К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Артур Айвазян - "Буду стрелять до тех пор, пока не утрачу мотивацию"

Артур Айвазян - "Буду стрелять до тех пор, пока не утрачу мотивацию"


Артур Айвазян - "Буду стрелять до тех пор, пока не утрачу мотивацию"Артур Айвазян - "Буду стрелять до тех пор, пока не утрачу мотивацию"

Так уверенно на пекинском стрельбище не побеждал еще никто. 69 из 70 выстрелов Артура Айвазяна пришлись в «десятку», и составить конкуренцию 35-летнему мастеру винтовки из Симферополя не смогли даже признанные специалисты в упражнении МВ-9 - чемпион мира Сергей Мартынов, ставший в свои 27 знаменитостью американец Мэттью Эммонс и живая легенда стрельбы австралиец Уоррен Потент.

Комнату для допинг-контроля украинец покинул последним из призеров. «Зато финишировал первым», - пошутил Айвазян, появившись с букетом цветов и ослепительным кругляшом на шее в холле пекинского Shooting Centre.

— Рекорд своего земляка - уроженца Еревана, бронзового призера по греко-римской борьбе Армена Варданяна - вы все равно не побили, - сказал ему корреспондент «СЭ». - Он сдавал анализ в течение двух часов.
—  Видите, какие мы, армяне, стеснительные.

— Значит, частично все еще считаете себя армянином?
—  Я провел в Армении все свое детство, а поступать во Львовский институт физкультуры приехал в 17 лет. Ну а сейчас, как вы, наверное, знаете, живу в Симферополе.

ФОТОГРАФИЯ ИЗ МИЛАНА

—  На предварительной стадии вы установили олимпийский рекорд, выбив 599 очков. И только один из патронов ушел в 9,6. Что это было - ветер?
—  Не только он. На какое-то мгновение я потерял собранность и попросту не уследил за его порывом.

— Вы когда-нибудь показывали такой фантастический результат?
—  В 1994 году выбил те же 599 очков на чемпионате мира в Милане, и тогда наша сборная выиграла это упражнение в командном разряде. Впоследствии показывал результаты вроде 598 и 597, но повторить миланское достижение мне удалось впервые за последние четырнадцать лет.

— Удача?
—  Без высших сил не обошлось, это точно. Как иначе я выбил бы эти цифры на самом главном соревновании в карьере спустя почти полтора десятилетия после предыдущего подобного достижения? Впрочем, я еще перед стартом почувствовал, что этот день будет моим. Были знаки...

—  Например?
—  У меня на тумбочке лежала фотография с последнего Кубка мира в Милане, где я победил. Увидел себя на пьедестале, и это зрелище меня не испугало.

— Какой была ваша тактика и стратегия на сегодняшний старт?
—  Расскажу. Каждый спортсмен в любом виде спорта строит планы на будущее, и я в этом плане - не исключение. За день до старта тщательно продумал все свои действия, расписав их по часам, минутам и секундам, представляя свою стрельбу во всех возможных деталях, выстрел за выстрелом, настраиваясь не столько на конкретный результат, сколько на определенную работу. А то, знаете, легко сказать: я сегодня выбью 600 очков. Ты лучше попробуй это сделать!
Каждый выстрел был одним большим стартом. Если считать, что бегун преодолевает стометровку, продумывая каждый свой шаг, можно сказать, что я пробежал сегодня семьдесят таких стометровок. Тщательно отрабатывал начало, подготовку выстрела, задержку, состояние после выстрела, снова начало. И так по кругу.

