К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Роман Бондарук - «По игрушкам стрелял лет тридцать назад»

Роман Бондарук - «По игрушкам стрелял лет тридцать назад»

Фото Пулевая стрельба. Роман БОНДАРУК: "По игрушкам стрелял лет тридцать назад"Мастера пулевой стрельбы по окончании этого сезона могут похвастаться восьмью олимпийскими лицензиями. Последним турниром в 2011-м, на котором европейские спортсмены могли поспорить за пропуск в Лондон-2012, был чемпионат континента. И Роман Бондарук своим шансом воспользовался, став вице-чемпионом Европы в скорострельном малокалиберном пистолете (МП-8). Вместе с наградой он принес стране и право быть представленной в этом упражнении на Олимпийских играх. И хотя хладнокровие и сдержанность, пожалуй, просто необходимые черты характера стрелка, вне тира Роман Бондарук эмоций и чувства юмора не лишен, в чем и убедилась корреспондент «CЭ».

Роман Бондарук
"По игрушкам стрелял лет тридцать назад"

РЕЦЕПТ СОБСТВЕННОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Чемпионат Европы в Белграде, не считая пневматики, был для европейцев заключительным стартом, где они могли завоевать олимпийскую лицензию. Осознание последнего шанса придает дополнительных переживаний или же суперконцентрации?
— И то, и другое присутствовало в полной мере. Наверное, излишнее волнение помогло мне сконцентрироваться. Я чувствовал дополнительное давление. Это был последний старт сезона, который являлся в то же время началом следующего. Ведь если не завоюю лицензию, то 2012-й вместе с Олимпийскими играми пролетает мимо меня. И все из-за одного старта.

— В финале вы были не единственным представителем Украины. Может, лицензионную задачу можно было бы переложить на плечи олимпийского чемпиона Александра Петрива или вы не из таких?
— Мы могли бы оба завоевать лицензии, что было бы гораздо лучше и для Украины, и для нас. Мы с Сашей - друзья, болеем друг за друга, переживаем и стараемся помочь. Но, с другой стороны, заняв пятое и шестое место, оба остались бы без пропуска в Лондон-2012.

— И в финале какая-то частица вашего сознания успевала следить за стрельбой товарища?
— Если бы я так делал, то ничего у меня не получилось бы. В нашем виде спорта нужна концентрация эмоций и всех сил. Поэтому, в первую очередь, переживаю за себя. Но как только заканчивается финал, я сразу оглядываюсь, смотрю, как выступил Саша. Он делает точно так же, когда я финиширую позади него. Собраться в решающей стадии соревнований, конечно, тяжело. И не всегда получается. Но в этот раз у меня получилось, однако был огорчен из-за Саши.

— И какой психологический рецепт вы использовали в Белграде?

— Это рецепт собственного приготовления. В двух словах сложно объяснить. Стараюсь думать о позитиве, убеждая себя, что буду первым. Этой методикой буду пользоваться до тех пор, пока она себя не изживет и ей на смену не придет что-нибудь другое. А это - буквально два-три старта. Потом нужно новое придумывать. Я и сам ищу эффективные пути, и много читаю литературы по психологии. А еще мне очень помогает отец (Роман Бондарук-старший - исполнительный директор Федерации биатлона Украины. - Прим. И.Г.). Он тренирует биатлонистов и является сильным психологом. В свое время папа выполнил норматив мастера спорта по стрельбе, поэтому ему этот вид спорта не чужой. Вечером накануне старта мы часами общаемся в скайпе, решая, каким путем пойти.

— Что еще вам помогает быть на соревнованиях хладнокровным?
— Всегда думаю о своих близких. От этого мне становится спокойней на душе. Я бываю далеко от дома - в Америке, Австралии, Азии. Единственное, что меня успокаивает - это то, что мои жена и дочь беспокоятся обо мне и ждут моего возвращения. Я вернусь домой, и все будет хорошо. С такими мыслями мне легче стрелять.

