К литературеИнтервью известных стрелков и тренеровНа Главную
Стрельба стендовая. Траппер

Стрельба стендовая. Траппер

ТРАППЕР

Статьи по стендовой стрельбе. Книги по стрельбе на www.shooting-ua.comХочу рассказать о своем друге Кулакове Олеге Николаевиче - Почетном члене BOO, главном тренере сборной России но стендовой стрельбе, всю свою жизнь посвятившем стендовой стрельбе и охоте. Я познакомился с ним в далекие 1980-е годы. Мне посчастливилось попасть в команду стрелков, постоянно выезжавшую на товарный отстрел копытных в охотхозяйства BOO. Команда на 80% состояла из стендовиков. Окотились в те времена с гладкостволками, поэтому точность выстрела стояла на первом месте. На фланги стрелковой линии, на входной след, ставили самых лучших стрелков - Олега Кулакова и Владимира Корзинкина - членов сборной Вооруженных Сил. И они не подводили. Был случай на одной из охот в Максатихинском хозяйстве, когда Олег положил шесть лосей. Были и другие охоты. Открытый, доброжелательный человек, он всегда делился секретами своих успехов. Я многому у него научился. Олег никогда не кичился тем, что он член сборной СССР, скромность и. интеллигентность всегда привлекали к нему друзей. Заранее извиняюсь перед ним за свое обращение на "ты".

— Олег! Расскажи о себе.

— Родился я в 1943 году к Москве. Отец - Кулаков Николай Григорьевич, военнослужащий. Всесторонне развитый человек. Занимался многими видами спорта, в том числе и стендовой, стрельбой. Был заядлым охотником и рыболовом. С шести лет я уже ходил с ним на охоту с настоящей малокалиберной винтовкой А до этого, как все мальчишки, прошел дворовую школу - рогатки, луки, самодельные арбалеты и т.д. То есть с детства я был связан со стрельбой во всех ее проявлениях.

— А отец был связан со стендовой стрельбой?

— Он был мастером спорта по стендовом стрельбе, хотя назвать его профессионалом в современном смысле этого слова я не могу. Как все военные, он проходил курсы военные охотников, курсы разрядников. Довольно часто выступал на соревнованиях между гарнизонами, то есть выступал на соревнованиях, проводимых в Советской Армии. Техника у него была хорошая, он был моим первым тренером. Научил меня стрелять из нарезного оружия, а когда я подрос и смог "держать" отдачу гладкоствольного ружья, учил стрелять на стенде. Он же купил мне первое охотничье ружье (16-го калибра, двустволку - тулку). В 14 лет, когда он служил в Ленинграде, привел меня на стенд к тренеру Клавдии Ивановне Смирновой, неоднократной чемпионке мира, Европы, СССР. С этого момента я стал заниматься стендовой стрельбой профессионально.

— Военная специальность отца связана со спортом?

— Да. Он был преподавателем гимнастики в армии. Во время войны работал по подготовке диверсионных групп для заброски в тыл к немцам, отвечал за спортивную подготовку, за рукопашный бой, лыжную подготовку бойцов. Сам много раз бил на заданиях, прыгал с парашютом, ухолил с чужой территории на лыжах. У него почти во всех видах спорта были первые разряды, КМС, МС (бокс, борьба, плавание, фехтование, стрельба и т.д.). Это помогло ему и в жизни, и на охоте.

— Запомнилась ли самая первая охота?

— Да. Первый заяц-русак был взят мной из мелкашки в 6 лет. Летом семьей выезжали в деревню под Рязань (родина деда и отца), где целыми днями я пропадал на охоте с отцом, а иногда и один. Ходил за деревней, топтал зайцев, куропаток, в пойме Оки - уток. Там я вырос охотником. Начал из винтовки попадать влет по уткам, на вскидку. Даже отец вначале не верил, пока сам не увидел.

— Я вспоминаю случай, когда попросил тебя проверить бой моего ружья. Взяв его в руки, ты попросил подбросить вверх снежок. Выстрел был сделан от живота, снежок разлетелся в пыль. Больше вопросов не было. Что тебе нравилось в охоте?

— Охота меня всегда увлекала процессом выслеживания зверя, птицы, точным выстрелом, общением с природой. Как-то на охоте с отцом произошел памятный случай. Было начало апреля, на воде еще плавали льдинки. Отец сбил селезня, который упал далеко от берега. Он разделся и поплыл за ним. Я удивился, спросил, зачем он это делает, ведь холодно?!

Папа сказал, что трофей бросать нельзя. как нельзя бросать подранков. Это было для меня уроком на всю жизнь.

— Вернемся к твоей спортивной карьере. Как сложилась твоя жизнь в большом спорте?

— Первое время я тренировался в Ленинграде, затем отца перевали в Москву. Вся моя спортивная была связана с Вооруженными Силами. Я перевелся в центральные органы Министерства обороны, стал тренироваться и выступать за команду ЦО МО, тренером там был Бушинский Виктор Николаевич. В 14 лет выполнил норматив 2-го взрослого разряда на траншейном стенде. Вообще для меня всегда самым любимым был траншейный стенд, так называемый трап. Я считал трап классикой всей стендовой стрельбы. В 18 лет выполнил норматив мастера спорта. Выступая за команду ЦО МО, приходилось участвовать в комплексных соревнованиях, проводимых в ВС СССР. Они включали в себя четыре упражнения: траншейный стенд, круглый стенд, дуплеты и стрельба с подхода. В 1960 году выиграл чемпионат Вооруженных сил и первенство СССР среди юниоров. Попал в сборную СССР, стрелял упражнение трап, начал ездить на международные соревнования.

В 1965 году участвовал на чемпионате Европы, выступая за взрослую команду и завоевал в командном первенстве "серебро". С тех пор я выступал за сборную команду страны больше 12 лет. И хотя уже тогда ввели возрастной ценз (33 года), я еще долго продолжал выступать за команду, так как выполнял норматив (196 из 200). Установил рекорд 198 из 200. Когда я начинал выступать, стандарт на патроны был одни (36 граммов дроби), затем он начал меняться в сторону уменьшения заряда (32, 28, 24 грамма дроби). Я так долго находился в хорошей спортивной форме благодаря здоровому образу жизни: ни когда не курил, всё свободное время проводил на природе, охотился и рыбачил. Это мне позволило быстро снимать стрессы, восстанавливаться после соревнований. Куда бы я ни попадал, в какие бы страны, всегда со мной был спиннинг или улочка.

— Какие охоты для тебя самые любимые?

— Охота на гуся и на глухаря. На гуся выезжаю до сих пор, а глухаря с возрастом стало жалко стрелять. Вальшнепиная тяга также очень романтичная охота. В каждой охоте есть своя специфика стрельбы. На гуся - одна, на глухаря - другая. Охота зимой на лису, ночью на привале или на переходе также требует огромной выдержки и умения стрелять, например, при лунном свете. Были и промахи. Происходит как бы смещение прицельной линии. Я начал стрелять навскидку. Промахи прекратились.

— Я вспоминаю наши совместные охоты на копытных, так называемые товарные отстрелы. Команды подбирались из хороших стрелков и, как правило, состояли на 80% из стендовиков. В те времена (а это было более 20 лет назад) те, кто занимался стендовой стрельбой, были и активными охотниками. Изменилось ли это соотношение сейчас?

