К литературеКниги по стрельбеНа Главную
Игорь Бакалов - "Недолет стрельца"

Игорь Бакалов - "Недолет стрельца"

Игорь Бакалов - "Недолет стрельца"Игорь Григорьевич БАКАЛОВ. Родился 9.12.39 в Свердловске (ныне Екатеринбург). В Беларуси — с 1962. Окончил минский радиотехникум. Четырехкратный чемпион мира (1962 — в стрельбе из револьвера в личном и командном первенстве; 1962 и 1966 — в скоростной стрельбе из пистолета в команде). Серебряный медалист ЧМ-62 в личном турнире в Эстонии, 1966, 1970 — в команде. Бронзовый призер ЧМ-70 в команде. Двукратный чемпион Европы (1963 — в стрельбе из револьвера и скоростной стрельбе в командном первенстве), серебряный призер ЧЕ-63, -65, бронзовый — ЧЕ-65. Многократный победитель Спартакиад дружественных армий. Двукратный чемпион Спартакиад народов СССР (1967, 1971 — в скоростной стрельбе). 14-кратный чемпион СССР в «олимпийке» и стрельбе из револьвера. На Олимпиаде-64 — 7-е место, на ОИ-72 — 24-е. Обладатель «вечного» рекорда СССР в упражнении МП-10 — 586 очков. Умер 25 сентября 1992 года.

Игорь Бакалов - "Недолет стрельца"

Слава богу, ни один из нас не знает, сколько ему отпущено судьбой. Не знаем мы и того, что нам суждено: созидать или разрушать, творить или вершить, страдать или жить счастливо. И смысл жизни все постигают по-своему: одни его ищут в подворотне, на дне стакана, другие — в высоких креслах и возможности повелевать, большинство — во взращивании детей и размеренном существовании… Каждый стремится идти своим путем к своей цели, ибо чужой путь, чуждая цель губительны для человека.

Крайне редко встречаются титаны, которым одна дорога скучна. Им хочется успеть пройти и здесь, и там. Ими движет не корыстный интерес, а стремление познать суть многих вещей. Они чувствуют в себе недюжинную силу и наверняка понимают свою неординарность. Но время ограничено, его лимит истекает слишком быстро, и они спешат успеть, пройти, достичь, поделиться теплом и энергией. Такие сгорают быстрее…

Таков Игорь Бакалов, по рождению Стрелец, по профессии — стрелок, по сути — талантище, генератор идей и доброй энергии…

Любопытно, гороскоп Стрельца идеально совпадает с характеристикой Игоря: «Стрелец любит показать себя, жаждет свободы, ловит каждое ее мгновение. Он долго сохраняет молодость благодаря интересу к жизни и к людям… Его оптимизм, душевное и физическое здоровье, чувство юмора обеспечивает ему симпатии других… Любит окружать себя друзьями и помогать им. Оптимизм помогает ему скорее справляться с трудностями, чем это удается другим. У Стрельца здоровое мышление и мощный энергопотенциал».

Он пытался объять необъятное, но судьба постоянно чинила ему препоны, словно бы в отместку за то, что неосторожно наделила его сверх меры разнообразными способностями.

Спортивная специальность Бакалова — скоростная стрельба из пистолета по силуэтам на 25 метров, или по-стрелковому — «олимпийка». Суть ее в том, что силуэты с мишенями поворачиваются к стрелку на короткие промежутки времени — 8, 6 и 4 секунды, в каждый из которых нужно совершить 5 выстрелов. Времени выцеливать, подолгу обрабатывать выстрел практически нет — миниатюрная модель жизни.

Долгое время, до появления в мировой элите Игоря Басинского, четырехкратный чемпион мира Игорь Бакалов был самым выдающимся белорусским пистолетчиком, а в «олимпийке» равных ему нет до сих пор.


Гоня

Зоя БАКАЛОВА, старшая сестра: Игорь родился 9 декабря 1939 года в Свердловске. В нашей семье было 8 человек: отец, Григорий Бакалов, мать, ее звали Марией, четверо детей. Еще с нами жили дедушка с бабушкой, родители мамы. Все мы — русские. До 1944 года жили в Свердловске. После освобождения Киева отец уехал туда, через некоторое время мы последовали за ним.

Мама родила Игоря в 41 год. Говорить он начал поздно, на третьем году, но был очень общительным и смышленым. Мы с сестрой наперебой играли с ним, отбирали друг у друга, так что он плакал, а бабушка за него заступалась. Отец Игоря очень любил, иногда покупал ему красивую одежду, но почему-то девичью. Металлический колокольчик и заводная обезьяна были его любимыми игрушками.

Еще не закончилась война, как отец увез нас в Каменец-Подольскую область, так как, прожив полгода в Киеве у знакомых, мы не могли устроиться с жильем. Отец был фотограф и любитель музыки. Сам научился играть на баяне, а еще развлекал нас фокусами на картах. Папа был сладкоежкой, никогда не пил, но много курил. Мы всегда ждали его с гостинцами.

Игорек, мы его звали Гоней (он, когда был маленький, так себя называл), начал учиться на Украине. И быстро освоил украинский язык, из-за чего отец, подсмеиваясь, звал его «хохол». У отца были золотые руки. Часто они вместе с Гоней что-то мастерили. Мастеровитость он унаследовал от отца. Мама была хорошей хозяйкой, а по работе помогала отцу печатать фотокарточки (это был сложный процесс). Отец в те годы мечтал о телевизоре и говорил, что скоро мы кино будем смотреть дома. Умер он в 1952 году от инфаркта.

Старший брат Петр после окончания института в Свердловске уехал с женой к ее родителям в Ленинград. У них-то я жила, учась в архитектурном техникуме. В 1954-м мама с сестренкой и братом приехали к нам. Игорь стал учиться в вечерней школе и работать на заводе им. Ворошилова, куда устроил его Петр.

Когда Игорю исполнилось 16 лет, он вступил в общество охотников и купил ружье. Пожилой мужчина учил брата охотиться на дичь на Ладожском озере. Он много привозил уток. Наставник присматривался к Игорю и очень его полюбил. Однажды он ему сказал: «Вот что, парень, у тебя не дрожит рука и меткий глаз. Если не бросишь ружье, из тебя выйдет толк».

Еще Игорь увлекался музыкой, сам научился играть на мандолине. Наверное, когда жили на Украине, ему понравился этот инструмент.

В 1957 или 1958 году Игоря призвали в армию, кажется, в войска МВД. Мать, провожая его, очень плакала. Но Господь так все устроил, что брат приехал в Москву служить в Лефортово. Там и начались у Игоря тренировки по стрельбе. После принятия присяги его направили на стрельбище в Мытищи, а потом перевели в ЦСКА. В 1962 году он женился на минчанке.

