К литературеПрактическая стрельбаНа Главную
Алексей Андреевич Потапов - "Искусство снайпера"

Потапов А.А. - "Искусство снайпера"

Потапов А.А. - Искусство снайпера. Боевая психофизиология снайпера в подготовке снайперовАлексей Андреевич Потапов - "Искусство снайпера"

РАЗДЕЛ 5

Боевая психофизиология снайпера

Боевая психофизиология - это наука о привлечении невостребованных потенциальных резервов человеческого организма для резкого повышения эффективности боевой деятельности. Снайпер обязан обладать обостренным зрением и слухом, повышенным уровнем наблюдательности и своеобразным "звериным чутьем", позволяющим ему предугадывать движения противника, его поведение, перемещения и тактические замыслы.

Чтобы выполнить боевую задачу и остаться живым, снайперу необходимо обнаружить цель прежде, чем эта цель обнаружит его. Чтобы обнаружить притаившуюся отдаленную и замаскированную цель, нужно ее увидеть, или же определить ее наличие по мельчайшим признакам окружающего ландшафта, указывающим на присутствие замаскированной цели. Это можно сделать только при наличии тренированной зрительной наблюдательности. Снайпер должен заметить то, что не могут заметить другие Наблюдательность - это способность отмечать естественное или неестественное состояние предметов, явлений, поведения человека и животных. Наблюдательность - это еще и способность строить логическую причинную взаимосвязь между наблюдаемыми явлениями, изменяемым или неизменяемым положением предметов на ландшафте, поведением живых существ, сопоставляя факты и разгадывая возможные действия противника. Значение тренированной наблюдательности, совмещенной с работой на карте, переоценить трудно. Это единственный реальный путь к развитию тактического нестандартного мышления, так необходимого и снайперу, и разведчику.

Наблюдательность - такая же естественная психофизиологическая способность восприятия информации, как зрение, слух, обоняние. Ее можно и нужно развивать, причем пределов в совершенствовании этого развития нет.

Тренировка наблюдательности проводится очень несложными методами.

Инструктор кладет на стол несколько предметов: патроны от различного оружия, пуговицы, знаки различия, лоскуты камуфляжа, камни, сигареты разных сортов и обязательно компас. Курсанту дают посмотреть на все это несколько секунд, затем композицию закрывают брезентом и предлагают курсанту перечислить все представленное на ней.

Ни о чем не предупрежденный курсант перечисляет в лучшем случае половину из того, что видел. Следует поправка инструктора. "Ты не сказал, от какого оружия патроны и сколько их, сколько камней, каких размеров и какого они происхождения, сколько сигарет и каких они сортов, сколько пятен было на камуфляже, и не перечислил, какие именно были знаки различия". За недогадливость и нерадение курсант получает наряд вне очереди. Дальнейшие тренировки продвигаются немного прогрессивнее. Время показа сокращается. Количество предметов и их ассортимент изменяются. Когда курсант начинает безошибочно описывать все, что ему показано, занятия переносятся на природу.

На дистанции 100 метров курсанту дают посмотреть невооруженным глазом на ландшафт, затем он поворачивается спиной и ассистент (такой же курсант) производит незначительные изменения вблизи мишенного поля. Курсанта поворачивают лицом к мишеням, и он получает команду рассказать о произошедших там изменениях. Постепенно тренировочные дистанции увеличиваются до 300 метров. На таком расстоянии снайпер должен обнаружить невооруженным глазом изменения в положении предметов - надломленные ветки, вытоптанную траву, колыхание кустов, дым от сигареты, появление и исчезновение малоразмерных предметов (размером с консервную банку). Именно невооруженным глазом, ибо в процессе таких тренировок зрение заметно обостряется. Затем курсанты поочередно оборудуют замаскированные позиции и опять же невооруженным глазом на тех же дистанциях до 300 метров тренируются в обнаружении признаков этих позиций (примятая трава, расчищенные сектора обстрелов, затененные места на краю леса и т д.). Затем то же самое выполняется в движении на машине - курсанты определяют на расстоянии места, по ландшафту местности пригодные для постановки противником снайперских засад. Тренированных таким образом снайперов трудно переоценить в подвижных действиях - в головной походной заставе, при сопровождении колонн, в разведдиверсионной или поисково-егерской группе. Тот, кто оборудовал такие позиции на тренировках, тот сможет прогнозировать места их постановки в боевых условиях. Это вполне реально - у человека, который ждет нападения в движении, очень обостряется восприимчивость.

При вышеописанных тренировках используется известный практическим медикам психофизиологический прием мобилизации резерва живого организма. При повседневной деятельности человеку необходимо постоянное получение какого-то объема жизненной обиходной информации Известно, что у глухих людей, недополучающих часть обиходной оперативной информации, эта потеря компенсируется повышенным развитием зрительной наблюдательности. Поэтому знающий инструктор заставит курсанта наглухо заткнуть уши при жестком требовании выполнения учебной задачи выявления цели на дистанциях 300 метров и более. Результаты при этом заметно прогрессируют, а также заметно обостряется зрение.

Тренировки наблюдательности переносятся на полигон. На дистанциях более 300 метров снайперы-наблюдатели в любых случаях уже вынуждены пользоваться оптическими приборами. На дистанциях 300, 350, 400 метров перед курсантом ставится задача в течение нескольких часов обследовать ландшафт до каждого квадратного дециметра, четко определить расстояния до ориентиров, спрогнозировать места оборудования противником снайперских позиций и составить карточку огня. Ночью скрытно выдвинуться и оборудовать замаскированные позиции. Творческую инициативу курсантов при этом инструкторы всячески поощряют. Такую же задачу получает другая группа курсантов, но "с той линии фронта". С рассветом и те и другие тренируются в обнаружении оборудованных позиций по изменениям рельефа и другим признакам. Первый их обнаруживший получает поощрение, последний - взыскание. Точно такие же тренировки затем проводятся на более дальних дистанциях - до 600 и 800 метров.

Для развития визуальной наблюдательности в старые времена снайперов заставляли часами наблюдать за... рабочими на строительстве. При этом наблюдатель должен был находиться на таком расстоянии, чтобы ветер доносил обрывки разговорной речи. О содержании разговора надо было догадаться по артикуляции губ разговаривающих и по их жестам. Это колоссально развивало так называемую аудиовизуальную наблюдательность и позволяло снайперу изучить закономерность поведения человека и системы его передвижений в замкнутом пространстве. Это были своеобразные занятия по изучению повадок человека. Наблюдатель сам для себя, в тренировочном порядке, должен был определить, как и куда скрылся тот или иной строитель в лабиринте строящегося здания, где, в каком месте, из-за какого угла и через какой промежуток времени он должен появиться. По мере того как рос этаж за этажом, архитектура здания представала перед наблюдающим "в разрезе" и предугадать движения возможных целей наблюдающему становилось все легче и легче. Потом занятия переносились в поле, на масштабные войсковые учения. Замаскированный снайпер вблизи от позиций условного противника наблюдал за жизнью его траншей, блиндажей, ходов сообщения. При этом снайперы учились интуитивно "включаться" в цель и заранее чувствовать ее появление в каком-либо открытом и незащищенном месте. При подходе к такому месту противник еще ничего не предполагал, а снайпер уже держал это место на прицеле с предварительно "выжатым" спуском. Тренированная наблюдательность позволяла снайперу по малейшим признакам определить, что цель выходит на опасное место, и дожать спуск еще до появления ее там. В результате фашист, чуть-чуть выдвинувшийся из укрытия, тут же получал пулю в голову. Таким вещам учили на спецкурсах НКВД до войны. Во время войны снайперы учились такому боевому предвидению прямо на позициях. Снайперов, набранных из сибирских стрелков и восточных народностей - нанайцев, нивхов, якутов, которые чувствовали природу и на расстоянии ощущали изменения в ней, обучать таким вещам не было необходимости - они это умели с детства. На фронте они держали на заметке все искусственно сделанные понижения в брустверах обороны противника, зная, что именно там кто-нибудь рано или поздно должен высунуться, чтобы посмотреть, что делается на переднем крае. И кто высовывался, получал пулю в лоб.

