Инструкция по формированию траектории при установке оптического прицела
Установка прицела: центрирование и регулировка барабанчиков, фокусировка окуляра
К литературе ФорумНа Главную