НЕПРОНИЦАЕМАЯ ОБОЛОЧКА

—  Вы - единственный из наших стрелков, кто выйдет на пекинское стрельбище трижды.
— Скажу вам кое-что, чего никому еще не говорил: в прошлом году я всерьез подумывал о том, чтобы бросить стрелять «пневматику» (стрельба из винтовки стоя с десяти метров, в которой Артур был 21-м четыре дня назад. - Прим. М.С.) и сосредоточиться на двух дисциплинах в малокалиберной винтовке - упражнении лежа и стрельбе из трех позиций.
Так уж получалось, что «пневматика» удавалась мне сама собой - без усиленных тренировок я достаточно стабильно выходил в финал на многих крупных соревнованиях. Но распыляться не хотелось. Так получилось, что в мире очень много стрелков, которые являются стопроцентными «пневматистами» - как россиянин Артем Хаджибеков. Они готовят одно-единственное упражнение, и бороться с ними в этом виде практически невозможно. Яркий пример - чемпион Пекина индиец Абхинай Индра. В выигранном мной сегодня упражнении МВ-9 тоже есть свои специалисты - те же Уоррен Поттен или Сергей Мартынов, которые занимаются исключительно этой стрелковой дисциплиной. Я же всегда считался универсалом, хотя, по сути, чудовищно распылялся, теряя многие очень важные тонкости.

—  Несколько дней назад настоящая драма случилась с Олегом Омельчуком, который за два выстрела до окончания финала стоял одной ногой на олимпийском подиуме. Сам Олег сказал в интервью «СЭ», что просто не сумел справиться с нервами. Как это удалось вам?

—  Я давно понял, что самообладание в экстремальных ситуациях - самый серьезный вопрос в подготовке любого спортсмена. Вот почему, начиная с 2003 года, я стал вести усиленную работу в этом направлении. Прочел много специализированной литературы, изучил азы медитации и специфику учения йогов. Сегодня понял, что все это было не напрасно. Когда тебя окружает ажиотаж, и ты находишься в эпицентре массового внимания, отвлечь от дела может каждая мелочь. В этих ситуациях я научился создавать оболочку, куда не может проникнуть ни одна живая душа. Внутри этой оболочки – только ты, здесь и сейчас. Сегодня мне удалось сохранить это ускользающее состояние в течение всего времени выступлений на стрельбище.

— Значит ли это, что вы вообще не нервничали?
—  Какое-то волнение, конечно, присутствовало от первого до последнего выстрела, а в конце оно еще чуть-чуть увеличилось. Может, поэтому выбитые мною «десятки» были не очень центральными, но зато оставались «десятками».

—  Находясь на стрельбище, спортсмен не способен следить за развитием борьбы за золото. Когда вы поняли, что награда высшей пробы уже никуда не уйдет?
—  Моя главная сегодняшняя удача заключается в том, что к финальному раунду я подошел с двумя очками форы. И дабы не искушать судьбу, не бросать психику в опасные крайности и не рвать душу, самому себе я сказал следующие слова: «Ты стреляешь в закрытом помещении, ветра здесь нет, значит, нужно всего лишь спокойно отстрелять десять патронов, пусть и не с выдающимся результатом, но с минимально необходимым количеством очков, которых хватит для первого места». И знаете, после аутотреннинга я стрелял на редкость спокойно.

ПАМЯТИ ТРЕНЕРА

—  После того, как все закончилось, вы обняли и поцеловали свою винтовку. Как давно вы вместе?
—  С 1998 года, но ее ствол я поменял позже, специально приехав в Германию на завод «Вальтер». Представители этой фирмы предоставили мне несколько вариантов стволов на выбор. Один из них понравился с первого взгляда. Должен сказать, что он сразу же повел себя очень послушно и начал давать мне куда лучшую кучность попаданий, чем прежний.

—  Сегодня вы обыграли очень сильного соперника - американца Мэттью Эммонса...

—  Расскажу вам интересную историю. В январе этого года я напросился на сбор американских стрелков на олимпийскую базу в Колорадо Спринте, где в течение некоторого времени тренировался в совершенно шикарных условиях. Именно там я осознал одну очень важную вещь. Когда соперники находятся далеко друг от друга, они начинают придумывать всякую всячину, он сильнее, он чемпион, а я еще нет, как же я его обыграю - и тому подобное... Это очень расшатывает психику. Зато когда приезжаешь, тренируешься и общаешься с таким стрелком как Эммонс, страх постепенно уходит. Страх, между тем, абсолютно нормальное природное явление. Но без него стреляется куда легче.