Более-менее тренированный снайпер всегда стремится поймать момент, когда противник, ползущий по-пластунски в неглубоких складках местности, поднимет голову. Рано или поздно он должен ее поднять, чтобы осмотреться. После снайперского выстрела поднявший голову опускал ее раз и навсегда. Знающие и тренированные снайперы, которые научились чувствовать природу, малейшие изменения в ней и малейшую, даже самую незначительную фальшь на ландшафте, всегда вычислят открытую или закрытую позицию снайпера. Более того, они прикинут в уме, где именно для противника удобнее, выгоднее и незаметнее расположить открытую снайперскую позицию, для оборудования или занятия которой не нужно много времени. Знающий снайпер всегда определит, с какой позиции, в какое время дня, при каком освещении и положении солнца будет стрелять противник. И знающий снайпер будет именно в это время ожидать, что именно на этой позиции противник поднимет голову для выстрела. И с началом этого подъема снайпер дожмет спуск, чтобы "поднявшийся лоб", коллега с той стороны, "поймал" снайперскую пулю. И ни в коем случае знающий снайпер не будет любопытствовать о результатах своего выстрела - укусил и скрылся. Так будет надежнее. Если противник убит, об этом донесет разведка. Если не убит, значит, он проявится.

Убедительнее всего такие моменты представлены s показаниях очевидцев:

"...На первое боевое задание Наумичеву послали в паре с опытным стрелком-мужчиной. Зинаида обрадовалась, когда для укрытия напарник ей предложил ту же самую воронку от бомбы, которую приметила и она. Сам он устроился метров на сто левее. Зина внимательно смотрела, как, благополучно добравшись до места, снайпер начал оборудовать свою огневую точку и затем совершенно исчез из виду. Прошло еще немного времени, и тут Зина увидела его снова. Целившись, он чуть приподнял голову, и в ту же секунду раздался выстрел противника. Случилось непоправимое.

"Снайперы, как и минеры, ошибаются один раз", - говорили в училище. Оказалось, правда".

(Т. Крал. "Правофланговая")

Начинающей женщине-снайперу повезло. Если удачную позицию (воронку авиабомбы) заметили одновременно и она, и ее наставник, ее наверняка заметил и немецкий снайпер. Более того, немец, наверняка изучивший местность, засек удобную снайперскую позицию рядом с этой воронкой и ждал, пока русский поднимет на ней голову. И дождался. Кроме всего прочего, эта снайперская пара почему-то вышла на позицию засветло, в нарушение всех инструкций.

"...Случилось это весной, в ясный майский день. Девушки залегли под могучим вековым дубом. Замаскировались - лучше не придумаешь. Во всяком случае обстрел с вражеской стороны, длившийся целый час, даже веточки возле снайперов не задел. Потом все стихло. Кошевая просматривала в прицел линию обороны. Что такое? Откуда-то выросла маленькая елочка, до обстрела ее вроде не было. А ну-ка, ну-ка! Комякова тоже заметила новую елочку. Но, видимо, шевельнулась. Одновременно два выстрела навстречу друг другу. Кошевая увидела, как фашистский снайпер выронил винтовку, елочка, не поддерживаемая ничем, повалилась на мертвое тело. Оглянулась на подругу... Аня Комякова уронила голову на приклад, тоненькая, темная струйка стекала вниз, в землю.

Выстрел врага был тоже точен".

(Г. Евстигнеев. "Три Анны". Сборник "Снайперы". Приводится сокращенно)

Этот эпизод практически не нуждается в комментариях. Немецкий снайпер поступил классически: выдвинулся и замаскировал позицию во время артобстрела - события, отвлекающего внимание и не дающего поднять голову. Русские женщины-снайперы поступили самонадеянно, наблюдая в оптический прицел, а не в перископ. То, что заметили новую елочку, которой раньше, до обстрела, не было - заслуга инструктора, ранее тренировавшего снайперов на наблюдательность. Но немецкого снайпера, по всей видимости, на повышенную наблюдательность тренировали тоже. Иначе бы он не заметил шевеления, стоившего жизни русской женщине-снайперу. Как бы ни замаскировался снайпер, на открытой позиции ему надо лежать неподвижно. В боевой обстановке все замечается и все становится явным, потому что при жесткой необходимости обостряется восприятие.

После того как наработан должный уровень наблюдательности, снайпер обязан "открыть уши" и тренировать слух. На поле боя, особенно в засадах ночью и в оперативном поиске снайпер обязан не только хорошо видеть, но и хорошо слышать.

Слух очень хорошо развивается при ночной работе, а в экстремальной обстановке ночью развивается еще быстрее.

Испокон веков существовал очень простой и доступный способ тренировки слуха с помощью ручных или карманных часов. Ложитесь на спину и положите часы на расстоянии вытянутой руки от себя. Попытайтесь услышать работу механизма. Постепенно отодвигайте часы от себя. Четко уловив звуки работающих часов, считайте их удары до ста - это тренирует оперативное внимание. Если вы при очередном отодвигании часов не слышите их, не напрягайте слух - обострите "слуховое внимание", и вы их вскоре услышите. Между обостренным вниманием и остротой слуха существует прямая физиологическая связь. Запомните! Слух работает с полной отдачей, когда человек находится в спокойном состоянии. Рассерженный и разъяренный человек слышит очень плохо.

Слух начинайте тренировать ночью, когда он острее сам по себе, физиологическим образом, и постепенно переходите к дневным тренировкам.

Человек лучше слышит при освещении местности, пусть даже слабом и неярком. Зеленый цвет также делает слух острее. Такова особенность нервной системы.

Лежащие на спине ухудшают звуковую ориентацию, а лежащие на животе, наоборот, улучшают. Для улучшения слуха производится прессующий массаж ушных раковин. Он выполняется следующим образом: сожмите руки в кулаки и тыльными частями кулаков медленно нажмите на ушные раковины и быстро отпустите. Важно, чтобы через костяшки пальцев проходил воздух и в ушах не возникало "чмоканья". Сделайте 10-15 таких нажиманий, и вы почувствуете, что в ушах заметно "прояснилось".