— Сейчас уже нет товарного отстрела. Спорт стал более молодым. Тем не менее большинство спортсменов-стендовиков занимаются охотой, полюбили ее на всю жизнь. У большинства моих друзей, учеников, любимая охота - охота на гуся.

— Ты закончил выступать в большом спорте, как сложилась твоя дальнейшая жизнь?

— В 1987 голу я начал работать старшим тренером сборной команды СССР по траншейному стенду. Уже в 1988 голу Дмитрий Монахов завоевал золотую медаль на Олимпийских играх. Работал в сборной до 1991 года. Затем уехал работать в Австрию, где проработал тренером четыре года. Тренировал и на траншейном и на круглом стендах, вел дисциплину спортинг. В 1997 году пригласили на должность главного тренера сборной команды России. В настоящее время веду все направления стендовой стрельбы сборной команды.

— Какие виды стендовой стрельбы сейчас существуют?

— Три дисциплины: трап, скит, дубль-трап - олимпийские виды спорта. Отдельно существует спортинг. Это бурно развивающийся вид спорта, наиболее приближенный к условиям стрельбы на охоте. Когда его включат в олимпийские виды спорта, пока неизвестно.

— Какие ближайшие планы сборной?

— Успешно выступить на Олимпийских играх в Афинах. Наша команда имеет девять лицензий из девяти возможных. В команде был двойной состав кандидатов в сборную. Поэтому обязательными соревнованиями в 2004 году для них были - Кубок мира, чемпионат России, чемпионат Европы. По результатам этих отборочных соревнований была названа олимпийская команда России.

— Как, на твой взгляд, изменилась охота за 25 лет?

— Есть и положительные моменты, есть и отрицательные. К положительным я бы отнес то, что появились охотничьи хозяйства., где стало больше порядка (охрана угодий, большое количество зверя). К отрицательный - появилось большое количество транспорта на охоте: снегоходы, моторные лодки, все те средства, которые по-браконьерски используются на охоте. Охотника на лыжах встретить - большая редкость. Раньше и браконьерство было более "благородное", не механизированное. До и.зверь стал более осторожным, пуганным.

— Положительным я бы назвал и то, что с приобретением оружия даже нарезного, стало проще, появился более богатый выбор.

— Согласен, Выбор высококлассного орудия огромен, не то, что 20 - 30 лет назад, когда о некоторых ружьях можно было лишь мечтать.

— А патроны? Появилось очень много хороших патронов российских фирм.

— Да. По роду деятельности мне приходится контактировать с различными фирмами. За последнее время повысилось качество отечественных патронов. Рекорды мира были установлены при стрельбе нашими патронами. Это и "Тайга", и "Феттер", и "Азот". Для сборной мы заказываем патроны с определенными, нужными для конкретного спортсмена характеристиками.

— Значит на международных соревнованиях требования к патронам только по навеске дроби?

— Конечно. Задача всегда одна - максимальная скорость заряда при минимальном давлении. Но это две крайности, а нужна золотая середина. И патронные фирмы работают над этим, изобретают все новое и новое.

— Но для охоты используются совсем другие патроны.

— Да, и ассортимент охотничьих патронов очень велик. Появились новые виды, особенно зарубежных, и, как борьба за рынок - появление классных отечественных - вот главный плюс за последние годы.

— Я слышал о патроне на сверхдальние дистанции. Дробовой снаряд начинает раскрываться после 50 метров. Приходилось ли использовать такой патрон на охоте?

— Такой патрон выпускает уже несколько фирм. Впервые о нем узнали на Международной оружейной выставке в г. Нюрнберге в 2001 году. На экране показывали весь процесс полета снаряда дроби. Метров на 40 - 50 начиналось раскрытие и к 100 метрам формировался весь дробовой сноп. Но я бы не хотел, чтобы такие патроны использовались на охотах, особенно гусиных - культура охоты пострадает. Не надо делать скрадки, использовать профиля и т.д. Будет больше подранков.

— Сколько дроби в таком патроне?

— 36 граммов (в некоторых фирмах до 40). Самый обычный патрон, не магнум.

— А сам опробовал его на охоте?

— Конечно. Все новое, что появляется в оружейном мире, стараюсь испытать сам. Когда открываются новые стрельбища, всегда стараюсь там пострелять, понять обстановку, посмотреть зону обстрела, полет тарелочек. Очень много нюансов в каждом конкретном случае. Мелочей на бывает, особенно при подготовке и проведении соревнований. Я должен все пропустить через себя. Это помогает в дальнейшей работе со спортсменами.

— Как ты относишься к использованию собак на охоте?

— Собаки - отдельный и интересный вопрос. Собака для меня в первую очередь - друг и товарищ на охоте. Всю свою жизнь, я держал охотничьих собак, это лайки, дратхаары, курцхаары, таксы. Я не представляю себе культурного охотника без собаки. Собака - это глаза и уши охотника. Вопрос подранков на охоте - вопрос охотничьей этики. Без собак в этом деле не обойтись. Охотился я и с гончими - красивая охота! Всю жизнь держал только кобелей, но последней моей собакой была девочка - такса. Умнейшее существо, интеллигентная и преданная. Использовал ее на всех своих охотах, несмотря на малый рост. Стрелял из-под нее и русаков, и куропаток. Подавала с воды уток, ондатру. Была хорошим сторожем.

Еще в Австрии, где мне приходилось сталкиваться с породистыми охотничьими собаками, я пришел к мнению, что хорошая наследственность, поведение и культура взаимосвязаны. Там собаки практически не дерутся. Моя маленькая такса охраняла стенд, на котором я работал. Стоило ей при появлении чужой собаки только зарычать, ни кто на территорию не заходил. Вообще, без собаки я свою жизнь не представляю. Сейчас, правда, собаки нет, но в ближайшее время думаю опять заведу таксу.

— Олег, чтобы ты пожелал начинающим охотникам?

— Прежде всего - культуры охоты, культуры поведения, культуры выстрела. Ведь выстрел и добытый трофей - это 1 % от всей охоты, 99 % - это подготовка, изучение и выслеживание зверя или птицы. Общений с природой - главное, о чем не надо забывать. Каждая охота прекрасна по своему. Будь то валдшнепиная тяга, глухариный или тетеревиный ток, гусиный перелет, загонная или горная охота.

— Желаю успехов на твоем тренерском и охотничьем поприще!

"Российская Охотничья Газета"
АЛЕКСАНДР СОЛОВЬЕВ

На тридцать седьмом чемпионате мира по стендовой стрельбе, в далеком уже 1959 году, В.К.МАЛАХОВ завоевал второе место в личном первенстве, тогда же стал чемпионом Москвы, тогда же поступил в институт физкультуры. Но юбилейным он считает все же год нынешний: ведь ровно 50 лет назад Владимир Константинович впервые вышел на огневой рубеж траншейного стенда, держа в руках ружье отца, мастера спорта...

Владимир МАЛАХОВ

ПЕРВЫЙ БЛИН КОМОМ

Этому предшествовал такой эпизод. Константин Васильевич, бравший сына на охоту и ранее, впервые дал ему свой "Зауэр", усадил на переднюю лавку лодки, а сам тихо, совершенно бесшумно, стал грести через камыши Московского моря. При этом тихонько инструктировал сына: что такое упреждение, из какого положение лучше стрелять, насколько мягок в ружье спусковой крючок... Володя, как ему казалось, всю эту теорию уже знал, нетерпеливо отмахивался от слов отца, горя лишь одним желанием: добыть дичь. Чего ж тут сложного? Он сколько раз уже видел здесь, на охотничьей базе Обухово что батя и его друзья-охотники стреляют почти без промаха. Несложно это, значит...