—  Других качественных сборов помимо Колорадо у вас не было?

—  Был еще один - во Вроцлаве, накануне отъезда в Пекин. Вот и все. Потому что в нашей стране нормальных условий для подготовки нет. Вот почему мне хотелось бы заострить внимание на одной важной вещи. Я хочу, чтобы власти поняли: во все олимпийские виды спорта нужно вкладывать деньги. В нашей стране нет ни одной серьезной базы по стрельбе, все запущены до крайнего состояния. В том же Симферополе есть ШВСМ имени Вадима Клименко - бюджетная организация. Так почему бы не создать нормальную базу, ведь там масса замечательных ребят.
Артур Айвазян - "Буду стрелять до тех пор, пока не утрачу мотивацию"— А как же стрелковая база во Львове?
—  А вы были в соседствующей с ней гостинице, где нас селят на сборах? Назвать ее плохой - значит, сделать ей комплимент. Она просто ужасна. Вместо того, чтобы думать о спорте, половину свободного времени мы боремся с бытом, тогда как уют и комфорт для спортсменов-профессионалов должны быть понятием само собой разумеющимся. А мы живем в каменном веке. В принципе, можно легко повесить мишень на дерево и тренироваться в лесу. Но тогда давайте перестанем говорить об олимпийских медалях!

— Кому бы вы посвятили сегодняшнее золото?
—  Своему тренеру Вадиму Клименко, с которым мы начали работать с 1997 года. Увы, но уже пять лет спустя он ушел из жизни, не справившись с тяжелой болезнью. Его главной мечтой была моя победа именно в стрельбе лежа на чемпионате Европы. Я очень счастлив, что перевыполнил эту задачу, и сегодня - в минуты моей самой большой радости - хочу отдать дань памяти человеку, который вложил в меня свою жизнь.

— Как долго вы собираетесь продолжать выступления в профессиональном спорте?
—  Буду стрелять до тех пор, пока не утрачу мотивации. Сами знаете, повторить большой успех всегда сложнее, чем добиться его впервые!

ДАЙВИНГ, СВАДЬБА, ГОНОРАР

—  Почему в свое время из всех видов оружия вы выбрали именно винтовку?
—  Не я выбрал винтовку, а она меня. Когда пришел в тир, находился в абсолютно неосознанном для большого спорта возрасте - мне было всего 12 лет. Но теперь я понимаю, что стрельба - это вид спорта с глубокой философией. И ей все возрасты покорны. В 1992 году Олимпийские игры выиграл 16-летний белорус Константин Лукашик, перестрелявший в финале норвежца, которому на тот момент было уже за пятьдесят! К слову, мне очень нравятся виды спорта, в которых все решают мозги, а не физическая сила. Дартс, бильярд, гольф - именно из этой категории.

— Правда, ли что вашим главным хобби является дайвинг?
—  Да, я очень люблю нырять с аквалангом. Ради этого съездил в Таиланд, хотя наше Черное море тоже вполне подходит для этих целей.

— Ваша главная спортивная цель уже достигнута, но ведь остаются еще нерешенные задачи в личной жизни?
—  Еще как остаются. Мне 35 лет, я ни разу не был женат и у меня пока еще нет детей. Так что планов, безусловно, хватает.

— Ну а кандидатки на ответственную должность жены на горизонте маячат?
—  Маячат.

— Мы их знаем?
— Нет.

— Но вы у нас теперь жених очень завидный...
—  Тем более широким будет выбор (улыбается).

— Задам один меркантильный вопрос: вы хорошо знаете, что за эту медаль правительство наградит вас премиальными - суммой порядка 150 тысяч долларов. Как собираетесь их потратить?
—  Если получится создать семью, то я потрачу их на супругу и детей. Ну а кроме того, обязательно помогу родителям. Таковы обычные приоритеты земного человека.

Михаил СПИВАКОВСКИЙ, газета «СЭ в Украине»

К литературе ФорумНа Главную