Несмотря на тренированные зрение и слух, разведчики и снайперы обязательно используют дополнительные приемы для повышения остроты зрения и слуха. Известно, что сахар и глюкоза являются энергетическими веществами, необходимыми для работы сердца, мозга и нервной системы в целом, а следовательно, и органов чувств.

Кусочек сахара, положенный под язык, заметно повышает эффективность ночного зрения и слуха. Остроту их повышает разжевывание кисло-сладких таблеток.

Из простых и доступных средств на практике применяется разжевывание щепотки чая со щепоткой сахара (но не глотать сразу!). Теин, содержащийся в чае, действует тонизирующе, а сахар - энергетический материал для мозга. Этот способ вызывает существенное повышение чувствительности зрения ночью и сокращает время адаптации в темноте с 30-40 до 5-7 минут. При жевании сладкого чая резко увеличивается энергетический потенциал человека по сравнению с его обычным состоянием. Тот же эффект достигается простейшим процедурным приемом - обтиранием лба, висков, шеи холодной водой.

Ночное зрение обостряется в положении сидя. Никто не знает, почему так происходит, но метод этот эффективен и проверен.

Целенаправленное внимание повышает ночное зрение и слух в 1,5-2 раза.

Глаз - основной рабочий орган снайпера. В стрелковом спорте допускается стрельба в очках из всех видов спортивного оружия. Жестокая боевая практика предъявляет к стрелку повышенные требования, и поэтому зрение снайпера должно быть безупречным. При отборе снайперов непосредственно в частях и подразделениях руководствуются следующими положениями.

"Человек с нормальным зрением может на расстоянии 4 метров четко видеть предметы величиной в 1 миллиметр. Так же четко на этом расстоянии будет видна штриховка на белом круге черными линиями толщиной в 1 миллиметр (схема 102, приведено в оригинале).

По мере удаления заштрихованного круга от испытуемого последний все хуже и хуже будет различать черные и белые линии, а примерно в 8 - 10 метрах совсем их не увидит. Будет виден только серый круг.

При проверке остроты зрения круг со штриховкой следует помещать в 8 метрах от испытуемого и показывать ему 4-5 раз с расположением штриховки в разных направлениях. Кандидат, закрыв один глаз, должен каждый раз определить направление штриховки.


Схема 102. Заштрихованный круг для проверки остроты зрения

Для снайперского обучения целесообразно зачислять лишь тех, которые без ошибок определяют положение штриховки на круге с расстояния 8 метров" (Ф. И. Жомков. Пособие для инструкторов).

Для обострения зрения снайперу нужна диета, а именно, витамин А, источником которого является морковь, но есть ее надо с чем-то жирным - с любым маслом или сметаной, ибо содержащийся в моркови каротин (провитамин А), из которого синтезируется сам витамин, жирорастворим и в жирной среде усваивается намного лучше.

Этот момент хорошо известен практическим снайперам, которые грызут морковку при каждом удобном случае и в любых количествах. Еще более полезна черника в любом виде.

Автор еще помнит те времена, когда снайперам спецподразделений строго-настрого запрещалось читать лежа и смотреть телевизор- от часа чтения на спине и полутора-двух часов просмотра телевизора зрение заметно ухудшается суток на трое.

Для улучшения зрения рекомендуется плескать в область глаз холодной водой - это тонизирует зрительный аппарат. Рекомендуется также легкий постукивающий массаж подушечками пальцев по закрытым векам

Как уже было упомянуто, обычный оптический прицел дает возможность увидеть цель в условиях плохого освещения, то есть на рассвете, в дождь, туман, предзакатные сумерки и даже немного в темноте.

В боевой обстановке снайперу приходится довольно часто работать именно в таких условиях, и для зрения стрелка это имеет свои особенности

При ухудшении видимости (сумерки, дождь и т. д ) не следует сосредоточивать зрение на цели в желании увидеть ее получше, при этом происходит излишнее напряжение прицельного глаза и истощается нервная система вследствие общего напряжения Напряжение нервной системы ведет к рефлекторному неуправляемому напряжению практически всех мышц стрелка, даже тех, которые обычно не задействованы в процессе выстрела. Рефлекторно повышается пульс, и все это ведет к снижению устойчивости оружия. Если вам нужно стрелять в сумерки и цель смотрится серым полурасплывшимся бесформенным силуэтом, незачем стрелять ей строго в переносицу - цельтесь куда-то в середину силуэта цели, сосредоточив зрение на прицельном элементе - острие пенька или прицельного угольника При этом зрение не напрягается и, соответственно, не напрягается организм.

Запомните! Обычно при работе с оптическим прицелом стрелок не замечает ухудшения видимости до тех пор, пока она не снизилась до значительного уровня Глядя в прицел, стрелок уверен, что он видит нормально, и непроизвольно напрягает зрение с вышеописанными последствиями, стремясь получше увидеть цель После выстрела даже при нормальной зрительной нагрузке острота зрения восстанавливается в 4-5 раз дольше времени, потраченного на выстрел.

При зрительном переутомлении, возникшем после выстрела в темноте или в сумерки, нужно "отдыхать глазами" до полного восстановления остроты зрения и исчезновения неприятных ощущений в глазах. Иначе зрение можно просто-напросто "сорвать"

Ночью долго и пристально всматриваться в темноту не следует, чтобы не утомлять зрение Рекомендуется периодически закрывать глаза на 5-10 секунд. Такой короткий отдых позволит избавиться от утомления.

При работе ночью может возникнуть необходимость посмотреть на карту, в какой-нибудь документ или просто посветить возле себя. Для этого надо пользоваться только красным светом с узконаправленным лучом, прикрывая прицельный глаз рукой, чтобы не нарушать его аккомодацию.

Ночью не смотрите на вспышки сигнальных и осветительных ракет Смотрите не на ракету, а на то, что находится под ней, в поле ее освещения. Одной красивой ракеты, которой вы полюбуетесь, пока она горит, хватит, чтобы снизить вашу способность четко видеть в течение получаса. При необходимости посмотреть на что-то светящееся возьмите пуговицу и смотрите через ее дырочки, закрыв прицельный глаз Никогда ночью не смотрите на костер - вы все равно не увидите тех, кто находится за ним. Прикройте глаз от пламени рукой и смотрите по периферии освещенного места, тогда вы увидите то, что там будет находиться

Цель, возникшую при вспышке ракеты или при другом освещении, старайтесь "положить" сразу, потому что грамотная цель после ее освещения постарается сразу же исчезнуть из поля зрения.

В оптический прицел можно "немножко увидеть" в темноте, а если развить остроту так называемого "ночного зрения", то в прицел можно увидеть еще больше. Ночное зрение - это не сверхъестественный феномен, а обычная функция организма, доставшаяся нам в наследство от далеких предков и пребывающая в невостребованном состоянии дремлющего атавизма. Для снайперов и разведчиков прошлой войны ночное зрение было повседневным инструментом текущей боевой работы

Для пробуждения и развития ночного зрения почаще смотрите ночью на звезды. Посмотрев на них минут десять не отрываясь, вы констатируете, что их вроде бы стало больше. Это обострилось и "настроилось" ночное зрение

Излишнее "смотрение" в наблюдательные приборы заметно снижает остроту зрения. Поэтому при работе в снайперской паре снайпер "отдыхает глазами", а его напарник постоянно ведет наблюдение в перископ или стереотрубу, определяет дистанции до целей и выполняет баллистические расчеты.

