К литературеСамостоятельное изготовление ложиНа Главную
Посудин А. - «Теория правильной ложи»

Посудин А. - «Теория правильной ложи»

Посудин А. - «Теория правильной ложи»Посудин А. - «Теория правильной ложи»

Содержание:
1. Введение
2. Что такое правильная ложа?
3. Сказание о гребне
4. Шейки, пятки и ... носки
5. Сказ о цевье
6. О влиянии стойки на форму ложи
7. На одну колодку
8. Ремонт ложи своими руками
9. Продолжение темы

1. Введение

Друзья мои стрелки и охотники!

«Порой, кажется, что о конструкции оружия уже написано всё.
Ну, что нового можно ещё сказать? Оказывается можно, да ещё как!» (Сергей Коробков)


Признаться, до недавнего времени мне и в голову не приходила мысль о том, чтобы… написать свою книгу, а впоследствии издать её. Давным-давно, когда я начал заниматься оружейным дизайном, я, конечно, никак не предполагал, что это невинное увлечение впоследствии станет моим основным занятием, а потом и любимой профессией. Дело зашло так далеко, что я организовал первое частное оружейное предприятие в России, которое стало специализироваться на оружейном тюнинге. За это время я прочитал массу отечественной и иностранной специализированной литературы в части проектирования и изготовления оружейных лож. Наконец, лично спроектировав ложи для более, чем тысячи заказов, я понял, что стал обладателем ТАКИХ ЗНАНИЙ об оружейной ложе, сложившихся в некое подобие теории, держать которые при себе подобно Скупому Рыцарю «под замком» было бы, на мой взгляд, неправильно.

Посудин А. - «Теория правильной ложи»

В то же время многие мои заказчики, с которыми удалось познакомиться за время работы на оружейном предприятии, узнав, что я – «тот самый Посудин», спрашивали, где можно приобрести мою книгу? Точно такой же вопрос содержался и в многочисленных телефонных звонках от читателей российской оружейно-охотничьей периодики. Все они были убеждены, что мои статьи взяты из книги и искренне удивлялись, узнав, что таковой, увы, пока не существует.

Более того, к своему великому изумлению, я обнаружил, что во всем изобилии и многообразии массовой оружейной периодики и отдельных специализированных оружейных изданий, увидевших свет ранее и выпущенных в последнее время, как в родном Отечестве, так и за рубежом, содержится на удивление МИЗЕРНОЕ количество информации о том, КАКАЯ ИМЕННО ЛОЖА ЯВЛЯЕТСЯ ПРАВИЛЬНОЙ, то есть удобной, прикладистой, комфортной при стрельбе и… ДОБЫЧЛИВОЙ для конкретного типа оружия. Да-да! Именно добычливой, поскольку ещё в 1896 году великий Людвиг Кригхофф сформулировал то, что и поныне является незыблемой аксиомой: «Стреляют стволы, а попадает ложа!». Аналитическая часть во всей этой массе литературы представлена откровенно слабо. Приводимая авторами аргументация порой спорна, порой откровенно противоречива. Не всегда убедительны и выводы, которыми иногда авторы потчуют читателя.

Нельзя также не сказать о том вопиющем плагиате (от итальянского слова plagio – воровство), присутствующем в современной оружейной литературе. В ней перепечатываются не только толковые и правильные моменты, сформулированные, к примеру, полвека назад Штейнгольдом и Соловьевым, но и совершенно откровенная чушь, придуманная ранее всевозможными графоманами и «прозаиками» от оружейной тематики. От последних не отстают и некоторые современные авторы, страдающие чрезмерной плодовитостью и недержанием своих творений в погоне за КОПЕЙКОЙ. Их «ляпы», естественно, вводят в заблуждение неопытных и неискушенных владельцев оружия, оказывая им самую настоящую «медвежью услугу».

Это ведь и про меня написано. Так чем же я хуже других? И что плохого будет в том, если мои знания (охотника и оружейника) не будут «запрятаны в кубышку и зарыты», а станут вашим достоянием? Так родилась книга, отрывки из которой теперь вы сможете прочитать на страницах этого сайта.