«Прощай, свобода!»

Тамара БАКАЛОВА, вдова, зав. лабораторией Дорожной станции переливания крови, мастер спорта по пулевой стрельбе: Впервые увидела Игоря в 1959-м, когда мы приезжали на сбор в Москву. На обращение офицера «Рядовой Бакалов!» нехотя поднялся долговязый парень в белой рубашке с розовыми цветочками. Это меня рассмешило. Одна из подруг заметила: «А тебе этот Бакалов понравился». Я удивилась: «Что ты, он просто смешной!»

На вечере отдыха Игорь пригласил меня танцевать со словами: «Я танцевать не умею, и вы можете сразу сменить партнера. Но можем и пойти погулять». Во время прогулки ко мне подошел парень, что-то спросил, я ответила, и он ушел. Оглядываюсь — рядом никого. Возвращаюсь, прохожу мимо Бакалова. Он подошел, я ему: «Не понимаю, как вы могли оставить меня одну?!» — «Не хотел вам мешать. Может быть, вам с ним интереснее, чем со мной».

С тех пор мы стали встречаться на соревнованиях и сборах, а в остальное время писали друг другу письма. Так продолжалось около двух лет. 30 декабря 1961 года Игорь приехал в Минск и сделал мне предложение. Я предупредила его, что к семейной жизни не готова: училась на третьем курсе мединститута, занималась научной работой, тренировалась. Игорь ответил, что все умеет делать сам. И 31-го мы пошли в ЗАГС расписываться. Успели за полчаса до его закрытия. Мужчина, который оформлял нам документы, спросил у Игоря: «Ну, что, солдат, не передумал? Нет? Прощай, свобода!» — и поставил печать.

Игорь действительно умел все. Готовил прекрасно. Это была его страсть! Если я приготавливала какое-то блюдо, назавтра он делал то же самое, но добавлял туда что-то еще — хотел, чтобы у него получилось лучше. Перед тем, как уехать на сбор, он закупал продукты, готовил салаты, какие-то блюда, что-то оставлял в виде полуфабрикатов — целый холодильник, на неделю вперед. Потом он приезжал, снова все заготавливал и опять отправлялся на сбор.

Трехкратный, не заслуженный

Ренарт СУЛЕЙМАНОВ (Уфа, Россия), бронзовый призер ОИ-68, многократный чемпион мира, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР: В 1960 году Игоря включили в команду «Динамо-1», в составе которой он впервые стал чемпионом СССР. В 1961-м он замкнул шестерку лучших в «олимпийке», а в следующем, выбив 587 очков из 600, занял 4-е место и был законно включен в сборную СССР. На чемпионате мира в Египте Игорь выбил 588, столько же было у американца. Назначили перестрелку за серебряную медаль, которую выиграл Бакалов. Чемпионом тогда стал опытный ленинградец Александр Забелин (589), я показал 4-й результат, и мы уверенно победили командой.

В стрельбе из револьвера Игорь не входил в командный квартет, но я заболел ангиной, и его включили вместо меня. Он отстрелял великолепно — 590 очков и заслуженно стал чемпионом мира. Кроме того, наши победили и командой. Замена получилась удачной, я на такой результат не был готов.

Стрельба из револьвера — неолимпийское упражнение, но Игорь был еще вторым в «олимпийке», и по существовавшему положению ему должны были присвоить звание заслуженного мастера спорта, которое давало определенные привилегии. Однако «наверху» представление Бакалова отклонили, сославшись на то, что «молод еще, успеет взять свое». От Георгия Волынского знаю, что потом, в 80-х, Спорткомитет БССР подавал ходатайство о присвоении Бакалову звания «заслуженный мастер спорта», а самому Волынскому — «заслуженный тренер СССР». Им так и не присвоили? Это несправедливо.

Эдуард ЯРОШ, четырехкратный чемпион мира-62, -66 в составе сборной СССР: На чемпионате в Каире жара стояла неимоверная, далеко за 30 градусов. Стрелять было нелегко, но программа чемпионата была интересная. Игорь с первого захода выиграл три золотые и серебряную медали. После этого он прочно занял место в сборной Советского Союза почти на полтора десятилетия.

В 1962-м он еще был москвичом. У нас в республике стрельба из пистолета была не на высшем уровне. Бакалова пригласили к Виктору Ильичу Ливенцеву, председателю Спорткомитета БССР. Это совпало с тем, что Игорь женился на минчанке. Когда он переехал в Минск, ему создали здесь все условия для жизни и тренировок. Долгое время они сотрудничали с Георгием Волынским, первые лет десять — плодотворно.

Тандем противоположностей

Р.СУЛЕЙМАНОВ: Волынский был одним из лидеров «олимпийки» в Советском Союзе, в 1959 году он выиграл Спартакиаду народов СССР, в 1970-м — чемпионат страны, Бакалов тогда был вторым. Но такому стрелку, как Волынский, и проиграть не зазорно. К сожалению, он был невыездным. Я спрашивал его: «Георгий Наумович, как это тебя во время войны (он тогда разведчиком был) под колючую проволоку пускали, а теперь тебе через шлагбаум хода нет?» Он мрачно ответил: «Было дело», тем и ограничился. Георгию в жизни тоже пришлось хлебнуть горя: сын погиб, жена покончила с собой…

Леонид КЛЕЩЕВ, мастер спорта: Нас было трое друзей — Бакалов, Волынский и Клещев. Потом у них с Жорой пошли какие-то разборки. Но я поддерживал дружеские отношения и с тем, и с другим, и они об этом знали. Жора Волынский тоже был большим спортсменом и стал хорошим тренером. Но был слишком суров, никаких послаблений никому не делал, со всех требовал одинаково жестко, не признавал индивидуальностей. Я как-то сказал ему об этом, он промолчал. С Игорем у нас также был разлад, лет пять. Я человек обязательный и ценю это качество в других людях. А Игоря разрывали на части различными просьбами, он никому не мог отказать, из-за чего порой нарушал наши договоренности.

Тамара БАКАЛОВА: С Жорой Волынским они долго дружили, Игорь писал его своим тренером. Но потом что-то развело их в стороны. Может, Волынский повел себя как-то не так, не знаю. Игорь никогда не обсуждал действия своих друзей и никому дома этого не позволял.

Олег МОСКАЛЬЦОВ, врач-анестезиолог Института онкологии: С Волынским, его тренером, они в чем-то разошлись. Игорь этот вопрос обходил стороной. Но когда у Георгия за ухом вскочила гемангиома — доброкачественная опухоль, кровяная, солидного размера, Игорь стал меня просить: ну, уговори ты его сделать операцию! Волынский очень боялся лечиться, а оперироваться — подавно. Все же удалось его убедить. Он потом меня благодарил, а я ему ответил: не мне, а Игорю надо спасибо сказать.