В темноте старайтесь обогатить мозг кислородом и на протяжении 4-5 минут делайте носом по 10-12 глубоких вдохов в минуту Это обостряет остроту ночного зрения и слуха В тех же целях можно делать жевательные движения, повышающие мозговое кровообращение Тот же эффект достигается применением 0,1%-ного раствора атропина Положите под язык кусочек сахара, и пусть он там постепенно растворяется. Подольше держите его во рту и не сглатывайте сразу. Ночное зрение и слух обостряются при этом раза в полтора.

Снайпер, который находится в снайперской засаде, должен прослушивать не только атмосферу, но и грунт. В земле хорошо передаются звуки от шагов, движения техники, сбрасывания грузов, шанцевых работ, а в некоторых случаях даже человеческой речи. Снайпер, вынужденный быть привязанным к винтовке и визуально контролировать обстановку, может прослушивать грунт двумя практическими способами: воткнуть в грунт малую лопату и слушать, прижав ухо к черенку, или же закопать в грунт бутылку или флягу, до половины заполненную водой, в горлышко которой через отверстие в пробке вставить резиновую трубку. Другой конец трубки вставить в ухо и слушать.

Запомните! Снайперу нельзя курить! Никотин "зажимает" сосуды, снижает остроту зрения и увеличивает пульсацию. После одной выкуренной сигареты на протяжении 2-3 часов качество снайперской стрельбы ухудшается на 15-20%. Кроме того, постоянное курение снижает общую чувствительность и восприимчивость.

Снайпер не имеет права злиться. Злость годится в прямой атаке, а при точной стрельбе она приносит только вред. Злость увеличивает пульсацию и этим заметно ухудшает качество стрельбы. Снайпер не имеет права на негативные эмоции вообще. Страх "обесточивает" стрелка и лишает его нервной и физической энергии, а волнение вызывает увеличенный "мандраж". Поэтому профессиональные снайперы постепенно отучают себя волноваться, злиться и беспокоиться вообще, вводя себя в состояние "боевого равнодушия". Кончается это полнейшей невосприимчивостью к стрессовым ситуациям. И поэтому снайпер стреляет по живой цели так же, как в бумажную мишень, не испытывая при этом никаких эмоций. Хладнокровие снайперов граничит с безразличием.

Неоднократно отмечались случаи, когда снайперы разведдиверсионных групп перед парашютным десантированием засыпали в самолетах, и будили их непосредственно перед выброской.

Лучший вид спорта, способствующий стрельбе, - плавание, желательно в спокойном темпе на дальние дистанции. Плавание очень хорошо развивает необходимые для стрельбы группы мышц, эффективно и быстро "ставит стрелковое дыхание". Как уже известно, качество дыхания при стрельбе трудно переоценить. Очень полезны занятия гантельной гимнастикой и тренировка вестибулярного аппарата любым доступным способом.

Бег, кросс, стайерские рывки, занятия каратэ отрицательно влияют на точную стрельбу из винтовки. И поэтому, если снайпер работает в разведдиверсионной группе, где все основано на скорости перемещений, двигаться ему предпочтительнее быстрым спортивным шагом, а в рукопашной схватке работать не кулаками, а бесшумным пистолетом, благо для российской армии их наделали достаточно.

Женщины стреляют лучше мужчин. Дело даже не в том, что они не пьют и не курят. Психофизиологически женщины намного более приспособлены к работе в экстремальных условиях, чем мужчины. Порог терпения женщин выше мужского. Физиологическая выносливость и приспосабливаемость женского организма по эффективности не сопоставима с мужской. Женщины обладают более обостренными системами восприятия, в частности, повышенным в потенциале ночным зрением, слухом и обонянием. У них мгновенно срабатывает боевая интуиция, изначально заложенная природой. Женщины невероятно наблюдательны.

Женщина, психологически заранее подготовленная к ведению боевых действий, не испытывает на поле боя чувства растерянности. При выполнении поставленной боевой задачи женщины работают (именно работают) собранно, целенаправленно и безжалостно. Боевая работа производится четко, исполнительно и аккуратно. Женщины-военнослужащие очень четко относятся к выполнению служебных инструкций, не отступая от них ни на шаг. К процессу снайперской стрельбы женщины относятся очень аккуратно и тщательно, так же, как к выполнению постоянной инструкции, поэтому они более обучаемы стрельбе, чем мужчины. К процессу маскировки женщины относятся творчески, с невероятной изобретательностью, этот процесс очень органичен для них. Результативность действий женщины-снайпера будет всегда выше, чем у снайпера-мужчины. В боевой практике женщины более осторожны, при ранениях - более живучи.

С учетом этих особенностей в середине 1943 г. в Москве была сформирована Центральная женская школа снайперов. За два года было подготовлено более 1800 женщин-снайперов, которые до конца войны уничтожили, по самым грубым подсчетам, более 18000 немцев, то есть одну немецкую дивизию полного фронтового состава.

РАЗДЕЛ 6

Маскировка снайперской позиции на местности

Снайпер - это охотник, а охотник должен быть невидим. Тот из снайперов, кто пытается работать незамаскированно, почти сразу становится мишенью для противника. Позиции для работы снайпера приходится выбирать и оборудовать буквально под носом у неприятеля, подчас на неудобных, открытых и, казалось бы, непригодных для этого местах. Поэтому маскировка позиции должна быть безукоризненной, выглядеть естественно и не выделяться среди окружающего ландшафта. Зимняя и летняя маскировки различны. Зимой маскироваться легче, потому что основные цвета зимой - черный и белый. Белого, разумеется, больше, поэтому и снайпер надевает на себя все белое. Белым, под цвет снега, должен быть маскхалат с белым капюшоном. Винтовка также должна быть обмотана чем-нибудь белым. Лучше всего для этих целей подходит обыкновенный медицинский бинт. Бинтом обматываются также оптический прицел и ремень. Телесный цвет лица и кистей рук выдал не одного снайпера, поэтому на лицо надевается матерчатая или бумажная белая маска с узкими прорезями для глаз (фото 153). Эти узкие прорези играют солнцезащитную роль при работе днем под ярким солнцем среди белого снега. Такая мощная засветка буквально слепит глаза. Прицельно стрелять в таких условиях невозможно.


Фото 153. Зимняя экипировка снайпера

Для работы зимой снайпер, естественно, утепляется и маскхалат надевает на теплую куртку. Левая рука так или иначе должна быть в теплой толстой рукавице - и для утепления, и для того, чтобы нейтрализовать пульсацию руки. Правая рука тоже должна быть в рукавице, именно в рукавице, а не в перчатке, чтобы пальцы лучше согревались. В правой рукавице делается прорезь для стреляющего указательного пальца. При необходимости выстрела стреляющий палец выставляется из рукавицы и ложится на спуск. Разумеется, обе рукавицы должны быть белого цвета или покрыты белыми чехлами.