Первая утка вылетела, как говорится, из-под носа. Как ни ждал этого момента Володя, а от неожиданности растерялся, Бабакнул в белый свет. Потом над камышами пронесся селезень: удобно шел, кажется, палкой можно было сбить. Но вот дробь прошла мимо.

Мудрый батя не смеялся над неудачей, не бранил, а только сказал:
— Первый блин всегда комом. И это даже хорошо, что промазал. Лучше поймешь, что всякий успех большого труда требует.
— Даже стрельба?
— Пока семь потов не прольешь, цель поражать не научишься... Впрочем, что я тебе это говорю - приходи к нам на "Локомотив", сам увидишь.

Малахов-старший, офицер политуправления железнодорожных войск, в то время был направлен строить и оборудовать стрельбище на стадионе "Локомотив" (впоследствии на нем проходили соревнования стрелков всевозможных рангов). Там Володя и начал свою профессиональную карьеру. О самых первых его выстрелах на круглом стенде говорить не будем, но семь потов он пролил и к концу этого года стал второразрядником. На той же охотничьей базе в Обухово добыл вскоре и свои первые трофеи. С простенькой одностволкой-ижевкой, в тех же камышах, где "был комом первый блин", взял две утки влет и одну сидячую.

"Вот теперь можно утверждать, что в нашем полку прибыло", - сказали бывалые охотники, отмечая успех новичка.

Прибыло и в полку советских стрелков. Правда, став разрядником, Владимир Малахов посчитал, что свою планку в этом виде спорта взял, для успешной охоты на уток этого хватит, и ушел в хоккей, где, кстати, играл и его прославленный двоюродный брат Игорь Ромишевский. Но, наверное, и надо было на время отойти от любимого занятия, чтоб понять, что оно для тебя действительно любимое. В 1957 году Владимир вернулся на стрельбище, год спусти выполнил норму мастера спорта. Ну а что для него значил следующий, 1959 год, уже сказано.

Владимир МАЛАХОВ, 2004 г.

УЧИТЬСЯ И УЧИТЬ

Сразу после окончания института Владимир Малахов выбирает тренерскую стезю и становится, между прочим, первым в стране дипломированным специалистом по стендовой стрельбе. Возвращается в ставший родным "Локомотив", набирает детскую учебную группу и работает с ней, да так успешно, что вскоре следует предложение, от которого трудно отказаться: работать в знаменитом на всю страну Дворце пионеров, что на Ленинских горах. В отделе физвоспитания был там сектор стрелкового спорта, где занимались "пулевики" и юные стендовики. Малахову предложили тренировать последних.

Желающих изучать премудрости этого дела из числа старшеклассников набралось всего двенадцать человек. Удивлению Малахова не было предела:
— Неужели так мало тех, кто увлекается одновременно природой и стрелковым спортом?

Ребята в ответ на этот вопрос лишь руками замахали:
— Какое увлечение?! Сидеть и слушать охотничьи байки...

Оказывается, педагог, которого заменил Малахов, только и делал, что рассказывал, как ходил охотиться на волков да объяснял по наглядным пособиям устройство оружия. Лишь по разу в год ученики стреляли.

Новый наставник в корне изменил процесс обучения.

Во-первых, с ребятами выезжал он на зайца, утку, вальдшнепа, и в классе для занятий появились чучела добытых трофеев.

Во-вторых, даже в самом классном помещении теперь можно было стрелять из пневматического оружия, и даже по движущимся мишеням. Все это он с мальчишками делал сам. Желающих попасть на обучение к Владимиру Константиновичу стало больше, чем требовалось.

Так начинался тренер Малахов.

Что же касается охоты - успехи и тут были налицо: тетерева, косули, кабаны, лоси значились в списке его трофеев. Какой из эпизодов запомнился более всего?

— Это еще в начале шестидесятых было. Сижу в шалашике, любуюсь ранним утром: солнце, легкий туман, штиль... И вдруг из-за спины селезень крыльями просвистел. Ну вот думаю, зевнул. Но огорчения не было: чего огорчаться, когда такая красота вокруг?! И тут прямо из камыша свечой взлетает ястреб, бьет птицу, перья облачком разлетаются. Не сдерживаюсь, кричу: -Ах, стервец!" И на мушку его... Так одним выстрелом два трофея добыл, один для утятницы, другой для чучела.

Встретились с Малаховым на стрелково-стендовом комплексе Военно-охотничьего общества, что в Кузьминках. Здесь он давно уже проводит практические занятия со своими питомцами. Тренировка закончилась и у нас появилась возможность поговорить.

— Владимир Константинович, - спрашиваю его, - и сколько таких вот летающих мишеней надо поразить, чтобы занимать достойные высоты в спорте, да и на охоте не смазать?

Он кивает на идущих чуть впереди мальчишек:
— А у нас количество не всегда в качество переходит. Вот они равное количество патронов расходуют, а результаты показывают разные. Для стрелка важен психологический настрой, быстрота реакции, крепость руки. Развивать эти качества у него как раз и должен тренер. Вот тут как раз семь потов и с ученика, и с наставника проливаются. На охоте, кстати, то же самое ведь нужно, и не случайно все спортсмены у нас - хорошие охотники. Вот хотя бы Галю Хомутову возьмите...

Владимир МАЛАХОВ, 1980 г.

НА СТЕНДЕ И НА ОХОТЕ

Она была одной из тех учениц Малахова, чей путь в профессиональный спорт начинался с Дворца пионеров на Ленинских горах. Именно под его руководством стала она серьезно заниматься стендовой стрельбой. И, - вот что удивительно для девушки, - чуть выпадет свободное от тренировок время, мчалась с учителем на охоту. Из всей дичи предпочитала водоплавающих. Очень хорошая тренировка получается: утки появляются на разном удалении, идут под разным углом, с разной скоростью... Охотники ее спрашивали:
— Что, Галя, охота помогает на стрельбище себя уверенно чувствовать?

А она им:
— Нет, стрельбище помогает без промаха уток бить.

Вот и думай, что для нее было главное, что второстепенное.

Так или иначе, в 1971 году она поехала на чемпионат мира, завоевала там золото, выбив 133 мишени из 150 (В.К.Малахов как ее тренер и получил тогда звание заслуженного), и первым делом после такой громкой победы отправилась на охоту.

Что, - стали расспрашивать ее знакомые, - хочешь теперь из ста пятидесяти выстрелов сто тридцать три кряквы положить?

Я не кровожадная. А охота для меня - та же тренировка.

Вообще-то, у Владимира Константиновича именитых учеников много. К примеру, Юрий Кашуба, президент Московской Федерации стендовой стрельбы, старший тренер России по траншейному стенду, главный тренер Вооруженных Сил России по стендовой стрельбе, Наталья Уколова, чемпионка мира, Павел Гуркин, серебряный призер чемпионата мира, успешно проходящий ступени этапа нынешнего Кубка мира, Владимир Корзинкин, мастер спорта, почетный член Военно-охотничье го общества, конечно же, Алексей Алипов, чемпион последней Олимпиады (он по итогам всех последних соревнований получил уже путевку и на Олимпиаду следующую, в Китай)... Кстати, все они на охоте, как правило, демонстрируют классную стрельбу.