В этой книге ничего не выдумано. Это совершенно объективный и ПРАВДИВЫЙ материал (аналитика, выводы, предложения, рекомендации), который прошел МНОГОКРАТНЫЕ практические проверки и которому, уверяю вас, можно довериться и использовать при стрельбе на стенде, на охоте и при подготовке к ней. Возможно, материал этот дойдет также до российских оружейников и они после усвоения его, наконец, ПЕРЕСТАНУТ наступать на грабли, зубья которых так тщательно отполированы подошвами, а черенки - лбами первопроходцев или, по крайней мере, будут делать это гораздо реже.

P.S: Если у вас после прочтения материалов о правильной ложе вдруг возникнут какие-то пожелания, предложения или вопросы, я их с удовольствием приму и непременно отвечу.


2. Что такое правильная ложа?

«Правильная ложа», несомненно, красивая фраза. Но, вообще, может ли ложа быть «правильной»? Вряд ли.» (Сергей Коробков)

Я совершенно сознательно применяю определение: ПРАВИЛЬНАЯ ЛОЖА, а не прикладистая, по двум простым причинам. Во-первых, такое определение представляется мне более корректным. Во-вторых, согласитесь, распространенное разговорное определение отчасти напоминает то ли «масло масляное», то ли «экономную экономику». А вот словосочетание ПРИКЛАДИСТОЕ РУЖЬЕ, на мой взгляд, совершенно уместно.

Начну с определений некоторых оружейных терминов, которые будут применяться далее, поскольку «РОГ» читают не только знатоки и продвинутые любители оружия, но и совсем зеленые новички, совсем недавно сдавшие охотничий минимум.

  • СТВОЛ – основная часть оружия трубчатой формы, через которую проходит после выстрела снаряд (пуля, дробь, картечь), получая определенное направление полета.

  • СТВОЛЬНАЯ КОРОБКА – основная (базовая) часть оружия, на которую монтируются остальные узлы и детали оружия: ствол, УСМ, затвор, магазин, ложа.

  • СПУСК (СПУСКОВОЙ КРЮЧОК) – деталь УСМ (ударно-спускового механизма) оружия, инициирующая его срабатывание перед выстрелом после нажатия на неё указательного пальца стрелка. Запомните: НА СПУСК НАЖИМАЮТ!

  • КУРОК – деталь УСМ оружия, предназначенная для нанесения удара по бойку. Запомните: КУРОК СПУСКАЮТ! Распространенное выражение «нажать на курок» - чушь полнейшая! Ещё его можно ВЗВЕСТИ для приведения оружия в боевое положение.

  • ЗАЩИТНАЯ СКОБА – деталь оружия дугообразной формы, защищающая спуск (спуски) от случайных воздействий.

  • НИЖНЕЕ ОСНОВАНИЕ – деталь переломных ружей низшего и среднего разбора в форме пластины с хвостовиком, предназначенная для монтажа УСМ.

  • МАГАЗИН – узел многозарядного оружия, предназначенный для размещения патронов. Существуют два типа магазинов: встроенные в оружие и отъемные.

  • МУШКА – элемент открытого прицела в виде узкого вертикального выступа, расположенного на конце дульной части ствола.

  • ОСНОВАНИЕ МУШКИ – деталь в форме призмы, являющаяся базой для крепления мушки (у карабинов и штуцеров).

  • ПРИЦЕЛЬНАЯ ПЛАНКА – элемент открытого прицела в виде длинной узкой пластины, расположенной в верхней части ствола на всей его длине (у ружей) или в виде короткой пластины, с прорезью в середине верхней части, расположенной перпендикулярно стволу в районе первой четверти длины его казенной части (у карабинов и штуцеров).

  • ОСНОВАНИЕ ПРИЦЕЛЬНОЙ ПЛАНКИ – деталь в форме призмы, являющаяся базой для крепления прицельной планки (у карабинов и штуцеров).

  • НАГЕЛЬ (БОЛТ НАГЕЛЯ) – силовой элемент конструкции ложи оружия, монтируемый обычно на крупнокалиберных карабинах, который служит опорой для нижнего выступа ствольной коробки.