Александр Кедяров, многократный чемпион мира и Европы, серебряный призер ОИ-76, главный тренер сборной Беларуси по пулевой стрельбе: Игорь ценил людей. Предательства не терпел. Тех, кто его обманул, предал, он отсеивал. Как-то были соревнования в Вильнюсе. Оставался еще один день, но мы — Игорь, Виктор Торшин, Виктор Петров и я — свое уже отстреляли и самовольно уехали домой на день раньше. При нашей кочевой жизни каждый день дома, с семьей — праздник. Наш тренер Волынский в воспитательных целях написал об этом заметку в «Физкультурник Белоруссии». Конечно, мы были не правы, но наказание должно быть соразмерно проступку. Игорь считал, что Волынский переступил грань допустимого и так до конца его не простил.

Эталон

А.Кедяров: Его стрелковая техника поражала многих. Игорь поднимал руку и сразу совершал первый выстрел. На это у него уходило 0,8-0,9 секунды. Так он экономил время на остальные четыре. Это и природный дар, и наработка, и творческий поиск. В «олимпийке» есть 4-, 6- и 8-секундные серии. Но побеждает обычно тот, кто лучше стреляет в 4 секунды. В этом у Игоря было немного конкурентов.

Он успешно стрелял из пистолетов разных типов — был уникально одарен. За две недели до соревнований бросал все постороннее и упорно работал. Приучил себя тренироваться дома, без патрона, отрабатывал чувство пистолета. (В тире стрелок не замечает отдельных ошибок.) На стрельбище он проверял наработанное дома. Если все было нормально, прекращал стрельбу, чтобы не потерять обретенные зрительно-мышечно-суставные ощущения. То, что Игорь делал дома, было невидимой частью айсберга, на стрельбище — верхней. Не знавшие об этом говорили: Бакалов тренируется мало, а стреляет здорово. Многие пытались копировать, но из этого, как правило, ничего хорошего не получалось. В скоростных видах — «олимпийке» и стрельбе по движущейся мишени — навык нужно поддерживать постоянно.

Он был честолюбивый парень, работал только на выигрыш. Отстрелять вполсилы, словчить — не умел. Победами никогда не бравировал. У нас вообще не принято об этом говорить.

Р.СУЛЕЙМАНОВ: У него была классная техника стрельбы, отточенная до миллиметра. Молодых стрелков водили смотреть, как стреляет Бакалов. Он был живым наглядным пособием. Шлифовал движения неустанно. Володя Разоренов смастерил ему небольшую автоматическую установку, которая открывала силуэты на 8, 6 и 4 секунды. Игорь работал с ней в гостинице каждый день, где бы мы ни находились, и везде возил с собой.

Э.ЯРОШ: Скоростная стрельба из пистолета — вид зрелищный, всегда собирающий зрителей. Игорь любил стрелять на публике. Кого-то это выбивало из колеи, Бакалов же безупречно владел собой, держался красиво, с достоинством. Для стрельбы он был сложен отменно: высокий, тоненький, с хорошим зрением. Первый выстрел совершал быстро, не просто «цеплял десятку», а попадал в самый ее центр. Это выгодно отличало его от коллег. Много тренировался без патрона, умел создавать себе спортивное настроение, настраиваться на соревнования. Дома у него была самодельная автоматическая установка, пистолет-макет, и он часами оттачивал технику, а на стрельбище только закреплял отработанные движения. Неприхотливый, лет 15 стрелял из одного пистолета — ХР-64. Он был очень самостоятельным человеком со своей позицией, которую отстаивал, даже если это не нравилось начальству.

Л.КЛЕЩЕВ: Он в обыденной жизни не кичился своими достижениями. Только на парады командование обязывало его, офицера, надевать широкую ленту и цеплять на нее многочисленные награды. Не хотел, чтобы знали о том, что он много работает. Но я его не раз заставал дома за тем, как он целит в приклеенные на окне мишени. Однако делал вид, что не сильно этим озабочен. Однажды признался, что тренируется не менее двух часов в день. Кстати, скоростной пистолет весит полтора килограмма.

Анатолий ЕГРИЩИН (Санкт-Петербург, Россия), многократный чемпион мира и Европы: Бакалов — стрелок, одаренный от Бога. Я был немного моложе и учился у негпо стрельбе из револьвера. Его техника была отработана до мельчайших деталей. Написанное в методических пособиях можно было увидеть на его тренировках, к которым он неизменно подходил творчески. До миллиметра вымерял расстояние, прежде чем повесить тренажер. А сколько он знал по стрельбе, об оружии! Всегда имел свою позицию, это, конечно, не всем нравилось.

Ковбои

Р.СУЛЕЙМАНОВ: Сидим как-то на сборе в Мытищах. Приезжает стрелок-москвич и говорит, что настоящие снайперы не мы, а супермены из фильма «Великолепная семерка». Мы с Игорем тут же поехали в Москву. То, что мы увидели, произвело сильное впечатление. Герои боевика поражали цель из самых невероятных положений. И, главное, стреляли не целясь, от бедра. Выйдя из кинотеатра, взяли такси и помчались в Мытищи. Набрали около тысячи цинковых пулек, пошли стрелять на берег реки. Там, на песчаном откосе, хорошо видно, куда вонзаются пули. Израсходовали весь взятый запас, зато научились прилично стрелять от бедра.

Через несколько лет во время чемпионата мира в Финиксе нас повезли на экскурсию в кинематографическую деревню, где как раз снимают подобные боевики. Нам показали, как это делается. Герой в кадре стреляет в никуда. А за кадром стоит профессиональный стрелок-стендовик и из ружья поражает цель. Потом все монтируется — вот и весь секрет.

Роковой выстрел

Р.СУЛЕЙМАНОВ: На всесоюзных сборах и выездах за границу мы жили с Игорем вместе. Так продолжалось 10 лет, так было и в Цахкадзоре на финальном сборе олимпийской команды СССР, которая должна была вылететь в Мехико для участия в Играх XIX Олимпиады. Вопрос об отборе в команду для Игоря не стоял, он был безусловным первым номером в скоростной стрельбе, а я — вторым. Он был готов к этой Олимпиаде, как ни один силуэтчик мира. Я полагал, что эти Игры станут звездным часом Бакалова. Но вышло по-другому.