Рукавицы на руках и маска на лице обязательны - они предохраняют от обморожения. Кроме того, маска сдерживает пар от дыхания. Этот пар выдал и погубил уже не одного стрелка. Длинный нижний край матерчатой маски заправляется под широкий воротник, и пар от дыхания этим "хоботом" направляется "под шкуру" и дополнительно обогревает снайпера. Куртка, маскхалат и штаны снайпера не должны быть тесными - они должны быть на номер-два шире обычной одежды и обеспечивать свободу движений снайпера в лежачем состоянии. В обширной одежде непроизвольные телодвижения, неизбежные на морозе, не так заметны со стороны, к тому же в просторной одежде теплее. Зимние позиции снайпера могут быть открытыми и закрытыми. Открытые позиции, то есть ничем не защищенные и не закрытые сверху, занимаются снайпером на то время, которое он может выдержать на морозе. Обычно это запасные позиции и позиции подскока для выжидания появления цели, мгновенного ее поражения и быстрого исчезновения с этой позиции, не дожидаясь, пока ее накроют минометным огнем. Открытые позиции носят временный характер, но это не значит, что их не надо подготавливать и выбирать место для них. Посмотрите на фото 154. Снайпер очень грамотно выбрал и подготовил открытую временную позицию для поражения целей на объекте, расположенном со стороны условного противника на дистанции 350 метров. Позиция снайпера расположена на окраине леса. Впереди позиции находится редкий кустарник. Снайперу (и фотографу, делавшему снимок) этот редкий кустарник не мешает видеть объект и то, что делается на нем, потому что кустарник расположен от позиции близко. Но стоит отойти хотя бы метров на сто и посмотреть на позицию со стороны противника, как все, что находится за этими редкими кустиками со стороны позиции, перестает быть различимым Кроме всего прочего, дым от выстрела рассеивается за стеной кустарника и поэтому не виден снаружи. Это так называемый "эффект тюлевой гардины" - из помещения из-за гардины видно все, а с улицы за гардиной - ничего. Но даже в этом случае снайпер старается зарыться поглубже в снег и лишний раз не подставляться. В данном случае снег был неглубокий, и снайпер не мог в него закопаться, поэтому он нагреб бруствер спереди и с боков (фото 155). Спереди снайпер капитально покропил водой бруствер и пространство на 2-3 метра перед ним для того, чтобы образовалась ледяная корочка и сухой снег не поднимался при выстреле пороховыми газами (фото 156). Снежный вихрь, взметенный после выстрела, поднимается довольно высоко и очень наглядно показывает противнику место, откуда этот выстрел был произведен.


Фото 154. Снайпер на открытой позиции


Фото 155. Снайпер, зарывшийся в снег


Фото 156 Открытая позиция снайпера спереди. Пунктиром обозначено пространство, окропленное водой для образования ледяной корки

Если у снайпера есть возможность, он не только кропит, но и поливает водой бруствер перед собой и по бокам от себя. После этого позиция заледенеет и будет предохранять хозяина от пуль и осколков. Так делали немцы, которые не любили менять позиции и стреляли с них длительное время. Наши достать их не могли из-за отсутствия маневренных минометов малых калибров. Русские снайперы предпочитали мерзнуть до упора, зарывшись по возможности поглубже в снег, и после одного-двух выстрелов "сваливали" с позиции, не дожидаясь, пока немцы накроют ее минометным огнем. Небольшие минометы типа "поднос" у немцев были в каждом взводе. Разные возможности - разная тактика. Но в любом случае и наши, и немецкие, и финские снайперы оборудовали закрытые утепленные основные позиции, на которых приходилось находиться долго - и для выслеживания противника, и для наблюдения. Как это можно сделать? Старый финн, живущий под Ленинградом (ныне Санкт-Петербург) и отсидевший в свое время при Сталине 10 лет за участие во Второй мировой войне "не на той стороне", показал автору простой и доступный всем способ оборудования закрытой снайперской позиции с помощью подручных средств, всегда имеющихся в средней климатической полосе. Короткой пилой старик срезал сосенку (не елочку - у сосны иголки держатся очень долго, а у ели они опадают сразу). Затем он отрезал у комлевой части узел-звезду, из которого росли ветви в разные стороны. Старик перевернул отрезанный фрагмент сосны сверху вниз и поставил его на снег в таком виде. Получилось готовое перекрытие, как каркас у зонтика (фото 157). Снега было мало, и старик поставил этот каркас на старый окоп, оставшийся с прошлой войны. С той же сосенки были нарезаны ветви, и этим "лапником" дед искусно заложил и переплел толстые ветви каркаса (фото 158). Потом начал забрасывать все это снегом. Окоп начал исчезать на глазах (фото 159) и вскоре вообще сравнялся с ландшафтом. Для обзора и обстрела была проделана амбразура, в которую выставлялась винтовка (фото 160) (для наглядности фотографирования ствол бинтом не маскировался).


Фото 157. Каркас - перекрытие, изготовленное из фрагмента небольшой сосны


Фото 159. Позиция забрасывается снегом


Фото 158. Каркас над окопом переплетен и заложен сосновыми лапами


Фото 160. Полностью замаскированная позиция. Амбразура для обзора и стрельбы из винтовки

Довольно быстро образовалось весьма уютное логово, в котором можно было си деть. После того как входной лаз завесили старым немецким мешком из хозяйства этого знающего инструктора, внутри позиции вдруг стало необычайно тепло по сравнению с -20°С, которые были снаружи. К тому же там не было ветра. После того как старик зажег огарок свечи и поставил его в углу таким об разом, чтобы огонь не был виден из амбразуры снаружи, можно было снять рукавицы, шапку и расстегнуться. Инструктор объяснил все это тем, что воздушная подушка, образованная толстым хвойным перекрытием, очень хорошо держит тепло. К тому же, как он сказал, "огонек свечи делает человеку теплее на душе", а от этого становится теплее всему организму. По его словам, имея пару свечей, на такой позиции можно было продержаться сутки при самых жутких морозах. В довершение ко всему дед капитально полил укрытие водой снаружи, превратив его в ледяной дот. По тому, как быстро и сноровисто он все это делал в сгущающихся сумерках, автор понял, что свои 10 лет лагерей этот неразговорчивый человек получил недаром. Довольно часто снайперам приходится подползать к противнику и работать по заранее разведанной цели с подскока, без подготовленной прежде позиции, и сразу исчезать по принципу "укусил и скрылся". Для этого приходится кратковременно "возникнуть". Чтобы возникнуть незаметно, надо не выделяться на фоне местности, а для этого снайперу необходимо все время крутить головой и контролировать фон, который находится за ним. На фото 161 снайпер этого не сделал и в белом маскхалате возник на черном фоне, к тому же на ровном гребне высокого места. Он стал заметен, и за те 3-4 секунды, необходимые ему для выстрела, его могут "снять" самого.


