К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Анатолий Поддубный - «Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать»

Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать

20 июля 1980 года в упражнении МП-6 советский стрелок Александр Мелентьев с результатом 581 очко завоевал первое золото московской Олимпиады. Установленному им Рекорду Европы, Мира и Олимпийских игр, уже заканчивается третий десяток лет.

Анатолий Поддубный - «Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать»Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать

Я близко познакомился с Сашей Мелентьевым в феврале 1979-го года на сборе сборной команды СССР в тогдашнем Ворошиловграде, Луганске. Это был мой дебют в роли тренера национальной команды. В декабре 1978-го только что назначенный главным тренером В.Н.Шамбуркин предложил мне поработать в его команде. На мой вопрос, почему именно мне оказана такая честь (я ведь не работал тренером, а был преподавателем тактики в высшем военном училище и участвовал в соревнованиях как стрелок), он ответил, что это решение родилось в результате консультаций с ведущими специалистами и республиканскими спорткомитетами.

С Мелентьевым я себя чувствовал очень комфортно – он быстро схватывал все замечания, но никогда не соглашался с тем, что ему не нравилось. Наши отношения никогда не были отношениями начальника и подчинённого, мы всегда были равноправными. Да и вообще, я никогда не отдавал приказаний стрелкам команды, за подготовку которой нёс ответственность. Я всегда предлагаю попробовать то или иное изменение, хотя иногда хочется и «власть употребить». С Саней так было только в проблеме выбора патронов. Его пистолет был очень капризным. Например, патрон R50 еле вмещался в девятку, а вот «Олимпом» («О») стрелял лучше многих винтовок. Однажды, уже за несколько дней до Олимпиады Москва-80, я отстрелял из его пистолета несколько партий патронов различных фирм. Отстрел был проведён в идеальных условиях – в блиндаже Мытищинского стрельбища по методу Е.Л.Хайдурова.

Стрелял по белой стороне пистолетной мишени, но результаты отстрела не помечал, т.е. нельзя было видеть, где какой патрон – это было на другой бумаге. Увидев мишень с результатами отстрела, Саня без ошибки указал, где был «Олимп» и сказал, что им он стрелять не будет. Потом также без ошибки ткнул пальцем в отстрел «Тенекса» («Т») и сказал: «А вот это – мой патрон!» Но проблема была в том, что в это время «Т» изменил технологию и на рынке впервые появились патроны «Т» в пластиковых коробках. До этого они выпускались в маленьких картонных пачках и укладывались в пачки без перфорированных пластинок, почти навалом. К тому же у старого «Т» была ещё одна особенность, присущая только ему – пороховые газы имели явно выраженный запах чеснока. Вот Саня только этот патрон и признавал. Честно, хотелось его заставить стрелять «Олимпом» по нескольким причинам, до политических включительно. Но я только вчера был стрелком и понимал важность ощущений стрелка во время выстрела, поэтому я поддержал Саню и придержал для него остатки «чесночного» «Т». Хватило.

Во время этой дискуссии я несколько раз пытался убедить Саню, что он ошибается в оценке своих ощущений и не сможет отличить выстрел «Т» от выстрела «О», если я буду заряжать его пистолет. Я ведь стрелял из его пистолета этими патронами и не чувствовал никакой разницы. К моему удивлению Саня без ошибок отличал «Т» от «О». Я ничего не мог понять до тех пор, пока не увидел, что при разряжании он подносит пистолет к лицу – есть чесночный запах, значит «Т», нет – «О»...

В день открытия Олимпиады мы, т.е. первый тренер Мелентьева А.К.Курбанов, тренер пистолетной группы 25 метров Р.В.Сулейманов, А.Мелентьев, С.Пыжьянов и я поехали в Кремль. В этот день музеи Кремля были закрыты, но нас встретил заместитель коменданта и провёл в Оружейную палату и Алмазный фонд. Незабываемое зрелище!

Отдохнув душой и устав телом, вернулись в санаторий, где мы жили во время подготовки и участия в Олимпиаде и посмотрели церемонию открытия на очень большом экране телевизора.

За 45 минут до начала стрельбы провели разминку. Саня был спокоен, сделал все привычные упражнения, а Серёжа Пыжьянов всё рвался в бой, ему казалось, что мы опоздаем. Не сумел я его притормозить, опыта не хватило. В итоге он оказался 6-м с результатом, которого советские стрелки на Олимпиадах ещё не показывали, и почти плакал – это простительно, ведь ему и 20-ти не было.