Мы дружили со стрелками-стендовиками Женей Петровым, Юрой Цурановым, многократными чемпионами мира и Европы. В тот злополучный день (это был выходной) мы все вместе отправились на перепелиную охоту. Стреляли из стендовых ружей. Я практически не попадал, а Игорь показал себя хорошим охотником. Чтобы поднять из травы перепелов, мы ходили с привязанными к ногам камнями. За день я так устал, что отправился в гостиницу отдыхать. А стендовики попросили Игоря взять на складе пистолеты, чтобы пострелять в тире.

Василий ПАВЛЮКЕВИЧ, гостренер по резерву Брестской области: В пистолете, который дали Игорю, был полный магазин, причем курок был взведен и патрон дослан в патронник, разрядить оружие можно было только выстрелом. Выходить из склада с заряженным пистолетом категорически воспрещается. Поскольку на складе были люди, нельзя было стрелять и в стенку, рикошет мог быть непредсказуемым. Игорь отвел руку в сторону и разрядил пистолет в дверной проем, в котором никого не было. Находясь к проему под углом, он не мог видеть входившего Женю Кондратьева. Пуля прошила туловище поперек и, отразившись от ребра, проделала свой черный путь назад. Женя согнулся, успев вымолвить: «Ребята, что же вы делаете?»

Евгений ПОЛИКАНИН (Москва, Россия), в 1960-80 годах — главный тренер сборной СССР, ныне — один из руководителей Международной Федерации стрельбы: Бакалов тут ни при чем. Он получил пистолет со взведенным курком. Его наверняка это удивило, и он решил проверить. А тот парень вошел в дверной проем…

В.ПАВЛЮКЕВИЧ: Мне довелось сопровождать Бакалова на родину Кондратьева в Ташкент, где я тогда жил и трудился, и знакомить его с родителями погибшего. Отец Евгения, как ни трудно ему было, сумел совладать с нервами и понять, что произошло чудовищное стечение обстоятельств. Родители Кондратьева написали тогда заявление о том, что не имеют к Бакалову претензий. Ему тоже было очень тяжело.

Буквально через пару дней олимпийская сборная СССР вылетела в Мехико. В ее составе не было двух претендентов на олимпийские медали — стендовика Евгения Кондратьева и пистолетчика Игоря Бакалова.

Р.СУЛЕЙМАНОВ: Я тогда написал рапорт с просьбой, чтобы дознание проводила военная прокуратура, поскольку Игорь — офицер. Местные власти вряд ли бы провели объективное расследование. Мое ходатайство помогло. Расследование показало, что за день до трагедии приезжала пострелять армянская семья, возможно, знакомые завскладом. Он не имел права выдавать им оружие, тем более, как выяснилось, стреляли даже дети. Еще раз завскладом нарушил инструкцию, когда не проверил возвращенные пистолеты. Это его прямая обязанность. Оружие сдается на склад разряженным.

Е.ПОЛИКАНИН: Этим делом занимался Георгий Георгиевич Козлов, главный тренер Вооруженных Сил. Во многом благодаря его усилиям удалось добиться, чтобы наказание было минимальным — два года условно. Бакалов, конечно, очень пострадал морально. Он пережил такой шок, что несколько месяцев не мог брать в руки оружие. Мы вынуждены были заменить его другим спортсменом.

Местные власти неспроста хотели замять это дело. Начальник склада совершил целую серию нарушений. Во-первых, приезжали какие-то высокопоставленные люди пострелять. Он не имел права выдавать им оружие, тем более пистолеты сборной команды СССР. Во-вторых, на склад оружие принимается разряженным. Это непреложный закон. Если оно заряжено, то начальник склада обязан его разрядить. Выдавая оружие стрелку, он снова обязан убедиться в этом. И последнее. Во время выдачи оружия в оружейной не должно быть посторонних.

Э.ЯРОШ: Когда случилась эта трагедия, мы все переживали. Я ведь знал и того парня, стендовика… Никогда прежде и после, слава богу, такого не происходило. Разбирательство было очень серьезным. Переживали за Игоря все. Не помню, чтобы кто-то злорадствовал. Наоборот, все мы надеялись, что какие-то факты будут в его пользу. После пережитого он изменился, исчезли веселость, легкость общения.

Виктор ПЕТРОВ, вице-чемпион Европы, чемпион СССР: Отношение к произошедшему у всех было однозначное — сочувствие. Тренеры и спортсмены старались эту тему обходить. Все видели, как Игорь страдает, как трудно ему даются тренировки. Начал отходить только к концу второго года после случившегося.

Л.КЛЕЩЕВ: Это произошло перед Олимпиадой. А готов он тогда был, как никогда в жизни. Разбуди среди ночи — 299 из 300 выбьет. Не было ни одной прикидки, чтобы он к 600 очков не приблизился. Потом, когда он пытался решить вопрос с квартирой, ему напоминали: это ты тут всех бьешь, а там… Эта трагедия сильно его подкосила, он замкнулся, стал совершенно по-иному относиться ко всему.

А.Кедяров: Огромная психологическая травма. Он и так был парень скрытный, не перед каждым распахивал душу, а тут такое. Может быть, это и помешало ему в дальнейшем подняться до тех высот, которых он по своему таланту заслуживал.

Недолет

Афанасий КУЗЬМИН (Рига, Латвия), олимпийский чемпион-88, серебряный призер ОИ-92, 13-кратный чемпион мира: Игорь полностью отдавался любимому делу, но его преследовало невезение. После Каира звание заслуженного мастера спорта СССР не присвоили. Может, получи он тогда свое и все пошло бы как по маслу. Ему не хватало, что называется, ровной мушки и кусочка счастья. В 1970 году на чемпионате мира в Финиксе Игорь после первого дня лидировал. Во второй на него обрушился шквал невезения: слабый патрон не долетел до «десятки» — спикировал в «шестерку». Потом пошли осечки — одна, вторая. Их дают перестреливать, но это уже другая стрельба — не то настроение, не тот ритм.

Е.ПОЛИКАНИН: Хорошо помню случай с недолетом пули у Бакалова. Такие «плевки» случаются чрезвычайно редко. Это было настоящее ЧП. Служебное расследование подтвердило, что вины стрелка в происшедшем нет. Недолет произошел из-за некачественного патрона подольского завода «Олимп». В Мехико он не попал из-за трагедии, в Мюнхене случился этот «плевок».

А.Кедяров: Олимпийский чемпион поляк Юзеф Запендзки, узнав, что Бакалов не прилетел в Мехико, вздохнул с облегчением. Понимал, что Игорю тогда не было равных. И Юзеф выиграл свою вторую Олимпиаду.