Оба сына Малахова, Андрей и Сергей, мастера спорта {Андрей был даже победителем первенства страны), но в соревнованиях давно уже не участвуют, а вот охотники - как говорится, только свистни. Поскольку мама их, Людмила Васильевна (ах, каким же романтическим и интересным было знакомство Владимира со своей будущей женой, но это уже другая история), из всей дичи предпочитает вальдшнепов, то открытие охотничьих сезонов муж и сыновья нередко посвящают ей, добывая этого лесного куличка, которого Сергей Аксаков назвал первым по достоинству из лесной дичи...

Но вернемся к работе Владимира Константиновича. Он по-прежнему занимается с подростками в спортивной школе № 4, приписанной к бывшему Дворцу пионеров (ныне - Московский городской дом детско-юношеского творчества), и только в этом году его питомцы на всероссийских соревнованиях занимали первые командные места в Воронеже, Липецке. Среди них есть настоящие таланты, о которых, уверен Малахов, скоро заговорит весь спортивный мир.

Наверное, не каждый из них в последующем будет защищать спортивную честь Вооруженных Сил. Но можно не сомневаться: каждый навсегда сохранит в душе чувство благодарности своему наставнику и добрым словом будет вспоминать стрелково-стендовый комплекс BOO, где делал первые шаги в большой спорт.

"ОХОТНИК" №11 2005 г.
ИВАН КОЗЛОВ (корреспондент "Охотника")

Автору этих строк счастливою судьбою представилась возможность в течение десяти лет (1977-1987 гг.) быть во главе армейского стендового спорта. Продолжительное время руководить Московской федерацией стендовой стрельбы, быть членом Всесоюзной коллегии судей. В ранге Главного судьи провести много международных, всесоюзных и армейских турниров. Лично знать, общаться и работать с людьми, которые своими спортивными победами принесли славу нашей Родине.

Стендовая стрельба в России зародилась в конце XIX века, но занимался ею ограниченный круг людей. Заметное развитие и признание как охотничий вид спорта получила только в 20-х годах. Этому способствовало то обстоятельство, что в Москве был построен первый стационарный стенд.

Охотник - меткий стрелок. Эти понятия неотделимы. Но чтобы метко стрелять по быстро бегущим и летящим целям, нужно много и упорно тренироваться в стрельбе, отрабатывать с ружьем до автоматизма свои действия в самых различных ситуациях и положениях.

Эти и другие качества в процессе стрельбы на стенде приобретают охотники. Широкая охотничья общественность к этому явлению отнеслась с большим интересом, и вскоре стенды были построены в Ленинграде, Киеве, Харькове, Свердловске (Екатеринбурге) и других городах. В коллективах охотников появились кружки и секции стендовой стрельбы.

О популярности стендовой стрельбы в то время свидетельствует тот факт, что соревнования по летящим мишеням из гладкоствольного ружья включаются в программу Олимпийских игр начиная с 1900 года, кроме 1904, 1928, 1932, 1936 и 1948 годов.

Игры второй Олимпиады 1900 года проходили с 20 мая по 28 октября в г. Париже (Франция).

Первым Олимпийским чемпионом в стрельбе на траншейном стенде стал француз Роже де Барбарен. Командную победу одержали также французские стрелки - хозяева игр II Олимпиады.

Олимпийский дебют советских стрелков состоялся в Хельсинки в 1952 году. Результаты выступления наших мастеров стендовой стрельбы были весьма скромными. Незамеченными они остались и на играх XVI Олимпиады в Мельбурне.

Впереди очередные Олимпийские игры 1960 года в Риме (Италия).

Итак — Сергей Алексеевич Калинин.

Главный тренер сборной команды страны Николай Покровский, всегда называл его по имени и отчеству, если вопрос касался чего-то серьезного, официального.

Сергей сколько помнит себя, столько его жизнь и связана с охотой, стрельбой, охотничьим ружьем. А началось все с того случая, когда он жил в деревне Ленинградской области. Ему тогда было около семи лет. В отсутствие родителей он взял отцовскую ижевку, зарядил одним патроном, вышел во двор и хотел выстрелить по наклеенному на двери сарая листку бумаги из ученической тетради. Но тут заметил, что по двору гуляет соседский красавец петух, оттеснивший хозяйского. В него и Бабакнул Серега. После того как рассеялся дым (а стреляли тогда дымным порохом), он увидел безжизненно лежащего с широко раскинутыми крыльями петуха. Застреленную птицу он спрятал, а сам несколько дней не появлялся дома.

Отец Сергея был охотник, с ним уже ходил на охоту и старший брат. Вскоре они стали брать с собой и Сергея и в положенное время подарили ему охотничье ружье.

Никто в то время не подозревал, да и не мог подумать, что судьба уготовила Сергею первому в нашей стране завоевать Олимпийскую медаль по стендовой стрельбе на траншейном стенде.

А произошло это на семнадцатых Олимпийских играх 1960 года в Риме, которые проходили с 25 августа по 11 сентября. Эти игры были рекордными по количеству участников.

На старт состязания вышли 5348 спортсменов из 83 стран. В итоге соревнований по 20 видам спорта в неофициальном командном зачете первенствовала сборная нашей страны: 682,5 очка, 103 медали (43+29+31) и среди них бронзовая медаль Сергея Калинина. Выполняя Олимпийское упражнение, он поразил 190 мишеней из 200 и стал обладателем первой Олимпийской медали в этом виде спорта.

Путь Сергея Алексеевича, как жизненный, так и спортивный, был нелегким, тернистым, с большими ухабами и препятствиями. Уже в 14 лет, будучи воспитанником ремесленного училища, он проявил себя серьезным спортсменом-стрелком, а когда пришел в армию - это было в 1943 году - отличился в боях, смело действовал под шквальным огнем врага...

После войны Калинин стал мастером спорта, уже в 1950 году вошел в сборную страны, аж на пятнадцать лет. В ее составе взвалил на свои плечи великую Государственную ответственность за спортивный престиж на мировой арене.

Стрелковый спорт сугубо индивидуальный. Тут важно все: и как спортсмен стоит, и как держит ружье, и как целится, и многое другое. Повседневный изнурительный, практически однообразный тренировочный и состязательный процесс. И каждый раз «давай на гора» результат.

И Сергей был тем, на кого могли положиться и товарищи по команде, и тренеры. Девиз Сергея был: если победа - то в честном поединке; если бой за очко - то только на равных; если важен результат, то важны и действия, с помощью которых достигается результат.

Участник чемпионата Европы 1963 года, чемпион мира в Каире Владимир Зименко вспоминает: «Чемпионат проходил на «Карловых полях» в тогдашней Чехословакии. Команда нашей страны начала старт уверенно. Но, как всегда бывает, вдруг она стала на волоске от поражения. А произошло вот что. Сергей Калинин успешно начал стрельбу, но уже по шестой мишени сделал промах. Потом еще и еще... Разрыв, которого команда так упорно добивалась, был сведен на нет - к трем мишеням. А это очень и очень мало. Бледный, осунувшийся, с виноватым взглядом, Калинин подошел к товарищам по команде:

    — Только восемнадцать.
    — Как это так, Сережа? - спросил кто-то.
    — Мог и это не взять, - резко ответил Сергей.
    — Человек же я, не железо".

Но Сергей был железо.

За пятнадцать лет своих выступлений в составе сборной страны он завоевал право на участие в Олимпийских играх 1952, 1956 и 1960 годов. В командном и личном зачете он дважды завоевал звание Чемпиона мира и дважды Чемпиона Европы. Четыре раза был Чемпионом Советского Союза. Много побед на спартакиадах, кубках и первенствах. Его спортивные достижения отмечены 30 золотыми медалями.