— Наверняка ваше возвращение из командировки - праздник для вашей семьи. А какой подарок для самых дорогих людей ценнее всего?
— Мои успехи. Именно медалям они радуются больше всего. Как я в свое время пошел по стопам отца, так и дочь продолжает мое дело. Настя входит в сборную Украины по стрельбе. Только моя супруга Надежда не занимается спортом - она парикмахер, но переживает за нас обоих. В прошлом году Настя выиграла национальное первенство среди юниоров, а я - среди взрослых. Так что семейными усилиями завоевали все, что планировали.

— Вы тогда больше за кого радовались?
— Как отец и тренер - за дочь. У нее нет такого количества наград, как у меня, и для нее эта победа - праздник на многие дни, а может, и месяцами вспоминала, как стала чемпионкой. По поводу своей победы у меня было обыденное настроение, потому что три - пять раз в год я выигрываю внутренние соревнования. За Настю переживаю больше, чем когда сам выхожу на огневой рубеж. Смотреть, как стреляет твой воспитанник, намного труднее, чем самому выступать.

АДРЕНАЛИНА ХВАТИЛО ЕЩЕ НА МЕСЯЦ

— Как-то Елена Костевич призналась, что если бы на Олимпиаде в Афинах-2004 знала, что сражается за золото, наверняка проиграла бы. Может, неведение помогло бы и вам в перестрелке с россиянином Алексеем Климовым завоевать титул чемпиона Европы?
— Такой вариант возможен. Но год назад именно в моем упражнении изменились правила и быть в неведении сейчас просто невозможно. Теперь после каждой серии объявляют, кто на каком месте идет и с каким отрывом или отставанием, а кто прекращает соревнования. После пяти серий я знал, что завоевал лицензию, после шести - призовое место, после семи - ниже второй строчки не опущусь. И только после одиннадцатой мы с Климовым разобрались, кто сильнейший.

— И как вам такое новшество?
— Мне нравится. Хотя психологическая нагрузка возросла, но я готов к ней. Мне по душе, когда нахожусь в курсе происходящего и знаю, что нужно сделать для победы. Например, необходимо пять попаданий в десятку, иначе проиграю. Когда результаты оглашали после четырех серий, то зрители, пришедшие на стрельбу впервые, вообще ничего не понимали. Теперь же болельщики прекрасно ориентируются. А для спортсменов - чем тяжелее, тем лучше. У меня лично просыпается азарт. Во время моей перестрелки с Алексеем все трибуны ревели, ведь четыре серии не могли определить сильнейшего. После финала мы с Климовым пожали друг другу руки, сказав, что это было классно. Каждый из нас получил столько адреналина, что хватит на месяц вперед.

— В вашей карьере эта самая длинная перестрелка?
— Именно так. Обычно максимум двух дополнительных серий достаточно для распределения наград. Я даже никогда такого не видел, чтобы для определения победителя понадобилось четыре перестрелки.

— В Белграде-2011 вы стали бронзовым призером еще и в стрельбе из стандартного пистолета, впервые поднявшись в этом упражнении на пьедестал почета официального старта. Разделяете ли вы свои награды по категориям - завоеванные в олимпийском виде и не в олимпийском?
— К сожалению, наша система заставляет это делать. О медалях, добытых в не олимпийских дисциплинах, редко вспоминают, хотя их добиться так же тяжело, как и в олимпийских упражнениях. Наш главный тренер по этому поводу говорит, мол, по голове нас никто не погладит за эти награды. А если поднимешься на пьедестал почета в олимпийском виде, тогда, пожалуйста - почет, уважение и патроны на следующий год, с которыми у нас худо.

— И каким образом страна погладила вас по голове за серебро чемпионата Европы в олимпийском упражнении?
— Пообещали дать президентскую стипендию, на оформление которой уходит около двух месяцев. Словом, я в ожидании. Также отделение Национального олимпийского комитета во Львовской области наградило меня как лучшего спортсмена августа.

— А как вас встретили в зале, где тренируетесь?
— Была куча эмоций. Но поздравительных плакатов и разноцветных шариков не было. Стрелки скупые на такие взрывы чувств. Тренеры в свое время тоже были спортсменами, и большинство своих эмоций они держат внутри. Поэтому, что там бурлит, знаем только мы - атлеты. Для всеобщего обозрения это не предназначено.