Р.СУЛЕЙМАНОВ: По-моему, недолет у Игоря случился дважды — в Финиксе и Мюнхене. Это происходит, когда из патрона высыпается порох и пуле не хватает энергии лететь по прежней траектории. Представляете, что такое «шестерка» вместо «десятки» для стрелка мирового класса? За один выстрел теряешь больше, чем за 59 остальных. После этого кураж пропадает. Последний выстрел в Мюнхене мог быть медальным, но пуля не попала в габарит. Сразу минус 10 очков.

Когда спортсмена за границей преследуют неудачи, к нему пристает клеймо «домашнего» героя, избавиться от которого очень и очень сложно. В середине 70-х его результаты стали падать, что вполне естественно: интенсивная работа на пиковых нагрузках истощает мозговые ресурсы — в сборной СССР Игорь Бакалов выступал 13 лет.

Э.ЯРОШ: Да, Олимпиады у него не получились. Мужик амбициозный, самолюбивый (но не задиристый), он не любил проигрывать. Но на нем никогда не лежала печать неудачника, он во множестве соревнований побеждал.

А.ЕГРИЩИН: Ему фатально не везло на крупных турнирах. А в середине 70-х спортивное руководство пошло по пути искусственного омоложения сборных команд. Эта политика нанесла непоправимый вред нашему спорту, нарушила естественный процесс смены поколений. Это не позволило Бакалову добиться тех результатов, на которые он был способен. Когда тебя перестают вызывать на сборы, не включают в состав команд, стимулы теряются быстро.

Отец чужой победы

А.КУЗЬМИН: Когда я попал в сборную, у нас была приличная разница в возрасте (я на 8 лет моложе Игоря) и положении. Бакалов и Сулейманов — уже великие стрелки, подойти к ним было страшновато. Да они поначалу и не очень подпускали к себе. Но я все время наблюдал за Бакаловым. У него была самая красивая техника стрельбы, по которой нас, молодых, учили. Хорошо помню, как в середине и конце 60-х стрелки пошучивали: «олимпийку» можно не разыгрывать — победит Бакалов. Он не просто побеждал, а, как правило, с большим отрывом.

Дружил не со всеми. С Сулеймановым они были близки, потом приблизили меня, и я учился у них премудростям жизни и стрельбы. Шутки у Игоря были острые, кто его не знал, мог обидеться. Но это был человек, на которого всегда можно было положиться.

Только благодаря Игорю я стал в 1988 году олимпийским чемпионом. Когда на предолимпийском первенстве Союза не попал в команду, мне сказали: «Кузьмин, поезжай в Испанию». Это был утешительный приз неудачнику. Попросил об одном: коли выбью в Мадриде 598 очков, чтобы меня вызвали на последний сбор. До Испании оставалось недели полторы-две. Мы созвонились с Игорем, и он приехал со всей семьей в Ригу. Дача у меня в лесу, стрельбище рядом. Как раз проходил чемпионат Латвии. Я выиграл с низким результатом, кажется, выбил 590. Бакалов, наблюдавший за моей стрельбой, сделал вывод, что я «разобранный». Мы каждый день подолгу беседовали на моей даче. Игорь часами настраивал меня на результат. Подробно разбирал ошибки, советовал, убеждал. И в Испанию я отправился с ощущением приятного чувства спортивной злости.

Никто никогда не делал в «олимпийке» 598 очков под заказ. Мне это удалось. И из Мадрида я отправился прямо на сбор в Сухуми, занял там второе место и был включен в выездной олимпийский состав. В Сеуле стрелял с тем же чувством уверенности, которое вселил в меня Игорь. Снова выбил 598 очков, а потом в финале и 100 из 100 — победа! Игорек — просто умница! Когда вспоминаю об этом, слеза прошибает!

Тамара

Тамара БАКАЛОВА: Моя спортивная карьера закончилась с замужеством. Игорь сказал, что в семье достаточно одного спортсмена. Пока училась в медицинском, я еще выступала за свой вуз в соревнованиях, но уже практически без тренировок. А в юности у меня был юношеский рекорд Союза, который лет пять не могли побить.

Как-то ведущим стрелкам устроили сбор вместе с женами в Эстонии, в местечке Эльва возле Тарту. Нас разместили по семьям. Известно, что эстонцы недолюбливали русских. Но Игорь быстро все устроил. Он поднялся рано утром, растопил печь, потом с рыбалки привез хозяевам рыбы. И у нас наладились прекрасные отношения. На островке посреди озера смастерил столик, сиденья, приспособления для шашлыков, поставил палатку. Мы там жили всего три дня. Он все делал красиво, аккуратно, жил в ладу с природой. Помню, только легли спать, под палаткой кто-то копошится. Я всполошилась, а он спокойно: «Не бойся, это мыши». Раздался неприятный крик. «Спи, это выпь кричит». Он знал, казалось, всех птиц и зверюшек.

В Сухуми нас принимал Миша Бигвава, администратор гостиницы. Игорь сразу сказал, что на 10 дней берет на себя хозяйские обязанности. У них было четверо детей, у нас — двое да четверо взрослых. Все 10 дней он сам ходил на рынок, готовил и кормил всю нашу компанию. Когда ему надо было уезжать, он сказал хозяйке: «Света, ты отдохнула? А теперь дай отдохнуть моей жене».

Бывало, мы ссорились. Не часто, как в каждой семье. Я тогда не пускала его на кухню, а это было для него самым тяжким наказанием. Мириться он умел. Возьмет на руки и несет по квартире. И такой дипломат, так все повернет, что думаешь, а может действительно я виновата? Как-то мы повздорили, и я в сердцах резко закрыла дверь — случайно зацепила ногу Игоря. У него от боли глаза стали дикими. Мне жутко, я схватила детей — и на кухню. Вдруг слышу его гомерический хохот, только и сказал: «Видела бы ты свои испуганные глаза!»

На свадьбу Лены приехали его родные. Запомнилось, как ко мне подошла сестра Игоря Клава и поделилась: «Он мне сказал, что, кроме тебя, никого не любил». К моим родителям и своим родным относился очень бережно. А вот деньги у него не задерживались. Говорила ему: ты, как герой Мамина-Сибиряка, — миллионы на ветер. Из поездок привозил массу подарков, львиную долю раздаривал друзьям.

Большую часть года Игорь проводил на сборах. Но те 3-4 месяца, что он был дома, максимально посвящал семье. Почти каждые выходные мы большой компанией вместе с друзьями ездили на охоту, рыбалку, нередко ночевали в палатке.