После ухода из большого спорта он ни на один день не оставил любимого дела, которому посвятил жизнь. Мне много раз приходилось с ним встречаться в организаторской и тренерской работе. И каждый раз я видел, даже чувствовал, что эта команда прибыла из Ленинграда, что она приехала с Сергеем Алексеевичем, что никакого контроля за ее поведением, обеспечением, размещением не нужно.

От него всегда веяло добротой, какой-то неуловимой симпатией, большой любовью к людям, полным отсутствием зазнайства, высокомерия и величайшей ответственностью за порученный ему участок.

Россия может гордиться такими сынами.

"Российская Охотничья Газета" 27 августа 1997 г.
АЛЕКСАНДР ТИШКЕВИЧ

На территорию постпредства СССР в Берлине въехала большая черная машина. (1949-й гол). Из машины вышел двухметрового роста крепкий мужчина средних лет; затем стали выгружать немногочисленный скарб. Мужчиной этим был Николай Данилович Дурнев, москвич, присланный в ГДР на работу в качестве заведующего гаражом постпредства. Жизнь за границей, хотя и в "нашей", была не очень вольной и разнообразной. И вскоре Николай заскучал от вынужденной протокольной скованности. "Туда можно, туда лучше не надо...", - гласили многочисленные инструкции МИД социалистического отечества.

И вдруг светлый луч: оказалось, что в ГСВГ (группа советских войск в Германии) сильно развит стрелково-стендовый спорт. Для Николая, заядлого охотника, участие в стрельбах по тарелочкам стало заветным делом.

Первая же проба сил оказалась удачной, через три года он уже был мастером спорта и кандидатом в сборную страны. В спортивной практике имеется масса рекомендаций и мнений о том, в каком же возрасте следует начинающему спортсмену брать ружье в руки. Однако все эти теории, рассчитанные на "середняка", на гениев и вундеркиндов не распространяются. А Николай был именно таким "урожденным" рекордсменом. И впрямь, начав стрелять в 35 лет, в 38 он уже был непременным членом всех сборных команд (Москвы, России, СССР), регулярно обеспечивая себе на всех соревнованиях, вплоть до мировых, от бронзовой до золотой медали. В 1962 году в возрасте 47 лет в Каире Николай приносит стране титул чемпиона мира и абсолютный рекорд мира: 200 из 200 возможных!

Следует отметить, что благодаря своему бойцовскому характеру он был уважаем всеми от стрелка до тренера и ежегодно назначался капитаном сборной СССР по круглому стенду.

Что же обеспечивало такое завидное постоянство регулярно быть в призерах масштабных соревнований на протяжении 10 лет? Я думаю, что кроме симптома "урожденного" стендовика Николай имел массу выигрышных для стендового спорта данных: всегда жизнерадостный и общительный, не пил и не курил. Вес его, за 120 килограммов, позволял играючи обращаться с достаточно тяжелым ружьем и патронами с зарядами в 2,8-3 г "Сокола", в которые он очень верил и заряжал сам. Я помню, что в основе его тренировок всегда лежало громадное число выстрелов (в день от 150 до 250!). Он категорически утверждал, что в основе его успеха лежит автоматизм, получаемый на базе большого числа отстрелянных мишеней.

Я помню, что Николаю принадлежало авторство довольно успешного изживания случайного промаха. Дело в том, что стрелок уровня члена сборной СССР просто не мог иметь технических ошибок; однако промах, случайно полученный, мог "запасть" в памяти стрелка, если он начинал думать о том, что это не случайный обнос мишени дробинами, а плод технической ошибки.

Мне помнятся весьма объяснимые с этих позиций промахи больших мастеров на ответственейших первенствах, если они начинали специально устранять этот промах на тренировках путем стрельбы по одной этой, не разбитой ранее мишени, становившейся затем "роковой". Дурнев же побеждал эпизодические промахи по-своему: получив промах, он "сворачивал" начатую серию выстрелов, возвращался на первое стрелковое место и начинал все снова, не акцентируя особо то место, на котором был допущен промах. И это было очень правильно.

Другим "дурневским" элементом тренировки был такой прием: Николай становился сзади стрелка, изготовившегося к выстрелу, и, выставив правую руку на вылет мишени (имитируя ружье), провожал ею вылетевшую тарелку, причем в месте, где тарелочка должна была быть стреляна, сгибал указательный палеи, как бы давя на спуск. Такая тренировка помогала ему, так как в ней были задействованы и сознание, и мышцы тела, а взаимодействие этих человеческих факторов и в реальной стрельбе обеспечивало стрелку успех его выстрела.

Нельзя не отметить и высокую спортивную этику Николая, как, впрочем, и всех нас, членов сборной СССР. В середине шестидесятых команда Москвы в составе Н.Дурнева, Ю.Цуранова, Н.Синайского и О.Лосева выехала в Ленинград на традиционный ежегодный матч двух славных наших городов по стендовой стрельбе. Надо сказать, что мы мало тогда получали вознаграждений за свои рекорды и иные достижения, но все-таки кое-что перепадало. И вот стреляем мы последнюю серию. Подходит к нам Дурнев и говорит "Ребята, мы уже установили новый всесоюзный рекорд, и если дальше никто не промажет, то побить новый рекорд уже вряд ли нам в дальнейшем удастся". Сказал и пошел на стрелковое место. Звучит его команда "Дай", и тарелочка бита "в пыль". Не глядя на нас, Николай сходит со стрелкового места. "Так, - думаю я, - раз ты намекнул, а тарелочку разбил, от меня другого не жди". И вот все мы, думая так и не глядя друг на друга, расколотили оставшиеся мишени и установили очень плотный рекорд: 397 битых мишеней из 400 возможных! После стрельбы Данилыч подошел к нам и сказал: "Знаете, появилась подлая мысль слегка подзаработать, но спортивная гордость не позволила это сделать, и я очень благодарен вам всем за то, что вы тоже не "клюнули" на мое предложение".

В соревнованиях Николай показал себя настолько надежным членом сборной СССР и результат его на соревнованиях любого ранга был настолько незыблем и стабилен, что наш тренер Н.Д.Покровский однажды совершил благодаря этой надежности совершенно невероятный поступок. Дело в том, что все тренеры мира, уверенные в технической подготовке своих спортсменов, последнюю ставку делают на их антистрессовое состояние непосредственно перед выходом на соревнования. И вот в 1963 голу за неделю до выезда в Брно на первенство Европы у Дурнева на тренировке от некачественного патрона заводской зарядки "в клочья" разлетается ружье. Сам Николай получил два легких ранения. Однако тренер все это превратил в эпизод "с легким испугом". Николай поверил ему, снова начал тренироваться, не боясь рецидива, и затем выехал на соревнования. В итоге команда снова заняла свое "штатное" чемпионское место, опередив команду серебряных призеров (ФРГ) на 18 мишеней.

А мне помнится и другой случай: сборная СССР по пулевой стрельбе назавтра должна была выехать в Рим. Однако в ночь перед вылетом пришло известие с родины одного из стрелков, что его близкий родственник тяжело заболел. И тренер немедленно снял этого стрелка с соревнований, считая, что мысли о болезни близкого человека не позволят этому стрелку целиком отдаться борьбе за призовое место.

