К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Самая известная в мире пара стрелков - Любовь Галкина и Евгений Олейников - побывала в гостях у газеты "Труд"

Самая известная в мире пара стрелков -
Любовь Галкина и Евгений Олейников - побывала в гостях у газеты "Труд"
Самая известная в мире пара стрелков - Любовь Галкина и Евгений Олейников - побывала в гостях у газеты "Труд". Книги по стрельбе. Теория стрельбы.

Как попасть в "яблочко"...

Любовь Галкина на Олимпиаде в Афинах завоевала `золото` в малокалиберной винтовке и `серебро` - в пневматике. Евгений Алейников - двукратный чемпион мира, бронзовый призер Сиднея-2000, успешно дебютировал на телевидении - вел из Москвы репортажи об олимпийском стрелковом турнире в Афинах.

Естественно, беседа началась с наших поздравлений.

Любовь Галкина: - Спасибо, действительно Афины стали счастливыми. По сравнению с Атлантой и Сиднеем мы завоевали больше медалей. Лично для меня Афины - пока пик спортивной карьеры: ведь я выступаю за сборную Россию с 1997 года, а на чемпионатах мира не попадала даже в призеры. А Женя в свои 37 уже 20 (!) лет в сборной.

— В каком возрасте заинтересовались стрельбой? Какими еще видами спорта увлекаетесь?

Евгений Алейников: - Мое детство прошло во Владикавказе. Занимался прыжками на батуте, потом легкой атлетикой - бегал короткие дистанции. В старших классах серьезно увлекся велоспортом, потом стрельбой. И достаточно быстро пришли успехи. После школы год проучился на горно-металлургическом факультете политеха, но почувствовав, что стрельба - это и есть моя жизнь, настоящая, перешел в институт физкультуры.

Галкина: - Я в школьные годы прилежно занималась в секции цирковой акробатики. Потом волейболом и гандболом. Выступала в составе гандбольной команды УПИ, где училась, как и Женя, на металлурга. В отличие от мужа я этот институт окончила, защитила диплом по специальности `защитное покрытие металлоизделий`. Я - потомственный металлург: мама трудилась в этой отрасли. Но работать по специальности не стала: уже выступала за сборную страны по стрельбе. В стрелковый спорт пришла случайно. Нас погнали сдавать нормы ГТО. Стреляла впервые в жизни, но принимавший нормативы Леонид Шевцов уговорил приходить в тир. Долгое время я это делала без каких-либо надежд на чемпионские перспективы. Меня с детства приучали серьезно относиться к выбранному делу, и я упорно тренировалась, не торопила событий и в конце концов добилась успеха.

— Говорят, стрельба - один из немногих видов спорта, где женщины показывают результаты не худшие, чем у мужчин. Это правда?

Алейников: - Более того, лучшие. У нас к коммерческим стартам допускаются и мужчины, и женщины. И соревнования эти проходят с переменным успехом, но чаще побеждают дамы.

Галкина: - Поправлю Женю. Мужчины лучше стреляют из пистолета, потому как у них тверже рука. А в винтовке силы примерно равны.

Алейников: - Я в течение последних двух лет показываю результаты худшие, чем Люба.

— Евгений, в 2002 году вы стали чемпионом мира. Почему же не попали в Афины?

Алейников: - Меня замучили травмы. В начале сезона на этапах Кубка мира еще кое-как терпел, но потом не смог даже нормально тренироваться.

— Неужели и в стрельбе случаются травмы?

Алейников: - В `стрельбе стоя` длительное напряжение испытывают шея и поясница. Травм можно избежать, постоянно тренируя все группы мышц, которые подвержены перегрузкам при стрельбе. А я этим часто пренебрегал, считая себя и без того физически сильным. Вот и поплатился. Удачный репортерский дебют - слабое утешение. Я тяжело переживал, что Олимпиада пройдет без моего участия. Тренировки продолжал, но не в необходимом для большого спорта объеме, а потому не было шансов претендовать хотя бы на попадание в призовую тройку. Олимпийская бронзовая медаль у меня есть, а ехать в Афины и показать результат хуже, чем в Сиднее, - такой вариант меня не устраивал. Но радость за успех Любы сейчас компенсировала все мои огорчения.

— Давайте вернемся к звездным мгновениям Любы. Ваши медали стали бальзамом на фоне неудачного старта россиян в Афинах. Тяжело было настраиваться на борьбу в той обстановке?

Галкина: - Во время состязаний я старалась отрешиться от всего, что могло бы расстроить. Сумела внушить себе: здесь те же условия, те же соперники, что на любых других международных турнирах. И этот `самообман` помог. Часто стрелки на соревнованиях показывают худшие результаты, чем на тренировках - из-за волнения. Вот и в Сиднее у меня так получилось. Теперь тот печальный опыт помог настроиться на борьбу.

— Объясните суть истории с `плавающими полами`, мешавшими стрелкам показывать в Афинах хорошие результаты.