Детей любил безумно, но бывал с ними и строг. Когда Леночка была еще грудной, у нее покраснели глазки. Игорь поднял на ноги всю детскую поликлинику: у ребенка красные глаза, а никто не реагирует. Оказалось, обычный конъюнктивит. Как-то один из его знакомых был у нас в гостях и рассказал, что у него недавно родился ребенок. Я удивилась: что же ты сидишь, ведь твоя помощь необходима дома! Вот Игорь, когда стал отцом, взвалил на себя значительную часть забот. Муж меня поддержал: «И делаю это с удовольствием! » Так и было: гулял с детьми, возился, кормил их. Повышал голос нечасто, но все дома ходили по струночке. Он любил порядок. Если девчонки где-то задерживались, проказничали, Игорь нервничал, отчитывал их.

Дочери

ТАТЬЯНА: Детство запомнилось, как что-то яркое и теплое. Каждые выходные выезжали всей семьей на охоту либо рыбалку. Если папа был в отъезде, нас брали с собой его друзья.

ЕЛЕНА: Чуть ли не каждый вечер мы были в гостях, либо к нам приходили его друзья. О спорте почти ничего не говорилось. Медали он складывал в коробочки. Кто-нибудь из гостей мог воскликнуть: «Ой, какая красивая медаль!» — и он отдавал. Половину своих медалей и кубков раздарил. Но если кто-либо позволял себе нас обидеть, он бывал суров. Однажды вечером мы с Таней остались дома вдвоем, кто-то пьяный стал ломиться в дверь. Мы перепугались ужасно.

ТАТЬЯНА: Как раз позвонил папа. Я ему кричу: «Приезжай быстрее домой!» Он примчался, спустил того человека с лестницы (это был его знакомый) и сказал, чтобы его ноги больше в нашем доме не было. Иногда он нас баловал. Из одной поездки привез целый чемодан подарков. Вдруг говорит: хочешь пострелять? И я прострелила чемодан. Возил меня с собой на соревнования на Украину и в Финляндию. Там были ночные стрельбы трассирующими пулями — зрелище потрясающее! Приезжал в пионерский лагерь, откармливал нас икрой, бутербродами, конфетами.

ЕЛЕНА: Когда приходили гости, мы лепили малюсенькие сибирские пельмени. Папа требовал, чтобы было аккуратно и качественно.

ТАТЬЯНА: Помню, как он ругался, если неаккуратно был нарезан хлеб или некрасиво уложен салат. Но долго не сердился. Минут через 10-15 подойдет и смешно так толкается животом.

ЕЛЕНА: Он мог говорить на любые темы — о картинах, книгах, музыке, об истории. Мама иногда не верила, проверяла по книжкам — все точно.

ТАТЬЯНА: Папа постоянно был занят — сборы, соревнования, политинформации. Забежит домой на 15 минут — и дальше.

ЕЛЕНА: Он меня не хотел тренировать. Считал, что семейственность — это нехорошо. Чем я только не занималась — баскетболом, прыжками в высоту и в воду, фигурным катанием, рисовала.

ТАТЬЯНА: А мне говорил: «От стрельбы у тебя будет некрасивая фигура — перекошенное туловище, одна рука накачана». Я три года каталась на фигурных коньках, играла в большой теннис, занималась спортивной гимнастикой, фехтованием, игрой на мандолине.

ЕЛЕНА: Родители помогали нам, подталкивали, но ничего не навязывали. Когда пошла учиться в ПТУ на повара, папа сказал: «Каждая женщина должна уметь готовить». А после его окончания устроил меня в «Шынок «У Лявона». Позже поступила в Московский институт пищевой промышленности на заочное отделение.

ТАТЬЯНА: Я училась в оптико-механическом училище (туда меня направил папа), год работала на заводе имени Вавилова. Когда поступила в политехнический на робототехнику, он был так счастлив! Я боялась сообщить папе о решении выйти замуж. Он узнал об этом от мамы и Лены, был целый скандал. Однако когда мы с Волькой случайно встретились с папой, он позвал нас домой и все пошло как надо.

ЕЛЕНА: Мне много делали предложений. Каждую неделю я объявляла, что выхожу замуж. Когда же мы с Витей подали заявление, мама была в шоке, а папа сказал: «Быстренько за шампанским!» Он нам поставил условие: «Живем вместе, значит, расходы делим пополам». Все, что он привозил с охоты и рыбалки, шло в общий котел. Только муж поначалу никак не мог понять, почему надо вставать ночью чистить рыбу. Но папа так требовал: чистить пока свежая.

ТАТЬЯНА: На зиму папка заготавливал кадку огурцов, столько же помидоров, капусты, много грибов. Сам коптил кур, рыбу. На балконе делал шашлыки. Однажды соседи не разобрались и вызвали пожарных.

ЕЛЕНА: В автоклаве закатывал мясные консервы, консервировал угрей, которых сам же и ловил. А как здорово было на балконе пить пиво с раками!

Егор — широкая душа

О.МОСКАЛЬЦОВ: Игорь был редкий жизнелюб — широкая душа. Мы, друзья, звали его ласково Егором. За голубые глаза я как-то назвал его Мальвиной — он очень обиделся, и в ответ обозвал меня Циклопом (у меня один глаз удален). Но потом уж ни я, ни он больше эти прозвища не употребляли.

Он любил жизнь во всех проявлениях. С удовольствием играл в шахматы, в карты. А как здорово умел париться и товарищей попарить! И все любил делать сам. Кажется, патронов для охоты всегда было — завались! Нет же, он делал свои. Отвешивал на аптекарских весах порох, вставлял капсюли. Его патроны отличались большей убойной силой. Охотились на кабана, на лося, на уток, ездили в Столбцы, Старые Дороги… И всюду его любили. Нигде с пустыми руками не бывал. В Столбцах у Андрея Артеменко, тогда замдиректора мясокомбината, могли, наверное, набрать колбас вдоволь. Но Егор и колбасы сам делал — по особым рецептам. Готовить очень любил. Знал, что, где надо купить, как приготовить. Но обязательно все у него должно было быть красиво.

А честный какой! После охоты все делил поровну. Он меня на рыбалку вытаскивал, хотя я не рыбак. Ездили в Волму, в рыбхоз. Егор мешка два комбикорма в воду высыплет, поставит две удочки и таскает одну за другой. Ловит сам, а рыбу поделит ровненько на двоих.

Я как-то научил его самогоночку гнать. Это сейчас за все «баксами» расплачиваются, а тогда — водкой или самогоном. Тем более мы строили дачи (они у нас рядом). Он сконструировал себе самогонный аппарат и стал добавлять в самогон всякие составляющие. То, что он выгонял, мы называли «Ласковая», такая она мягкая была по вкусу. Сам солил, тушил, вялил, гнал — и от всего получал удовольствие. И при этом был таким хлебосольным, других таких не было и нет. Выпить любил, но не лишь бы что. Пил «Ласковую» да шампанское уважал. Однако меру свою знал четко. За многие годы нашей дружбы ни разу не видел, чтобы Егор потерял контроль над собой, вышел за рамки приличия.