Быстро пролетел срок десятилетнего пребывания в сборной, и Данилыч, как звали его все мы, стал подумывать о тренерстве. А случай представился довольно быстро и внезапно. Дело было так. Я, Дурнев и Зименко упражнялись на стенде Всеармейского общества "Северянин". Вдруг на стенд въехал эскорт машин, и из них вышли: маршал А.Гречко и министр обороны Кубы Р.Кастро с супругой. Директор стенда представил нас прибывшим и попросил показать гостям стрельбу на круглом стенде, а затем и дать им возможность проделать по пятку выстрелов самостоятельно. Показ был вскоре завершен, и гости приступили к стрельбе. Первым стрелял Рауль Кастро. Он разбил 3 угонных мишени из 5 и был доволен. Затем стреляла его супруга и тоже разбила 2 мишени. Последним вышел на площадку Андрей Антонович Гречко. Он был в теплой неповоротливой бекеше на овчинном меху, так как была уже поздняя осень. Однако он не снял ее, а стал стрелять как есть. Результатом стали все пять промахов из пяти возможных. Случайные зрители этому весьма возрадовались и загалдели. Министр побагровел и закричал директору: "Почему тут народ? Убрать народ!" Однако Дурнев всех успокоил и напоследок провел показательную серию, не сделав в ней ни одного промаха. Тотчас же он получил предложение Рауля Кастро уехать на Кубу тренером. Предложение было принято, и он выехал туда сразу же после оформления документов.

Потом Николай рассказывал, что на Кубе был случай, происшедший во время представления его Фиделю Кастро (на первом занятии с кубинскими стрелками). Там Николай провел серию выстрелов, причем точных, держа ружье лишь одной правой рукой. Это произвело на Кастро сильное впечатление, и он приказал стрелкам: "Слушайте его, как меня!" Это было большим первоначальным подспорьем для Николая, а в дальнейшем успехи его как национального тренера Кубы стали говорить сами за себя. Многие стрелки Кубы стали призерами крупных международных соревнований. Например, Р.Кастрильо стал пятым на Олимпиаде 1972 года и третьим призером Олимлиады-80 в Москве. Там же проявился и стрелок Г.Торрес, занявший пятое место. Можно было бы продолжить перечень имен его учеников, да, думаю, хватит и этих.

Николая Дурнева уже нет в живых. Погиб он по нелепой случайности: неудачно упал, сломал себе шейный позвонок и не поправился больше. Недавно я позвонил его супруге, чтобы попросить у нее хорошую фотографию, но она была очень слаба и раздосадована: 6 ноября этого года к ним наведались жулики и она еще не успела уяснить, что из спортивных реликвий осталось в квартире. Ну, да Бог их накажет, жуликов.

Имя богатыря Николая Дурнева останется в стендовом спорте навсегда!

"Российская Охотничья Газета" 12 марта 1997 г.
ОЛЕГ ЛОСЕВ (заслуженный мастер спорта СССР)

У теоретиков стендовой стрельбы во все времена шел вечный спор: когда же надо начинать учить молодежь стрельбе по тарелочкам и долго ли ожидать, что их ученик затем станет рекордсменом или чемпионом? А, собственно, зачем спорить? Давайте посмотрим, что нам показывает реальная действительность: когда в разных странах начинают готовить учеников-стрелков и что из этого получается.

Итак, сделаем визит сперва к нам, в Россию. По нашим внутренним правилам имеют право заниматься стендовой подготовкой обязательно под наблюдением тренеров дети от 14 лет. Однако, однако на мой взгляд, им еще физически тяжело манипулировать "взрослым" ружьем, и в этом возрасте им еще недостает ума для осмысления основ теории стрельбы применительно к своему конкретному организму и физическим данным! Естественно, что у них еще не будет самоанализа неизбежных промахов. Кроме того, в этом возрасте еще и шалостей полным-полно. На моей памяти детские шалости привели к тому, что в тренировочной детской группе общества "Локомотив" один из малышей случайно(!) отстрелил ногу своему тренеру Аркадию Ивановичу Рыбину. Мне кажется, что ранее 18 лет нет смысла брать ружье в руки. Московский же тренер Владимир Малахов думает иначе и упорно тренирует команду московского "Дома пионеров и школьников". А что по этому поводу думают тренеры и спортсмены в других странах? (Базируюсь на своих беседах с этими людьми за период 1970-1990 гг.). В Австралии тоже начинают готовить детей с 14 лет. Однако чемпион этой страны Джон Максвел считает, что наилучший возраст для рекордсмена и чемпиона в стендовой стрельбе - порядка 30 лет. А в Финляндии? В этой стране допускаются к обращению с охотничьим оружием юноши не моложе 18 лет. Кроме того, обязательным условием является присутствие на тренировках родителей, которые должны не только привозить и увозить молодежь вместе с оружием, но еще и оплачивать все расходы, связанные с тренировками. Ну а каков был возраст их лучшего в то (мое) время стрелка? Чемпиону Европы Матти Нуммела было в 1983 году 23 года.

Сборная Москвы слева направо: тренер М.Поляков, стрелки Качалов, Н.Дуриев, П.Сеничев. Е.Петров, Завьялов, О.Лосев и другие.

В Японии имеют право тренироваться с оружием только юноши, достигшие 20 лет. Ну а лучшему стрелку Японии Ямане Тосиюки, призеру Кубка мира, проходившему в итальянском городе Монтекатини, было в то время 43 года.

В Египте, на жарком юге, быстро растут и рано умирают люди, поэтому неудивительно, что в Египетской школе стендовой стрельбы начинают заниматься с 12 лет. Всего учеников на курсах в этом виде спорта до 40 человек. Однако все члены национальной команды Египта были старше 30 лет (из тех, кого я лично встречал). Чемпион мира 1959 года Х.Бадрави показал в свои 30 лет отменный результат: 293 битых мишени из 300! В конце 80-х годов лидером египетской команды был чемпион Африки Хорши Мухамед 37 лет. Любопытно, что в Египте в те времена не было ни одного маститого тренера, хотя и функционировали три стрелковых клуба.

В Канаде, как ни странно это было мне услышать, также рекомендуется прививать первоначальные навыки в стрельбе по тарелочкам, начиная с 12 лет. Однако один из сильнейших стрелков команды Пол Шов (впоследствии тренер) получил признание команды только в 33 гола.

В Италии я ничего не слышал о централизованной подготовке детей или юношей, но я знаю, что один из сильнейших стрелков Италии Скибани Росси (из Рима) начал интересоваться стрельбой с 12 лет. Однако чемпионом Италии, а затем и Европы он стал в 27 лет.