— Какой фактор стал решающим, когда вы определялись со специализацией?
— Просто лучше получалась скорострельная стрельба. Здесь больше нужны координация и концентрация. Со временем понял, что буду выступать именно в этом виде. К двадцати годам спортсмен должен определиться: будет он стрелять медленные или быстрые упражнения. В пятнадцать я стал мастером спорта Советского Союза именно по скорострельному пистолету. Но перепробовал все виды. Я и сейчас на всеукраинских соревнованиях выступаю с пневматическим оружием и произвольным пистолетом. Иногда даже более-менее удачно, занимая третье или пятое место.

— А как насчет винтовки?
— Никогда не пробовал из нее стрелять. Я пришел в секцию пулевой стрельбы в десять лет. Она была тяжела для меня и мне вручили пистолет. Тем более что мой отец тоже стрелял из этого оружия. Правда, быстрая стрельба ему не удавалась. Он выступал в медленных упражнениях и с боевыми стволами - пистолет Макарова, также револьвер.

ЗА ОШИБКИ СЕБЯ НЕ КОРЮ

— В боксе и дзюдо олимпийские лицензии именные. А вы как считаете, такой подход более справедлив, чем выдача пропусков на страну?
— А если спортсмен заболеет или же находится в плохой форме? Ведь лицензия завоевывается за год, а то и за два, до начала Игр. Такого атлета нужно кем-то заменить. Считаю, страна имеет право отправить на Олимпиаду своего сильнейшего представителя. Может вырасти спортсмен с более серьезными результатами, но два года назад он не имел возможности побороться за лицензию. Поэтому будет справедливо, если на Игры поедет он.

— Спокойней вам было бы на душе, финишируй Александр Петрив четвертым, что обеспечило бы максимальное представительство украинцев в этом виде на Олимпиаде?
— Даже не думал об этом. Знаю лишь одно: я уже был участником Олимпийских игр, и теперь должен стать призером или чемпионом Олимпиады. Если на этапах Кубка мира я не буду показывать результат, то что тогда мне делать на Играх? Думаю, борьба за попадание в олимпийскую сборную должна быть. Кто в следующем году будет попадать в призовую тройку на международных стартах, тот и должен защищать честь страны в Лондоне-2012.

— И если вы обойдете Александра Петрива, то он вас по-дружески простит?
— Думаю, да.

— Как-то вы заметили, что до сих пор Олимпиада в Пекине не дает вам покоя. Относитесь к тем, кто долго себя укоряет за ошибки?
— Я не укоряю себя за ошибки. Я на них учусь. Постоянно думаю о том, что сделал не так и как надо сделать лучше. К себе претензий не может быть, ведь выполнил все, что хотел. Но где-то ошибся. Со временем к спортсмену приходит опыт, недочеты исправляются, и результат должен расти.

— И чему же вас научил Пекин-2008?
— Это был колоссальный опыт. Мои первые Игры научили меня многому, можно сказать - всему. Я стал смотреть на стрельбу как на вид спорта по-другому - более глобально и спокойно. На мой взгляд, раньше у меня был узкий кругозор. Думаю, свою дочь тоже буду учить на примере своего выступления на Играх.

БУДУЩЕГО ЗЯТЯ ПРОТЕСТИРУЮ БЕЗ ПИСТОЛЕТА

— В одном из интервью вы сказали, что вас мало чем можно удивить. А как часто на соревнованиях или тренировках вы широко раскрывали глаза?
— Очень редко. Я стреляю уже двадцать семь лет, и на международных стартах меня вряд ли что-то сможет удивить. А вот научить - да! Бывает, нахожусь в плохой форме, но на тренировках выбиваю тридцать пять десяток подряд. Вот это действительно удивляет. Но ненадолго, потому что завтра снова предстоит работа в зале - нужно потихоньку улучшать результаты, физическое состояние и готовиться к соревнованиям.

— А если завтра дочь скажет вам, что выходит замуж, удивитесь?
— Знаете, в последнее время часто об этом думаю, ведь Насте девятнадцатый пошел. Даже не знаю, что буду делать. Наверное, кроме как порадоваться, больше ничего не остается.