С Тамарой отношения у них были прекрасные, но лидером был он. Его слово для нее было законом. Она к нам, его друзьям, относилась по-доброму. Дочек любил очень, но был с ними строговат. Не любил, когда ему перечили. Все-таки человек он был самолюбивый, целеустремленный, иначе бы не достиг чемпионских медалей.

Для друзей на все был готов. Однажды наш общий друг попал в вытрезвитель и ему оттуда позвонил. Бакалов примчался вместе с Владиком Евдокименко на его «Волге». Привез начальнику вытрезвителя коньяк, апельсины и попросил выпустить друга и не сообщать тому на работу. Капитан согласился. Но Егор никогда не кичился тем, что сделал. И о победах своих спортивных тоже не любил рассказывать.

Был у меня период, когда часто ездил в командировки. Это всегда связано с проблемами: достать билеты, устроиться в гостиницу. Егор познакомил меня с военным комендантом железнодорожного вокзала, и вопросы с билетами были сняты. Перед командировкой в Москву я позвонил ему: «Не поможешь в Москве с жильем?» Он позвонил в Москву, в ЦК ВЛКСМ и все уладил. Меня встретили на вокзале и на машине отвезли в гостиницу. Не куда-нибудь — в «Будапешт», в другой раз — в «Россию». И в Казани он меня устроил, хотя там в то время были ленинские дни, и приезжих — море. В Риге меня, по его просьбе, встретил Афанасий Кузьмин, его товарищ по сборной СССР. Связи у него были, казалось, везде. Любой вопрос мог решить. Все делал спокойно, голос не повышал. Он по темпераменту был флегматиком. Никогда не слышал, чтобы Егор ругался, тем более матом. Интеллигентный парень, тонкий.

Друзья

Тамара БАКАЛОВА: У нас всегда был полон дом людей. Встречи с друзьями, где бы они ни проходили, большей частью заканчивались у нас. Однажды с приятелями решили пойти в кино. Игорь отдал нам билеты и пообещал прийти позже. Вдруг на его место садится незнакомая женщина и, обращаясь ко мне, говорит: «Ваш муж продал мне свой билет и просил передать, что будет ждать вас с друзьями дома». К нашему приходу он уже приготовил стол. Он мог прийти с друзьями в час ночи и поднять меня. Мои возражения, что, мол, в семь утра вставать на работу, он парировал: «Всю жизнь проспишь!» А со знаменитым клоуном Олегом Поповым они приехали в два часа ночи и палили из пневматического пистолета по горящим свечкам, стоявшим на телевизоре. Я боялась, как бы они не попали в кинескоп! Обошлось. Любил слушать музыку: от «Рондо капричиозо» Сен-Санса до Высоцкого, Розенбаума, АББА, «Бони М». Из-за стрельбы Игорь плохо слышал и включал магнитофон (он сам его собрал, когда заканчивал радиотехникум) довольно громко. Появятся новые записи, звонит друзьям, чтобы пришли послушать.

Е.БАКАЛОВА: Папа был очень общительным, к нему льнули люди. В нашу компанию входили Клещевы, Гласовы, Кедяров, Фомченков, Репин, Молочко, Котельникова, Заичкин, Лях, Москальцов, Евдокименко… Все это люди из разных сфер деятельности — инженеры, экономисты, научные работники, преподаватели, врачи, рабочие…

Татьяна БАКАЛОВА: Если человек был ему симпатичен, он его уже не терял. Везде его знали. На распределении в институте у меня спросили: Игорь Бакалов — ваш отец? Зачем же вы такую знаменитую фамилию поменяли? Пришла в институт кибернетики — и там его знают!

А.Кедяров: Сразу он мне был непонятен, потом разобрался. Определяющим качеством его натуры была рациональность: в ведении семейного бюджета, в подготовке к соревнованиям, в распределении времени.

Приготавливая блюда, фантазировал. Они получались неожиданными по внешнему виду и вкусу, но неизменно красивыми и лакомыми. О его хлебосольстве ходили легенды. Все, что касалось кулинарии, его интересовало. Помню, заехали ко мне, приготовили картошечку, я поставил грибы черные, холодец. Ему понравилось, и он стал дотошно выпытывать. «Из чего холодец?» — «Из головы». — «Где покупал?» — «На рынке». — «У кого?» — «У парня молодого, мордатого». — «Как варил?» — «На малом огне, снимая пенку». Он мясо готовил и по-армянски, и по-белорусски. Колбасы пальцем пханые делал классно. Были у него книжки со всякой рецептурой. Любил, когда аккуратно нарезано, красиво накрыто. Сам сделал коптильный шкаф из нержавейки, коптил курятину.

Выезжали на Волму, он быстро распределял обязанности, и сам принимался за дело. Готовили в 2-3 «смычка». Уха варится, рыба жарится, шашлыки готовятся. В баню ездили к Виктору Фомченкову. Игорь доверял мне себя парить. По его вскрикам я и научился этому делу.

Л.КЛЕЩЕВ: Если деньги появлялись, быстро их проматывал. Из Индии он привез чеков на семь с половиной тысяч рублей — все распустил. Как-то обмолвился: все в дело пущено, и не жалею. Он всегда хотел быть лучше всех. В валютном баре накупит импортных сигарет и с удовольствием раздаривает. Шампанское любил. Не успеем куда-нибудь выехать, он уже предлагает: «Ну что, по «шампуньке»?» Но контроль над собой никогда не терял. Если его что-то интересовало, он подходил к делу тщательно. Захотел как-то охотничий нож, чтобы лучше, чем у всех. Ему друзья в физтехе Академии наук специально подбирали особо прочный сплав. А за ружьем для охоты Егор в Ижевск ездил.

Обидно, что его нет. Сейчас он был бы великим предпринимателем. Ведь он и тогда, в советское время, ухитрялся проворачивать такие операции! Нет, все в рамках закона, но Игорь умел связать несоединимое и свести вместе людей, которые были нужны друг другу.

Неописуемая пустота

Тамара БАКАЛОВА: В Индии Игорь 10 месяцев обучал стрельбе телохранителей Раджива Ганди. Люди, с которыми он работал, полюбили его. Потом они были в Минске, целый автобус военных, заехали к нам, а его в тот момент не было дома, они так сокрушались. В Индии Игорь переболел тропической лихорадкой. После этого у него начались проблемы со здоровьем. Видимо, оттуда он привез инфекцию, возможно, «Гепатит-С». Тогда эта форма была у нас неизвестна.