Анатолий Поддубный - «Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать»

Саня стрелял в своём обычном стиле, т.е. ни разу не положил пистолет и не вынул ладонь из рукоятки, почти все выстрелы получались с первой попытки. Сфотографировать его во время стрельбы я не мог – техника была не та, да и погода не способствовала – всё время шёл мелкий дождь. Вот для стрельбы эта погода была просто идеальной – мишени в дымке, видеть их чётко невозможно. Хочешь – не хочешь, а сосредоточишься на том, чем можно управлять, т.е. пальчик и мушка-прорезь. А пальчик у Сани работал великолепно! Не могу ничего сказать о натяжении спуска, потому что усилие, которое прилагал к нему Саня, было в несколько раз больше, чем реальное натяжение. Дело в том, что рукоятка его пистолета была задумана и исполнена так, что спица спуска находилась в углублении и нажать на неё можно было только продавив подушечку пальца в это углубление, т.е. приложив усилие много больше, чем натяжение спуска. Я много раз стрелял из Саниного пистолета и думаю, что это усилие могло быть порядка 150-200 граммов. "Нажимательный" палец по всей длине касался рукоятки.

Саша отстрелялся за 1 час 41 минуту, закончив стрельбу одним из первых.
Между Сашей и Сергеем было метров 15, но пройти от одного к другому по тиру я не мог – тир был забит как никогда ни до, ни после. Разыгрывался первый комплект Московских Олимпийских медалей – вся пресса была у нас в гостях. Я мог перемещаться от Саши к Сергею только выходя из тира за спиной у Саши и входя в него через другой вход рядом со щитом Сергея. Помогали мне десятка два милиционеров, создавая коридор для моего прохода. У нас была отработана схема для оказания помощи в случае непредвиденных событий – слава Богу, не понадобилась!

Потом была сдача пробы для допинг-контроля и ожидание церемонии награждения в комнате, куда могли войти только мы. Примерно за полчаса до награждения кто-то вспомнил, что на пьедестал нужно выходить в парадном костюме, а он был в санатории.

Я побежал к нашим "ангелам-хранителям" - гаишникам, которые везде нас сопровождали, и попросил их свозить меня в санаторий. Они сразу же рванули, но меня не взяли, сказав, что не хотят рисковать моим здоровьем. Привезли вовремя!

Вечером в санатории был первый золотомедальный праздник. Приехало много знаменитых и заслуженных людей – только Золотых Звёзд Героев Советского Союза было 6!

На следующий день к вечеру нам позвонили из штаба делегации и пригласили Сашу и меня приехать в Олимпийскую деревню к 8.00 следующего дня. Гаишников уже не было, пришлось ехать на перекладных. С 20-го километра Ярославского шоссе на другой конец Москвы мы доехали очень быстро – помогла олимпийская форма и Санина улыбка, растиражированная всеми средствами массовой информации. Даже таксист, вёзший нас от метро до Олимпийской деревни, предпочёл деньгам автограф первого Чемпиона Московской Олимпиады. А в метро к Сане подошёл молодой парень и сказал, что своего первенца, родившегося вчера, он назвал Александром.

Утром мы пришли в штаб, куда собрались все медалисты первого дня и председатель Спорткомитета вручил Саше знак Заслуженного мастера спорта. Там же были композитор Пахмутова и её муж поэт Добронравов, поздравлявшие медалистов по-своему. Помню только что-то о медали, «добытой в дыму и грохоте выстрелов».

После Олимпиады всё вернулось на круги своя. На первом же сборе В.Шамбуркин традиционно напомнил о том, что в строю нет никаких чемпионов, все являются членами сборной и обязанности и права у всех абсолютно одинаковы.

Самым «урожайным» межолимпийским годом был 1982 год, год Чемпионата Мира в Каракасе, Венесуэла. Решение о моей поездке туда было принято за 4 часа до вылета по непонятным мне причинам – скорее всего пытались вставить в команду кого-нибудь из чиновников.

Стрелять в Каракасе было очень трудно – часов в 8 утра начинал дуть сильный, слава Богу, ровный ветер и стихал он уже после окончания стрельб, часам к 6-ти вечера. На первой тренировке матчевого все попадали в белое, при этом смеялись каким-то нервным смехом. Несколько помогло нам то, что последний сбор мы проводили в Сухуми, а ветер у моря всегда присутствует. Однако матчевый принёс нам самые большие разочарования на этом Чемпионате, несмотря на победу командой. Впрочем, в пистолетных упражнениях всё командное золото было нашим. А вот в личном зачёте матчевый выиграл мой друг швед Рагнар Сканакер, нам остались серебро и бронза. Героем Чемпионата среди пистолетчиков стал Владас Турла, выигравший три личных и четыре командных золота. Два наших винтовочника, Виктор Данильченко и Владимир Львов, у которых тогда разыгрывалось первенство и в стрельбе из различных положений, насобирали ещё больше – по восемь медалей. Четыре пистолетчика моей группы завоевали 21 медаль. Членами этой dream team были: Владас Турла, Александр Мелентьев, Анатолий Егрищин и Сергей Суматохин. Это был последний Чемпионат, на котором команда состояла из четырёх стрелков. В пневматическом пистолете как у женщин, так и у мужчин у нас был хет-трик –весь пьедестал был наш. Всего мы завоевали, если мне не изменяет память, 53 золотых медали, на втором и третьем месте оказались команды ГДР и США с 15-тью медалями каждая.