Фото 161. Неправильная позиция: снайпер в белом маскхалате резко выделяется на черном фоне гребня высотки

В другом случае снайпер правильно использовал белый фон возвышенности у себя за спиной (фото 162). К тому же он находится не на ровной линии, а среди складок местности и поэтому менее заметен. На местности снайпер всегда старается занять позицию там, где для него есть укрытие, и чтобы по цвету маскировки не выделяться в нем (или вблизи от него). Укрытием необходимо пользоваться правильно. На фото 163 укрытие (строительный обломок) находится справа от снайпера. При этом он им практически не защищен. В данном случае за укрытием находится часть головы и плеча, а все остальное открыто для встречного поражения.


Фото 162. Правильно использованный белый фон за спиной. Снайпер в белом почти не виден


Фото 163. Неправильно использованное укрытие. Снайпер слева от него, и поэтому укрытие его не защищает

На фото 164 снайпер положил винтовку на укрытие сверху. При этом голова и плечи открыты и не защищены. Кроме того, этот снайпер даже в маскхалате выделяется над укрытием сверху. На фото 165 укрытие находится слева от снайпера. В данном случае дистанция до снайпера 5 метров, но он практически не виден. Если присмотреться, можно заметить круглое пятно оптического прицела и черноту деталей винтовки. Большая часть головы и весь корпус закрыты от встречного огня противника. Для выстрела снайпер выставил часть головы, правое плечо и правую руку.


Фото 164. Неправильно использованное укрытие. Снайпер сверху него, он виден и не защищен


Фото 165. Правильное положение снайпера за укрытием. Укрытие слева от снайпера, оно максимально его защищает, и снайпер почти не виден

Возникает естественный вопрос: когда надо занимать и оборудовать позицию? Ответ категоричен - только ночью, когда этого не видит противник. И выдвигаться на позицию необходимо ползком. При оборудовании позиции нельзя становиться не то что в полный рост, но даже на четвереньки. В наше время ночью все просматривается приборами ночного видения, прослушивается наблюдателями и разведчиками. И не только прослушивается. Вышеупомянутый финн видел чело века зимой в темноте метров за сто. Поэтому все надо делать, работая в "нижнем уровне", и абсолютно бесшумно. В летнее время, когда природа зазеленеет, снайпер старается выбрать позицию в глубине зелени и наблюдать за обстановкой в просветы между листвой. Лучше, если он будет находиться в 2-3 метрах за линией мелких кустов, которые создают вышеописанный "эффект гардины". Снайперу будет видно все, что делается снаружи, а сам он будет невидим. Пламя его выстрела тоже не будет заметным, и дым от выстрела рассеется в кустах. Ничто не выйдет наружу. Слишком близко от передней кромки кустов стрелять нельзя, потому что от выхлопа выстрела неминуемо закачаются ветви, и это выдаст позицию снайпера. Если снайперу придется стрелять с открытого места, его позицию может демаскировать колыхание высокой травы от выхлопа. Если на этом месте нет травы, позицию демаскирует вихрь пыли, взметенный пороховыми газами. В сухую погоду этот вихрь поднимается на высоту 2-3 метра и виден издалека даже невооруженным глазом. Если вам достаточно выстрелить с какой-то позиции один раз и после этого мгновенно исчезнуть с нее, то это в принципе не имеет значения. Но если случилась необходимость продержаться на позиции хотя бы для двух выстрелов, на пыльный участок предварительно набрасывается трава, поверх которой ложится маскировочная сеть. Чтобы ее не сдуло ветром, она прижимается камнями, закрепляется втыканием в землю сучьев рогатками вниз или проволочными U-образными скобками. Разумеется, это все делается ночью. Бывает, что снайперы выкапывают окоп, впереди которого втыкают в землю густую сосенку или даже две. Но это делается еще до того, как противник занял позиции и приступил к наблюдению. Появление сосенки, которой не было раньше, будет сразу замечено. Почему даже летом предпочитают именно сосенку, а не какое-либо другое деревце? Потому что сосновая хвоя долго не вянет, не осыпается и сосну не надо поливать. Любое другое насаждение через полдня на жаре "опустит уши", и незамеченным это не пройдет. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ! Самый лучший камуфляж и самая искусная маскировка годятся только до первого выстрела, до "змеиного укуса", а после окончания момента внезапности теряют свое значение. Снайперу надо или уходить с позиции, или его напарник должен где-то сбоку включиться в работу и переключить внимание противника на себя.

Разумеется, лучшее место для снайперской позиции - в тени. Но иногда снайпер выбирает ярко освещенное место, настолько яркое, что на нем ничего не видно. Особенно если солнце при этом будет светить противнику в глаза. Летом маскироваться тяжелее. Растительность на ландшафте разнотонная, поэтому военные надевают пятнистый камуфляж, чтобы не выделяться среди окружающей среды. Каких только расцветок и рисунков камуфляжной одежды не придумали за прошедшие сто лет! Но создать камуфляж с универсальным рисунком так и не получилось. И не потому, что растительность в разных местах и климатических зонах имеет разный оттенок. А потому, что в природе нет ровных линий и силуэт человека в камуфляже так или иначе выделяется линейными очертаниями.

Чтобы "размыть" силуэт и сделать его максимально приближенным к рельефу, камуфляж делают "лохматым". На одежду - накидку или комбинезон - нашивают полоски и лоскуты материи, хвою, солому и прочее, что характерно тону данной местности. "Лохматые" камуфляжи изготовляли с незапамятных времен. Сейчас такой камуфляж называется "елочка", "кикимора" и т.д. В XX столетии для изготовления "лохматых" камуфляжей применяют обрывки маскировочных сетей и старого обмундирования, которые нашивают на плащ-палатки, куртки, полотнища брезента... Каждый более-менее опытный снайпер шьет себе камуфляж сам так, как считает нужным. Камуфляжи, изготовляемые промышленностью, одинаковы и поэтому рано или поздно становятся наглядными для противника. Обычно снайперы для работы на природе изготовляют "лохматый" камуфляж в форме накидки, для того чтобы непроизвольные движения под ним были менее заметны. По обстоятельствам боевой работы камуфляж можно шить с рукавами. Силуэт его должен быть "размыт", уменьшен и несимметричен.

Для этого все выступающие части должны находиться "в области темных пятен". Критерием оценки удачно изготовленного камуфляжа является его органичное слияние с окружающей средой, если его владелец находится в нем в непосредственной близости от чего-нибудь "лохматого" - кустов, чащобы, высокой поросли и т.д. Камуфляж обязательно готовится с капюшоном. На камуфляж нашиваются петли и карманчики для прикрепления к нему веток, сучьев, травы и всего, что есть на данной местности. Точно так же, как и зимой, снайпера демаскирует телесный цвет лица и кистей рук. Поэтому на лицо надевается "лохматая" маска, которая к тому же предохраняет от комаров, на руки - "лохматые" рукавицы, причем правая рукавица с прорезью для "стреляющего" пальца.