— Протестируете, что из себя представляет ее избранник?
— Обязательно!

— По пистолету в руки - и в тир?
— Нет, не так. Это будет серьезная беседа. Если претендент на руку моей дочери мне не понравится, препятствовать все равно не стану. Меня не отговаривал мой отец, хотя я женился, когда мне не было еще и девятнадцати лет. И я не стану отговаривать свою дочь. Это ее выбор, и она должна идти с открытыми глазами. Думаю, подсказывать ей будет уже поздно, если она примет решение. Пусть живет своей жизнью. Я отнесусь к этому с уважением.

— Лучший результат на международной арене в вашем послужном списке значится на чемпионате Европы-2007 в Гранаде - 587 очка, а вместе с финальной серией - 782,3. Наверняка на тренировках или внутренних стартах стреляли и точнее?
— Конечно, причем десятки раз. Тогда в Гранаде я установил рекорд Украины. На тренировках бью его постоянно и в закрытых помещениях не раз показывал результат намного выше. Мой личный рекорд - 588 очков. После изменений в правилах сейчас финальная серия выглядит иначе. Вместо двадцати выстрелов, результат которых приплюсовывался к очкам, набранным в квалификации, шесть финалистов стреляют на выбывание. После каждой серии объявляются результаты, и на одного спортсмена становится меньше. Психологически сложно во время финала постоянно лидировать, как это было в Белграде. Хотя мое преимущество было небольшим - всего одно попадание. А иногда, наоборот, тяжелее догонять.

— В протоколах открытого чемпионата Украины значится и фамилия представителя Таиланда. А как бы вы отреагировали на участие в нашем национальном первенстве Климова?
— Прекрасно! Я же приезжал на открытый чемпионат России и дважды обстреливал Климова. Если бы он обстрелял меня на моей территории, то ничего страшного. Это же спорт. Пусть попробует. Хотя на чемпионатах Европы я дважды был вторым, оба раза уступив россиянину.

— Участвовали ли вы когда-нибудь в аттракционах, где за определенное количество точных выстрелов вручают приз, например, игрушку?
— Да, лет тридцать назад, когда еще не занимался пулевой стрельбой. Но выигранного приза не припомню. Сейчас не захожу в подобные тиры, потому что там винтовки такого качества, что на результате не скажется то, что ты мастер спорта. Мне не охота делать хороший выстрел и осознавать, что там не десятка или в случае ошибки - девятка, а пятерка. Я ведь буду знать, что это не моих рук дело. Во всем виновата винтовка. Мне это неинтересно.

— Может, вам интересны другие аттракционы?
— На тренировках с ребятами устраиваем "турнирчики". Самый меткий из нас получает пакет сока или пару кусочков шоколада. Выигрываю не всегда, но часто.

СЫН ТОЖЕ БУДЕТ РОМАНОМ РОМАНОВИЧЕМ

— Ваш отец Роман Бондарук - тренер по биатлону. Кто чаще из вас выступает советчиком по поводу стрелковой подготовки?
— Отец. Я практически никаких советов дать не могу, потому что стрельба в биатлоне отличается. Кроме винтовки, практически ничего общего нет. Но иногда папа интересуется моим мнением, ведь в биатлоне тоже скорострельность важна. Может, что-то полезное и почерпнет из моих слов.

— От биатлонистов уже поступала благодарность?
— Пока нет. Они просто не знают, что это я подсказал. (Смеется).

— Отец не пробовал приобщить вас к биатлону?
— Я бегал на лыжах, когда папа тренировал биатлонистов во Львове. Но почему-то винтовку в руки не брал никогда. Наверное, не хотел ощущать на плечах эту тяжесть. Мне нравилось бегать и стрелять, но не одновременно.

— А своей дочери Анастасии поход в тир вы предложили?
— Она просила меня об этом лет с пяти. Но пулевой стрельбой занимаются минимум с десяти лет, а лучше - с двенадцати. Поэтому шестилетнюю дочку мы отдали в секцию карате. За пять лет она стала чемпионкой Украины, но потом ее засудили на одних соревнованиях, и она сказала мне: «Когда ты уже заберешь меня стрелять? Я больше не могу драться». Словом, занимаясь карате, мечтала о стрельбе.