Анатолий Поддубный - «Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать»

В 1984 году по советскому спорту был нанесён сокрушительный удар советскими же руководителями, ответившими на бойкот Московской Олимпиады бойкотом Игр в Лос Анжелесе. Готовы мы были фантастически – всё получалось…но показать эту готовность пришлось на спешно организованных в Москве Играх «Дружба». На эти Игры приехали многие спортсмены, участвовавшие в Лос Анжелесе, это немножко подняло наш дух, но всё-таки не Олимпиада – труба пониже и дым пожиже.

На последних тренировках у Сани расклеилась координация удержания и нажима, даже я его обстрелял в серии из десяти выстрелов по системе «рубль – очко». Мы с ним решили нарушить традицию не тренироваться накануне старта и поехали на стрельбище вдвоём – только двое из большой команды в огромном автобусе. Тренировка длилась часа два, и целью её было восстановление автономной работы пальца. После того как Саня заулыбался и сказал, что нашёл то, что искал, он сделал ещё выстрелов пять и мы уехали. На следующий день он выиграл матчевый, попав 579.

После развала СССР Саня работал некоторое время тренером в Кувейте, а потом уехал в Калифорнию, куда его пригласил Саша Кузнецов, тренировавшийся в тире «Восход» в Киеве. Я поддерживал, правда, не очень активно, связь с двумя Сашами. Последнее время связь заглохла (моё здоровье не позволяло, в госпитале валялся), но думаю её возобновить.

Однажды получилось очень курьёзно – я готовил шашлыки на ужин и в это время получил мэйл от Саши Кузнецова с фотографией двух Саш после тренировки из пневматического пистолета с бокалами красного вина в руках. Я тут же сделал снимок шашлыков и отправил им на закуску. Вскоре пришёл ответ с благодарностью.
Несколько раз я встречался с Саней на Кубках Мира, куда мы приезжали из разных стран…

Анатолий Поддубный - «Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать»

P.S. В конце моего первого сбора в качестве тренера сборной СССР (я был назначен тренером пистолетной группы, старшим тренером которой был Олимпийский чемпион Мексики Г.Косых) ко мне пришли Саня Мелентьев и Володя Шилов и попросили моего разрешения писать меня своим тренером. Я очень обрадовался этому, поблагодарил ребят и…, отказался, так как тогда и сейчас считаю, что тренер сборной команды может быть личным тренером только того стрелка, которого он тренировал до его приглашения в сборную. Когда я вижу, что тренером сильного стрелка становится главный тренер сборной команды, я понимаю, что это вид спортивной коррупции – у главного тренера столько обязанностей, что он неделями не появляется на огневом рубеже, где уж там одним отдельным стрелком заниматься!

Анатолий Поддубный - «Рекорду Александра Мелентьева уже скоро тридцать»

В 1979 году, после Чемпионата Европы во Львове мы с Саней приехали в Киев – была мысль перевести динамовца прапорщика Мелентьева, жившего в столице Киргизии Фрунзе, в Киевский военный округ. Саша на львовском Чемпионате выступил очень плохо, да и не могло быть хорошо – за несколько дней до старта ему сделали операцию на среднем ухе. Мало того, что боль была почти нестерпимой, так ещё и координация была нарушена. Спортивные чины Киевского округа скривились от его результатов и сказали, что взять могут, но квартиру пока дать не могут. Пришлось сделать поворот кругом. Как же эти же чины сожалели о своём решении через год, даже меня ругали за то, что не смог их убедить!

Анатолий Поддубный.
Честь имею!

Источник: Статья предоставлена автором
Тема Форума Shooting-UA - Стрелковый портал Украины: http://www.shooting-ua.com/forum/topic48.html

Похожие темы:
Валентина Коростылева - «Задача тренера - не только подготовить спортсмена, а воспитать человека»
Артур Айвазян - «Остаюсь жить в Крыму и буду выступать за сборную России»
Татьяна Голдобина - «Если нужно поддержать команду, я всегда готова»
Виктор Нагний - «Мои ученики уже сделали несравненно больше меня»
К литературе ФорумНа Главную