Снайпер в "лохматом" камуфляже представлен на фото 166-169. Демаскируют блестящие маховики и контуры прицела. Поэтому снайперы надевают на прицелы "лохматые" чехлы (или обматывают прицелы "лохматыми" обрывками обмундирования) (фото 170). На ствол винтовки снайпер наматывает "лохматую" ленту или натягивает "лохматый" чехол. Все эти "покрышки" крепятся очень плотно, обвязкой шнурками, чтобы при стрельбе ничего не съезжало и не "дышало" на винтовке (см. фото 153). Снайпер в камуфляже должен выглядеть настолько невзрачно, что на него не хотелось бы смотреть. Это основной принцип камуфляжа. Он должен быть запыленным, затасканным, подшитым лоскутами с разных сторон - короче, должен не выглядеть никак. Поэтому снайпер, работающий не в режиме снайперской свободной охоты, а в подвижной группе, должен иметь минимум камуфляжа - слегка закамуфлированную винтовку и легкую "лохматую" курточку с рукавами - на случай снайперской засады. Снайпер, пулеметчик и гранатометчик подвижной группы должны поменьше выделяться, потому что противник именно их "положит" в первую очередь. Поэтому, если уж камуфлироваться, то камуфлироваться всем, чтобы отдельным камуфляжем не выделяться никому.


Фото 166


Фото 167


Фото 168


Фото 169


Фото 170. Камуфлирование оружия и оптического прицела

Принцип работы на открытых позициях и пользования укрытиями тот же, что и зимой. Открытую временную позицию желательно предварительно подготовить, хоть немного углубить (в случае артиллерийского или минометного обстрела одно спасение - земля-матушка), замаскировать дерном и полить, чтобы трава не привяла. Даже в самом хорошем камуфляже нельзя занимать позицию на гребне высоты, на фоне неба (фото 171). Лучше спуститься по скату и занять позицию там, где погуще растительность (фото 172), имея скат у себя за спиной и не выделяясь на его фоне. Нельзя находиться также сверху укрытия (фото 173). Даже в самом удачном камуфляже снайпер рельефно будет выделяться сверху. Место снайпера справа и внизу от укрытия (показано стрелкой на фото 173), тогда он по-настоящему сольется с ним и не будет заметен.


Фото 171. Между стрелками позиция снайпера. На гребне высоты и на фоне неба он довольно четко выделяется и заметен даже В "лохматом" камуфляже


Фото 172. На предыдущей фотографии снайпер находился на позиции, указанной стрелками 1 Сейчас он находится в глубине растительности ниже по скату. Его позиция указана стрелкой 2 Для наглядности он выдвинулся из-за куста, иначе в лохматом камуфляже он был бы невидим вообще


Фото 173. Неправильное использование рельефа укрытия Даже в хорошем камуфляже снайпер будет выделяться сверху этого укрытия Его место справа и внизу от укрытия (показано стрелкой)

Точно так же, как и зимой, в другие времена года снайперу приходится оборудовать закрытые позиции. Дело даже не в том, что осенью, как говорил русский снайпер Василий Зайцев, "все, что есть мокрого и холодного, - все на тебя'". Дело в том, что на открытой позиции приходится лежать неподвижно. Малейшее шевеление в самом хорошем камуфляже может стоить снайперу жизни. Лежать абсолютно неподвижно не так просто, как кажется Летом донимают комары и мухи, и нельзя пошевелиться, чтобы их отогнать Хочется потянуться и размяться - неподвижность неестественна для живого человека. От неподвижности немеет палец на спуске. Хочется глотнуть из фляги и чего-нибудь пожевать. И что хуже всего, в самое неподходящее время тянет по нужде. Представьте, как это выглядит вблизи от выслеживаемого объекта, на дистанциях слышимости человеческой речи.

Поэтому снайперы-охотники, которые ночью подползали к противнику на дистанцию 200 метров, а иногда и ближе, удачно "вжимались" в какую-нибудь запримеченную ранее складку местности в точке, откуда открывался изгиб траншеи с фланга, и на протяжении светового дня ожидали появления в этом изгибе важной цели, запросто могли приползти ночью к своим с полными штанами.

Поэтому основные снайперские позиции в позиционной войне оборудуются по закрытому типу. Ночью снайпер выкапывал на ничьей полосе поближе к противнику окоп, землю от которого относил на полотнище подальше и маскировал Окоп накрывался сверху проволочным каркасом. Обычно снайперы изготовляют простейший каркас типа "паук", он состоит из нескольких отрезков мягкой проволоки с загнутыми в петли концами, которые соединены винтом и гайкой (фото 174). Другие концы загнуты вниз, чтобы можно было воткнуть их в землю и этим зафиксировать конструкцию. Такой каркас складывается (фото 175) и поэтому удобен для переноски. В раскрытом виде каркас устанавливается над окопом (фото 176). На каркас накидывается "лохматый" камуфляж, который присыпается сверху тем, что есть на местности, - листьями, сухой травой, хвоей, соломой и т.д. После чего позиция снайпера практически сливается с окружающим ландшафтом и не выделяется на нем (фото 177-179). Такие позиции маскируются под кочки, рытвины, кучи листьев, мусора, а при расположении позиции на скате, обращенном к противнику, вообще под ровное место. Позицию всегда стараются выбрать на ровном месте, подальше от приметных ориентиров, привлекающих внимание, расстояние до которых наверняка вычислено противником.


Фото 174. Петли складного каркаса соединены винтом и гайкой


Фото 775. Каркас в сложенном состоянии


Фото 176. Раскрытый каркас, установленный над окопом


Фото 177. Каркас, прикрытый сухой травой


Фото 178 Каркас, прикрытый "лохматой" накидкой


фото 179 Полностью замаскированная позиция сливается с ландшафтом

Для обустройства удобной и надежной позиции во время Второй мировой войны и русскими, и немцами часто применялся (иногда применяется и сейчас) так называемый "камуфляжный пень" (фото 180, 181). Такой пень делается из подручных материалов. Обычно за основу берут старую автомобильную покрышку, какие в изобилии валяются по дорогам, обрезают борта и вокруг нашивают бересту или другую древесную кору. Бывало, что с двух сторон такого "пня" крепили кору разных пород деревьев, чтобы удобно и быстро было маскироваться в разных условиях и в разных местах. Маскировочный пень ставится опять же на окоп, грунт рядом с которым присыпается листьями, травой и т.д. по условиям местности. Иногда умельцы между резиновой основой и корой привинчивали болтами обломки рессор из разбитой техники или другие толстые металлические пластины. Пень превращался в дот, защищая хозяина от пуль и осколков. Интересно, что пули пробивали стальную неподвижную плиту и не пробивали небольшие стальные пластины той же толщины, амортизирующие на резиновой основе. Бывало, что противник на всякий случай пристреливался по пням в зоне своего контроля, после чего успокаивался и на проверенный таким образом пень более не обращал внимания.


Фото 180. Камуфляжный пень


Фото 181. Камуфляжный пень. Крышка открыта, под пнем позиция снайпера

В городе камуфляж должен быть тоже "лохматый", только другого цвета Как уже упоминалось, камуфляж должен быть таким, чтобы в его сторону не хотелось смотреть, - это основной психологический принцип камуфляжа. На кого в городе не хочется смотреть? Конечно, на грязных и оборванных бомжей. Поэтому городской камуфляж изготовляется серого цвета (сухой асфальт - этот цвет преобладает в городе) и обшивается любыми серо-черными лоскутами и полосками. Кроме того, снаружи камуфляж в меру вымазывается известкой, сажей, кирпичной пылью, короче, делается так, чтобы взгляду не хотелось останавливаться на нем. Места для снайперских засад в городе выбираются так, чтобы на них тоже не хотелось смотреть. Обычно это кучи мусора, свалки, строительные обломки, которые в наше время встречаются повсюду (фото 182).