Виктор ФОМЧЕНКОВ, директор ФОЦ: После возвращения Игорь стал меньше двигаться. На охоте надо много ходить, иначе не будет толку, а он просил: «Давай посидим, поговорим». Ноги стали у него сдавать. И знобило его часто. Он говорил, что это индийские колдуны навели на него порчу за то, что он побывал в Храме любви.

Л.КЛЕЩЕВ: На рыбалке показал свои ноги: пальцем ткнет, а мышца не пружинит, вмятина остается. Но чтобы он сильно убивался, такого не было. Во всяком случае, виду не показывал.

Е.БАКАЛОВА: Из Индии папа вернулся худой, загорелый, помолодевший. Но мама заметила, что у него стали отекать ноги. Через несколько лет его стало познабливать, тогда он одевал телогрейку. Однако никогда ни на что не жаловался. Из больницы удирал, чтобы съездить на рыбалку.

О.МОСКАЛЬЦОВ: Когда он уже тяжело болел, у меня был 50-летний юбилей. Как ни трудно ему было, пришел с Тамарой — боялся обидеть. Последний раз я привез ему в больницу всяких таблеток, хотелось как-то помочь. Игорь был растроган и все повторял: «Олег, как я тебе благодарен!»

Тамара БАКАЛОВА: К своему здоровью Игорь относился небрежно. Когда согласился обследоваться, анализы показали высокий билирубин. В тот год он трижды лежал в больнице. Летом еще справил мне день рождения, в июне повез всю семью на Волму, та поездка снята на кинопленку.

Последний раз лег в больницу за неделю до смерти, а перед этим успел на охоту съездить. Зав. отделением мне сразу сказал, чтобы я готовилась к худшему: печени практически уже не было, как он еще жил! Игорь все понимал, сказал мне: «Я отсюда уже не выйду», — и из глаза выползла скупая слеза. Ему было очень плохо, постоянно знобило. Нам выделили отдельную палату. Мы с Зоей (она приехала из Москвы) последние дни все время были рядом с ним. За пару дней до смерти Игорь сокрушался: «Что же ты будешь без меня делать, ты же так не приспособлена к жизни!» Потом он уже не мог говорить, хотя умирал в полном сознании. Боли были страшные, болело все…

Е.БАКАЛОВА: Я тогда ничего не слышала и не помнила. Потом кто-то рассказывал, что такого количества людей на похоронах никогда не видели.

Татьяна БАКАЛОВА: Это была неописуемая пустота! Жуткое состояние, которое продолжалось очень долго… Знаете, что запомнилось? Посадит нас с Леной на санки, разгонит их и тормознет, чтобы мы вылетели в сугроб, и мы все счастливы!

Наследники

Л.КЛЕЩЕВ: Сразу после смерти Игоря вся «головка», стоявшая тогда у руля Спорткомитета, заверещала, что надо бы организовать соревнования памяти Бакалова. Но это все так и осталось словами. Нужно спешить это сделать, пока живы те, кто знает и помнит Игоря.

Тамара БАКАЛОВА: За полтора года я потеряла отца, маму и Игоря. Было очень тяжело. Гуляя с собакой по набережной, я часто плакала. Потом сказала себе: не надо плакать, мы прожили 31 год, и все это время я была счастлива. Игорь мне говорил: «Смотри, Тома, люди вокруг сходятся-расходятся, а мы живем вместе — и так хорошо». Жаль, он не успел узнать о том, что у Тани родится сын, которого ждали долгих 8 лет. Старший внук, которого Лена с Витей назвали в честь деда Игорем, вырос таким же умелым парнем. Когда Игорю-внуку было лет 12 (сейчас ему 17), он смастерил на даче стол и лавки. Работая, он что-то приговаривал себе под нос. Спросила: о чем это он? «Помнишь, как дед мне говорил: «Учись, пока дед жив». Когда мы гуляем вместе, Игорь часто просит: «Бабуля, расскажи, куда еще вы с дедом ездили…»

***

Героем первой публикации цикла «Помянем» был шпажист Алексей Никанчиков, ушедший совсем рано, в 31 год. Бакалову было отпущено на два десятилетия больше, но разве 52 — это возраст?

Оба этих парня принадлежали к цвету белорусского спорта. По свидетельству Юрия Смолякова, который был дружен с тем и другим, они познакомились в небе над Дальним Востоком, в самолете, везшем советских олимпийцев на Игры в Токио. Никанчиков и Бакалов схожи цельностью и гармоничностью натур, но, к сожалению, и трагедийностью судеб.

Игоря по жизни преследовал фатум: в 1962-м ему, единственному из героев чемпионата мира, не присвоили звание заслуженного мастера спорта, позже был еще один отказ. В 1968-м в результате дикого стечения обстоятельств он стал участником гибели своего коллеги Евгения Кондратьева. В 1970-м ему, лидеру чемпионата мира, попался некачественный патрон, что в принципе бывает крайне редко. И на последних своих Играх — в Мюнхене, на которые он тайно возлагал большие надежды, все сложилось хуже некуда — истощенная нервная система дала сбой. Каждый раз Бакалов молча сносил увесистые тумаки судьбы. Ему хватило сил не озлобиться, не согнуться под гнетом неудач, а щедро дарить своим многочисленным друзьям и коллегам оптимизм, свет и тепло своей души.

Все, к кому довелось обращаться с просьбой рассказать о Бакалове, непременно благодарили за память о нем. Это и есть след Бакалова.

Я хотел бы раз в сто увеличить пространство мгновенья,
Чтобы в тот же момент я на Волме готовил уху с рыбаками,
«Олимпийку» стрелял бы как прежде,
но только точнее,
Чтобы внуков с женою растил и не расставался с друзьями…

Автор: Борис Тасман

Похожие темы:
Раймонд Дебевец - «Мечты сбываются ...»
Михаил Неструев - «Сейчас почти все тиры страны находятся в плачевном состоянии»
Валентина Герасина - «Сбылось пророчество - я стала королевой стенда»
Ральф Шуманн - «Ральф, теперь ты веришь, что я есть? Это подарок от меня»
Михаил Неструев - «Мои впечатления после первого финала по новым правилам 2013»
Пулевая стрельба, Федерация стрельбы Украины, Ukrainian Shooting Federation, соревнования по пулевой стрельбе, каталог оружия украины, shooting пулевой стрельбы, правила стрельбы Украины, shooting украины, федерация спортивной стрельбы, федерация спортивной стрельбы украины, спортивная стрельба, международная федерация пулевой стрельбы, международная федерация стрелкового спорта, федерація стрільби україни, shooting-uakraina, чемпионаты мира по стрельбе, украинский стрелковый сайт, Ukrainian-Shooting
К литературе ФорумНа Главную