В Германии, во времена, когда страна была разделена на ГДР и ФРГ, было два основных направления подготовки. ГДР, используя опыт решительно всех соцстран, призывала в ряды своей армии талантливую, самобытную молодежь, и затем в Лейпциге в клубе "Форвертс" (что у нас ЦСКА) они оттачивали свою технику под руководством опытнейших тренеров. Естественно, что всем им было не менее 18 лет. Смежником клуба "Форвертс" в ГДР был клуб "Динамо", объединявший спортсменов войск МВД. Полный штат спортсменов и опытных тренеров в рамках одного подразделения, объединенных жестким режимом тренировок, физподготовки, а также несения караульной и внутренней службы, быстро давали положительные плоды. Одним из воспитанников "Динамо" был Йорт Дамме. Этот 33-летний спортсмен регулярно побеждал на первенствах мира и Европы или занимал на них призовые места в течение долгих лет. В ФРГ не было специализированных школ такого уровня. Как мне рассказывал в то время мой немецкий друг и спортивный соперник, чемпион мира 1965 и 1967 г. Конрад Вирхнер, начинающие стрелки должны были сами покупать ружья, патроны и оплачивать обслуживание. Лишь затем, когда их успехи замечал национальный тренер, они приглашались на бесплатные тренировки и выезжали в другие страны на соревнования за счет государства. С приходом в конце 80-х годов на должность нового гостренера Германа фон Папе омоложения основного состава команды не произошло. Лидер команды страны 1990 года "сверхсрочник" бундесвера Ян Хайнрих, победитель Кубка Италии 1989 года был в расцвете творческих сил только в свои 27 лет. Чемпион Германии (по-немецки - Дойчемайстер) из Баварского клуба городка Эрланген, что возле Нюренберга, Герберт Зеебергер, оружейный мастер по профессии, считал, что расцвет его таланта пришелся на тот гол, когда ему "стукнуло" 39 лет.

Мне кажется, что резюме настоящей статьи может оказать существенную помощь спорящим теоретикам, о которых я писал в начале своего повествования. Мой вывод таков: да, возможно и следует начинать показывать детям отдельные приемы стрельбы, приучать их к фиксации быстрого вылета мишени из машинки, а затем, после завершения краткого "ликбеза", дать им возможность окончить средние учебные заведения, неплохо бы и высшие, возмужать, а затем сознательно и в охотку постигать премудрости спортивного мастерства. Ну а чемпионами и рекордсменами они станут годам к 25-35 и даже, может быть, к 40 при условии полной преданности этому виду спорта и, конечно же, при наличии таланта. Кстати сказать, как показывают нам живые примеры из недалекого прошлого, женщины быстрее "схватывают" суть дела. Им на подготовку высокого уровня стрельбы бывает достаточно 4-5 лет, а иногда они укладываются и в 2-3 года. Однако и им начинать стрельбу следует не ранее 18 лет.

Вы можете спросить меня: почему же с 18, а не с 20 или 30 лет? Отвечу так: "Начинать никогда не поздно". Наш знаменитый соотечественник Николай Дурнев начинал в 40 лет и стал чемпионом мира в 50. Однако жизнь взрослого человека, особенно в наши дни, такая сложная штука: начинается семейная жизнь, появляются дети, которых надо выводить в люди; надо думать о том, как обеспечить себе хороший заработок, чтобы содержать семью в отдельной квартире... Какие уж тут тарелочки! Дай Бог, на охоту-то вырваться!

"Российская охотничья газета"
ОЛЕГ ЛОСЕВ (заслуженный мастер спорта СССР)

Лето 1947 года. Трамвай, который везет меня на единственный в Москве стенд, проходит мимо обычных теперь мест. На стенде, по задней границе стрелковых площадок, в одну линию были расположены трехметровой высоты деревянные башенки - пагоды, по две на площадку (по ее углам). В центре площадки восседал на высокой деревянной лавке "пускальщик", который по сигналу стрелка "Дай!" дергал расположенную перед ним длинную палку-рычаг, связанную тросом с пусковым механизмом весьма примитивной однозарядной метательной машинки, и тогда очередная взведенная машинка выпускала свою тарелку.

На верх каждой вышки вела деревянная лестница. Там, на верхней площадке, под крышей, собирались или особо эмоциональные зрители, болеющие за своих кумиров, или располагались приглашенные высокие гости. Там же реяли флаги и знамена. На стенде тогда стреляли три вида упражнений:
— с места (теперь "трап");
— с подхода (теперь только в охотничьем пятиборье);
— дуплеты (одновременно по двум мишеням). Теперь дуплеты по направлениям полета и расположению места их вылета относительно стрелка также претерпели изменения.

Так или иначе, все эти упражнения были разновидностями стрельбы на траншейном стенде. Упражнение "круглый стенд" (скит) пришло к нам позже. В центре стенда стоял деревянный павильон с буфетом, в котором хорошо кормили, и с большим столом - билиардом, который всегда был занят свободными от стрельбы спортсменами. За павильоном находилась длинная площадка с флагштоком. На площадке проходили построения спортсменов и совершалось награждение победителей. Руководил этим стендом весьма известный тогда заслуженный мастер спорта СССР Борис Александрович Крейцер. В конце полосы для построений стоял маленький домик с надписью "Пристрелочная станция" (кстати, сейчас, к великому сожалению, в Москве нет нигде такого вида сервиса). В домике важно заседал усатый человек крепкого телосложения, который именовал себя "консультантом-оружиеведом". Это был тогда очень известный среди охотников человек Эмиль Вольдемарович Штейнгольд. У него всегда имелись стодольные пристрелочные мишени, все атрибуты, необходимые для снаряжения патронов, шиты для развешивания мишеней и, конечно же набор всяческих весов, больших и малых. Большие весы использовались для взвешивания ружей, малые (аптекарские) - для точного отвешивания дроби и пороха. Все патроны снаряжались с применением только войлочных пыжей и простой закрутки для завальцовывания торцов гильз. Полиэтиленовых пыжей-стаканчиков и закрутки - "звездочки" тогда у нас еще не было.

Эмиль Вольдемарович в своей практике пользовался выведенной им формулой: для патронов, снаряжаемых на стенд, следует брать навеску дроби равную 1/100 от веса ружья, а для охоты, где частота выстрелов менее интенсивна, 1/96 от веса ружья. Заряд пороха для каждой навески подбирался при пристрелке индивидуально, в зависимости от получаемых кучности и резкости патрона.

После анализа результатов Эмиль Вольдемарович снаряжал 12 патронов, наилучших по сочетанию одних и тех же навесок дроби и пороха. Из 12 завершающих выстрелов исключались два: наилучший по результату и наихудший. Оба именовались "дикими выстрелами" и не учитывались в резюме. Затем владельцу вручался рецепт, зарядки патрона, оптимального для его ружья.

Непосредственной стрельбой по тарелочкам руководил инструктор, милейший человек. Терентий Ефимович Суходолов. Бывший солдат, он всегда ходил в распахнутой солдатской шинели, в сапогах, в красноармейской гимнастерке и галифе. Непокрытая голова его всегда была подстрижена "под ноль", а его глаза на загорелом докрасна лице были всегда добрыми и слегка озорными. Было ему тогда лет сорок. Стрелки с любовью называли его Терешей.

В те победные послевоенные годы стенд бурлил шумной жизнью. Разыгрывались как официальные, так и неофициальные первенства - "пульки". В "пульках", как правило, участвовали маститые мастера: рекордсмены Советской Армии Канцер и Леонтьев, чемпион "Спартака" Покровский, артист Малого театра Мочалов, профессор МГУ Ларионов и другие. "Пулька", как правило, проходила одной серией выстрелов по 20 мишеням. Перед "пулькой" ее инициатор собирал с участников по нескольку рублей. На них в буфете покупалось шампанское, а затем победитель потчевал из выигранной бутылки своих сотоварищей по "пульке". Как весело и непринужденно все проходило, не было никаких интриг, все было хорошо организовано. А союзные и армейские соревнования заканчивались вручением богатых призов, как правило, из числа захваченных войсками трофеев: ружей - чемпионам, а рекордсменам порой и мотоциклов.