Галкина: - Во время пред-олимпийской недели в тире были нормальные бетонные полы. Но в канун Олимпиады настелили ламинат. Когда прицеливаешься, любое движение соперника в нескольких метрах от себя ощущается всем телом, и оно становится помехой. После протеста нескольких команд ламинат сняли, так что на результаты олимпийского турнира эта история никак не отразилась.

— Во время Олимпиады вам удалось посмотреть какие-либо греческие достопримечательности?

Алейников: - А я в Афины и не ездил: все телевизионные репортажи вел из московской студии. Все, кому говорю об этом, удивляются. Видимо, организаторы трансляции умудрились так здорово все обставить, что получился эффект рассказа прямо с `поля боя`.

Галкина: - Не имела возможности ни на час отвлечься от соревнований и подготовки к ним. Но в Греции я бывала и раньше. Во время пред-олимпийской недели `обшарили` весь Акрополь. К сожалению, для подобных экскурсий на важных турнирах у нас мало времени.

— Как часто у вас бывают перерывы в тренировках? Где отдыхаете?

Алейников: - Два-три раза в год выпадает время для отдыха сроком на одну, максимум две недели. Выезжаем на юг, и там Люба не позволяет подолгу расслабляться, греться на пляже - заставляет меня и всю нашу компанию отдыхающих ездить по историческим памятникам или заниматься дайвингом. В зимнее время катаемся на горных лыжах.

— А можете позволить себе нарушить режим?

Галкина: - Если вы имеете в виду алкоголь, то злоупотребление им с напряженными тренировками несовместимо. Помню, устроители международных соревнований в Бордо выкатили для участников бочку великолепного вина, и каждый мог сколько угодно дегустировать. Но ни у кого из участников такая `халява` не вызвала энтузиазма ни во время соревнований, ни даже по их окончанию. Хорошо `расслабишься`, значит, потеряешь несколько дней тренировки. Мы с Женей любим сухое красное вино, но пьем только во время отдыха и в меру.

— Как много времени у вас отнимают тренировки? И в связи с этим вопрос: сколько боеприпасов расходуете за день, за год? И во сколько это обходится?

Галкина: - В году у меня бывает до 300 тренировочных дней, не считая соревнований. Во время утренней тренировки я расходую сотню или полторы огнестрельных патронов по цене 18 евро за сотню, а вечером около 60 пневматических пулек, которые значительно дешевле - 15 евро за 500 штук. Общая сумма затрат на боеприпасы - восемь тысяч евро в год на человека. И винтовки стоят по несколько тысяч долларов - как малокалиберная, так и пневматическая. Причем отечественная промышленность не выпускает таких, с помощью которых можно показывать результаты международного класса. Стрелковые костюмы стоят до тысячи долларов.

Мы большую часть года проводим вне дома. Для поддержания высокого класса недостаточно занятий в обычном тире. Нужен квалифицированный обслуживающий персонал, соответствующее оборудование. Этого нет не только в Домодедове, но и в большинстве городов России. Тиры закрыты или заброшены, новое оружие и оборудование не закупалось много лет, тренеры уехали работать за границу либо поменяли профессию. Правда, в последние годы что-то понемногу начало налаживаться. Высокое начальство стало проявлять заботу не только о спортсменах-сборниках, но и начинающих. Хорошо бы, эта забота не гасла между Олимпиадами.

Алейников: - Стрельбой стал больше интересоваться и народ. Многие, посмотрев красочные репортажи с Олимпийских игр, загорелись желанием отдать детей в стрелковые секции. Коллеги из разных городов говорили мне, что в течение последнего месяца наблюдается невиданный наплыв новичков.

— А говорят, что между спортсменами высокого класса дружбы быть не может.

Галкина: - Не знаю, может быть, стрелки по характеру особенные? Мы с соперниками по сборной России продолжаем дружить и за пределами тира. Казалось бы, за те 11 месяцев в году, которые проводим вместе на стрельбищах, в гостиницах, в дорогах, могли бы надоесть друг другу. Но даже в недолгие периоды, свободные от тренировок, продолжаем ходить в гости друг к другу.

— Что двигает вперед стрелка, много лет входящего в элиту в своем виде спорта? Азарт? Деньги? Или, может, чувство долга?

Алейников: - Спорт для меня и для Любы давно уже не хобби, а профессия. Когда результаты идут на подъем, добиваешься успехов, спортивный азарт обуревает и самого титулованного чемпиона. А если находишься в таком `разобранном` состоянии, как я сейчас, работать заставляют обязательства перед клубом и сборной. Ведь и я, и Люба, ничего, кроме как стрелять, на профессиональном уровне делать не умеем.

— Тренерская профессия вас привлекает?

Галкина: - Тренер должен отказаться от желания выступать на высоком уровне, а мы с Женей не собираемся стрельбу бросать. Ведь при правильном подходе к тренировочному процессу можно побеждать в стрельбе на крупных соревнованиях в возрасте и 40, и даже 60 лет - есть тому примеры.

Источник: Труд
Настенко Георгий

К литературе ФорумНа Главную