Фото 182 Снайпер среди строительных обломков, он на переднем плане, но в "лохматом" камуфляже практически не виден

Городской камуфляж изготовляется в виде длиннополой куртки с широкими рукавами - в городе снайперу часто приходится вступать в рукопашную схватку. К тому же в целях оперативной целесообразности такой камуфляж в вывернутом виде представляет собой куртку обычного покроя, надев которую, можно перемещаться в городе, не вызывая к себе нездорового интереса. Это очень ценно для снайперов антитеррористических подразделений, которые в поисках выгодных позиций вынуждены самостоятельно перемещаться с объекта на объект, подчас проходя мимо скопления людей. При снайперской стрельбе в городе серо-черно-бурый "лохматый" камуфляж с такой же маской на лице практически не виден на обычных для снайпера позициях - на стройках и в развалинах, в подвалах и на чердаках, в других полутемных местах.

Но для города этого мало. Огнестрельные контакты, возникающие при проведении специальных мероприятий по борьбе с терроризмом, происходят в самых неожиданных, неподготовленных и неудобных для снайпера местах, где невозможно не то что окопаться, но даже не за что укрыться. Чаще всего это бывает в аэропортах при освобождении заложников из захваченного самолета.

Позиции снайперов группы прикрытия должны быть укреплены, невидимы и находиться в оперативной близости от объекта. Часто для этих целей используют предмет, на который нам всем тоже надоело смотреть, - старую автопокрышку. Ее разрезают пополам, внутрь вставляют бронещиток и прорезают амбразуру для стрельбы. Эту амбразуру стараются прорезать в виде рваного "звездообразного" отверстия, чтобы создавалось впечатление, что это естественный дефект, а не амбразура.

Для маскировки амбразура закрыта снаружи рваным листом резины, в котором прорезано небольшое отверстие для наблюдения. При необходимости эта "шторка" за привязанную к ней бечевку поднимается вверх и открывает амбразуру для стрельбы. Принцип этого переносного укрытия представлен на фото 183, 184. Все это нехитрое устройство обычно хранится где-нибудь в спецназовском гараже и при необходимости ставится на позицию под прикрытием дымовой завесы или при каком-либо отвлекающем маневре. "Колесо" (так его и называют) не привлекает внимания и надежно защищает от пуль (фото 185).


Фото 183. Переносное укрытие типа "колесо" Бронещиток с амбразурой вставляется в половину автомобильной покрышки


Фото 184. "Колесо" спереди Шторка опущена


Фото 185. Принцип работы за укрытием "колесо" 1 - снайпер под "лохматым" камуфляжем, 2 - укрытие "колесо"

"Лохматый" камуфляж сам по себе очень полезная вещь. Вывернутый "шерстью" внутрь, он прекрасно согревает. Его используют как подстилку или одеяло. В него заворачивают оружие вместо чехла при перевозке. Это прекраснейшее средство для выживания. И не только потому, что он делает невидимым своего хозяина Выполненный в виде маскировочного полотнища, лохматый камуфляж используется при ночевках (дневках) как гамак в местах, кишащих змеями и вредными насекомыми, а также при невозможности спать на земле (особенно на холодной).

Один пожилой мужчина, всю войну промышлявший в глубинной разведке на немецкой стороне, рас сказывал, как в Белоруссии немцы загнали его весной, в апреле, в топкое болото, и он почти неделю находился там. Немцы знали, что на этом болоте нет ни одного клочка суши и человек там не может долго продержаться по грудь в ледяной воде Разведчик прекрасно продержался в этом болоте, подвесив "лохматое" камуфляжное полотнище в качестве гамака за несколько чахлых деревьев, растущих в воде. Как он рассказывал, в этом гамаке в течение недели он отоспался за всю войну. Немцы ушли; они не в состоянии были даже предположить, что в болоте кто-то может выжить более пяти дней. На всякий случай, выждав еще пару суток, разведчик тоже ушел.

"Лохматый" камуфляж плохо обнаруживается ультразвуковой и инфракрасной аппаратурой, а также приборами ночного видения. Что может демаскировать снайпера и выдать его? Прежде всего то, что может блеснуть. Блеснуть могут пуговицы, всякого рода пряжки и знаки различия, а также потертые "лысые" места на оружии. Даже невооруженным глазом такие отблески на солнце улавливаются метров на 15-20, а в оптический прицел - в 3-4 раза дальше.

Очень демаскируют отблески от стекол биноклей и оптических прицелов. Они видны невероятно далеко и из-за выпуклости стекол просматриваются под разными углами. Поэтому на оптический прицел надо обязательно надевать бленду. На прицеле ПСО-1 она конструктивно предусмотрена и обязательно должна выдвигаться при боевой работе. И зимой, и летом демаскирует красный цвет. Летом очень демаскирует белый цвет. Летом демаскирует прямолинейность линий - она неестественна для живой природы.

Во все времена снайперы были вынуждены ежедневно что-то менять в камуфляже, в его расцветке и фактуре "лохматости", подстраиваясь под то или иное место в ландшафте применительно к постоянно меняющимся условиям боевых действий. 'Это очень кропотливая работа, которую никто за снайпера делать не будет. Любая маскировка - очень тяжелый и ответственный процесс. На войне ленивый и неподготовленный - добыча смерти. Война - творческая работа мозга, помноженная на тяжелый физический труд. Снайперский результат напрямую зависит от скрытности и внезапности.

На войне много вещей с собой не потаскаешь. Поэтому на взвод разведчиков или отделение снайперов приходилось обычно 3-4 "лохматых" камуфляжа разных расцветок и рисунков, столько же складных каркасов и один камуфляжный пень. В наше время бригады по борьбе с терроризмом имеют средства маскировки примерно в таком же количестве, но вместо камуфляжных пней на место боевых действий привозят укрытие типа "колесо".

Потапов А.А. - "Искусство снайпера"
К оглавлению На предыдущую страницуЧитать далее
Похожие темы:
Подготовка снайперов (полный курс)
Два вида снайпинга. Снайперское оружие и подготовка снайпера
Джеф Купер - "Искусство винтовки"
Пулевая стрельба, Федерация стрельбы Украины, Ukrainian Shooting Federation, соревнования по пулевой стрельбе, каталог оружия украины, shooting пулевой стрельбы, правила стрельбы Украины, shooting украины, федерация спортивной стрельбы, федерация спортивной стрельбы украины, спортивная стрельба, международная федерация пулевой стрельбы, международная федерация стрелкового спорта, федерація стрільби україни, shooting-uakraina, чемпионаты мира по стрельбе, украинский стрелковый сайт, Ukrainian-Shooting
К литературе ФорумНа Главную