В дальнейшем, где-то с начала 50-х годов, в связи с нарастанием в международном климате духа холодной войны, соревнования, проводимые за рубежом, обрели статус одного из элементов внешней политики. Помню, в 1959 году я в составе сборной СССР впервые приехал в Бухарест на международную встречу. Сразу же мы были приглашены на прием к советскому консулу в Румынии. В первых же словах, обращенных к нам, он сказал: "Вчера отсюда уехали советские мотоциклисты из сборной Союза. Они проиграли румынам. Прошу вас понять меня: после ваших поражений в спорте мне становится трудно проводить здесь нашу советскую политику". На завтра мы выиграли командное первенство у румын и поняли, что консул был прав: здесь нас сначала приняли с некоторым добродушным превосходством. Как же, ведь их команду возглавлял сам олимпийский чемпион Ион Думитреску! Однако, когда его обстрелял никому не известный Павел Сеничев, Думитреску подошел ко мне и тихо спросил: "Откуда этот стрелок?" Я, чтобы досадить ему покруче, ответил, что это наш новичок - чемпион одного из крейсеров Балтийского флота! Потом, на круглом стенде, после командной победы серебряную медаль получил я, и в газетах появились недоуменные статьи, пытающиеся пояснить неожиданное поражение своей команды. Одна из них называлась "Неожиданный Лосев". Однако румынские спортсмены сразу же стали с нами более почтительными и предупредительными. С тех пор прошло много лет, спорт стал профессиональным, с подключением научных и производственно-технических сил. Однако я твердо уверен, что победу обеспечивает правильное воспитание черт характера самого спортсмена. Поэтому совершенно не удивительно, что результаты крупных соревнований резко покатились вниз сразу же после того, как какой-то "умник" от политики произнес вещую фразу: "Главное - не побеждать, а главное - участвовать". К счастью, принципиальные спортсмены, имена которых были многим известны, причем повсеместно, оставались всегда на прежних позициях: результатом спортивной встречи должна быть только победа сборной страны, а стало быть, и победа нашей Родины.

И я счастлив тем, что те международные соревнования, в которых я участвовал, всегда были чем-то вроде первенства СССР на чужой земле: побеждала наша сборная, и призовые места, как правило, доставались кому-то из нас.

Молодые стрелки! Независимо от всех жизненных перипетий, в которых вы оказались сейчас в новой России, боритесь за славу своей Родины, и она будет благодарна вам!

"Московская Охотничья Газета" №7, 10 апреля 1996 г.
ОЛЕГ ЛОСЕВ (заслуженный мастер спорта СССР)

Истоки садочной стрельбы берут свое начало в глубокой древности. В произведениях античной литературы сохранились упоминания о стрелках, которые стреляли из лука по живым птицам, привязанным на шкуре к столбу, и о наградах, выдаваемых самым метким из них. Садочная стрельба по живым голубям из дробовых ружей в том виде, в каком она практиковалась в Европе, к примеру, в 1884 году, когда были разработаны наиболее совершенные правила ее проведения, давно была известна, но считалась развлечением знати. Так, в Англии еще в начале прошлого столетия одним из садочных стрельбищ был трактир "Старые шляпы", получивший свое название от того, что живые голуби сажались в лунки, вырытые в земле, и прикрывались старыми шляпами, которые затем по команде изготовившегося к выстрелу стрелка сдергивались шнурками.

В 1856 году влиятельные лица из придворных кругов Англии придали стрельбе по птице легитимный характер, и с тех пор не только в этой стране, но и по всей Европе стали возникать садочные клубы и голубиные садки. Строго говоря, термины "садки", "садочная стрельба", "садочные ружья" носят чисто национальный, русский оттенок. Происхождение их относится к технике устройства первых русских стрельбищ и подготовки к стрельбе живых птиц, которых выпускали под выстрел из-под корзин, называемых садками. Позже, с развитием стрельбы по голубям, садками стали называть специальные ящики, которые были оборудованы особыми приспособлениями для выбрасывания птиц в нужный момент.

В странах Европы садочную стрельбу называли голубиной, место, где она проводилась, - голубиными стендами, а оружие, из которого производилась стрельба - голубиными ружьями.

Международные соревнования садочных стрелков, устраиваемые главным образом в курортных местах Италии и Франции, получили в конце прошлого века очень широкое распространение. Они всегда привлекали массу участников и зрителей. Миланские состязания стрелков, соревнования в Монако, Спа и. Монте-Карло неизменно превращались в большие международные праздники. Программа соревнований, рекламные плакаты и приглашения рассылались во все крупнейшие города мира задолго до торжественного открытия соревнований, а билеты раскупались нарасхват. Перед войной 1914 г. мировые состязания спортсменов принимали уже десятки городов Европы, Америке и Австралии, а наиболее многочисленные и престижные проходили по-прежнему в Монте-Карло, а также в Нью-Йорке, Мельбурне, Париже, Риме.

Стрельба обычно продолжалась несколько дней. Многочисленная публика следила за участниками с замиранием сердца: удачные выстрелы сопровождались шумными аплодисментами, а за промах на стрелка шикали и свистели. Тут же шла азартная игра на соревнующихся участников, по ходу состязаний выявлялись лидеры и аутсайдеры, ставки непрерывно росли, доходя до солидных размеров. Победителей международных состязаний награждали призами, которые состояли из дорогих и редких произведений искусства, а также большими денежными премиями.

Англичане долгое время держали первенство во всех проводившихся соревнованиях, затем призы стали доставаться примерно поровну англичанам, американцам и итальянцам. За всю историю садочной стрельбы так никто и не смог превзойти рекордного результата американского капитана Богардуса, который жарким июльским днем 1880 г. убил 99 голубей из ста. К началу нашего века теория садочной стрельбы была хорошо разработана. Определились несколько направлений или школ, которые отличались друг от друга характерными приемами ведения стрельбы. Среди них выделялись утилитаристы, всегда показывающие стабильные результаты, девиз которых был "взять птицу во чтобы то ни стало", а также эстетики, придававшие принципиальное значение особой красоте выстрела. Последние постоянно, как говорится, работали на публику, были ее любимцами, но победителями выходили довольно-таки редко.

Тем из наших охотников, кому хоть раз удалось побывать на современном стенде и понаблюдать за стремительным полетом асфальтовых тарелочек, стрельба по выбрасываемому в 22 - 30 метрах и свободно летящему голубю может показаться чересчур простой. На самом деле все было тогда далеко не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Жесткие условия садочной стрельбы, постоянная тенденция к усложнению проведения соревнований, отличные знания техники стрельбы и элементов дрессировки легавых собак, подававших сбитую птицу, виртуозное владение оружием, секреты распознавания бойкости сидящих в садках голубей и многие другие нюансы садочного искусства требовали от стрелков разносторонних познаний и великолепной физической подготовки.

Не случайно, поэтому, лучших из них называли корифеями салок, а многие были почетными членами садочных клубов и обществ охоты.

"Московская охотничья газета" №7 28 октября 1994 г.
ЮРИЙ МАСЛОВ

Пулевая стрельба, Федерация стрельбы Украины, Ukrainian Shooting Federation, соревнования по пулевой стрельбе, каталог оружия украины, shooting пулевой стрельбы, правила стрельбы Украины, shooting украины, федерация спортивной стрельбы, федерация спортивной стрельбы украины, спортивная стрельба, международная федерация пулевой стрельбы, международная федерация стрелкового спорта, федерація стрільби україни, shooting-uakraina, чемпионаты мира по стрельбе, украинский стрелковый сайт, Ukrainian-Shooting
К литературе ФорумНа Главную