— А в пулевой стрельбе у нее не возникало претензий к судейству?
— Практически нет. Но иногда жалуется, что ей засчитали девятку вместо десятки. Я ей говорю, что такого не бывает. Тем более что считает электроника. Успокаиваю ее, мол, будем работать, и она сможет чаще попадать в десятки. Думаю, эти претензии Насти относятся больше к ней самой.

— Вместе на тренировки ходите?
— Конечно! И работаем рядом. Я сам стреляю и тренирую дочку заодно. Пока она мне не подсказывает. Но со временем, может, будет это делать, если я что-то упущу или забуду. А в ШВСМ с Настей работает Василий Иванович Серединский.

— Если бы у вас был сын, вы его тоже назвали бы Романом?
— Однозначно только так. Мой дедушка был Роман Романович, отец и я тоже имеем такие инициалы. И когда, а не если, у меня будет сын, он также будет Роман Романович.

НАШ ТИР ВОТ-ВОТ СНЕСУТ

— Как правило, украинские спортсмены не любят Азию из-за климата. А как вам этот континент?
— В прошлом году и в этом адаптировался хорошо. Поэтому климат мне не мешал. Пять лет назад что-то у меня не получалось и я грешил на акклиматизацию. Сейчас же понимаю, что все это ерунда. Нужно не обращать на подобные вещи внимания и делать свое дело.

— А на Африканский континент ступала ваша нога?
— Соревнования по пулевой стрельбе там не проводят. Да и в отпуск никогда туда не летал.

— А на каком континенте предпочитаете отдыхать?
— Отпуска у меня практически не бывает. Но иногда оздоровительные сборы проводят в Таиланде (два года назад и в этом) или в Феодосии. Мне больше нравится Крым, ведь там отдыхал с женой. В этом году хотели отправиться в Таиланд, и уже сидели на чемоданах, но я заболел и попал в больницу. Спрашивают, почему это стрелкам проводят сбор за границей? Да ведь мы завоевали три медали на Олимпийских играх, а за последние четыре года - пятьдесят или шестьдесят медалей на чемпионатах Европы и мира. Футболисты ведь могут позволить себе отдых на Кипре и не только. А достижения стрелков и футболистов не сравнить.

— Кстати, хотели бы, чтобы в Украине прошел чемпионат Европы по пулевой стрельбе?
— Конечно! Это ведь послужило бы толчком для развития моего вида спорта. За годы независимости в Украине не построили ни одного тира, а развалены - девяносто процентов. Тиру, в котором я тренируюсь, больше сорока лет. Условия очень плохие, и его вот-вот снесут. Зимой здесь работать невозможно, и я перемещаюсь на стрельбище СКА. Говорят, что планируют построить новый тир.

— В этом году уже ходили в лес за грибами, что вместе с рыбалкой является вашим хобби?
— Был два раза, поскольку хотел походить по лесу. Этот сезон у нас абсолютно не грибной. Во Львове за последние два месяца дождь был дважды или четыре раза, и совсем не смочил почву. Насобирал десять опят - почти ничего. Десяток белых грибов - это было бы уже что-то. Год назад за час собирал три или четыре ведра опят. Если не выпадет снег, то схожу на лесную прогулку еще раз.

— Кстати, а готовите рыбу и грибы сами или же это удел женщин?
— У нас все распределено: я чищу, они готовят, а кушаем вместе. Иногда жена и дочь помогают мне справиться с моей долей работы. Я им - редко. А кушать люблю.

Ирина Голинько, Cпoрт-Экспреcc в Укpaине
Фото из личного архива Романа Бондарука

Похожие темы:
Михаил Неструев - "История победы на матчевом пистолете в Афинах"
Интервью известных стрелков мира: Неструев, Демарест, Ди Донна, Демулин, Ифу Ванг, Сцаренски
Константин Лукашик - «Честно говоря, у меня подкашивались ноги»
Александр Куделин - «Хочу научить спортсменов стрелять с ветром»
Михаил Неструев - «Наследник славных традиций»
К литературе ФорумНа Главную