  • ЗАТВОР – узел оружия, предназначенный для его перезаряжания: досылания патрона в патронник и извлечения из него стреляной гильзы после выстрела.

  • РУКОЯТКА ЗАТВОРА – выступающая деталь затвора, предназначенная для приведение его в действие (вручную).

  • СТЯЖНОЙ ВИНТ – крепежная деталь, с помощью которой ствольная коробка оружия фиксируется на ложе.

  • ПРЕДОХРАНИТЕЛЬ – узел оружия, делающий невозможным произведение выстрела из него при положении «включен».

  • ЛОЖА – узел конструкции оружия, служащий для удержания его в руках стрелка. Принято различать МОНОЛОЖУ (состоит из одного элемента) и РАЗДЕЛЬНУЮ ложу (состоит из двух элементов).

  • ЦЕВЬЕ – элемент раздельной ложи, закрывающий заднюю половину стволов (ствола) с боков и снизу, который предназначен для удержания оружия левой рукой (правшой).

  • ПРИКЛАД – элемент раздельной ложи, крепящийся к задней части ствольной коробки и служащий опорой для оружия на плече и правой (у правши) щеке стрелка.

  • ГРЕБЕНЬ ПРИКЛАДА – верхняя часть приклада, расположенная между пяткой и шейкой.

  • НОСОК ПРИКЛАДА – нижняя часть торца приклада.

  • ПЯТКА ПРИКЛАДА – верхняя часть торца приклада.

  • ШЕЙКА ПРИКЛАДА – передняя обуженная часть приклада, служащая для удержания оружия правой рукой (правшой).

  • ПИСТОЛЕТНАЯ РУКОЯТКА (применительно к ружейной ложе) – вид шейки со значительным выступом в нижней части. Бытующее разговорное название такой шейки – «крутой пистолет».

  • РОЗЕТКА ПИСТОЛЕТНОЙ РУКОЯТКИ – накладка в нижней её части. Изготавливается из кости, металла, пластика и дерева твердых пород.

  • ЩЕКА ПРИКЛАДА – наклонный наплыв на боковой части приклада в зоне, непосредственно контактирующей со щекой стрелка.

  • ЗАТЫЛЬНИК – съемный элемент приклада, закрывающий его торец.

  • АМОРТИЗАТОР – вид затыльника из резины, предназначенный для уменьшения воспринимаемого стрелком удара в плечо от импульса отдачи оружия.

  • НАСЕЧКА (применительно к ружейной ложе) – вид механической обработки отдельных частей поверхности ложи (обычно боковых поверхностей шейки приклада и цевья) с целью максимального увеличения трения между ладонями стрелка и этими поверхностями.

Вопрос: какое ружье принято называть прикладистым? Ответ: то, которое имеет правильную ложу. Чтобы понять, что подразумевает эта куцая формулировка, обратимся к ощущениям стрелка (охотника), руки которого держат эту самую правильную ложу. Что он чувствует и видит при этом?

    Во-первых, комфорт (удобство) в ощущениях от контакта своих ладоней с оружием. Он (оно) будет тем более значительным, чем больше будет площадь непосредственного РАВНОМЕРНОГО прилегания поверхностей ладоней стрелка к поверхностям оружия на цевье, шейке приклада или рукоятке.

    Во-вторых, комфорт (удобство) в ощущениях от положения своих лучезапястных суставов и кистей рук, удерживающих оружие. Он (оно) будет тем более значительным, чем меньше эти положения будут отличаться от ЕСТЕСТВЕННЫХ положений упомянутых частей рук, как бы имитирующих вскидку и последующее удержание оружия в момент, когда таковое в руках на самом деле отсутствует.

    В-третьих, комфорт (удобство) в прицеливании, поскольку его голова занимает СОВЕРШЕННО ЕСТЕСТВЕННОЕ положение (как и без оружия), а щека плотно (но не чрезмерно) прижимается к гребню и боковой поверхности приклада. При этом середина ведущего глаза стрелка лежит либо на линии, соединяющей середину верхнего торца мушки с серединой прорези прицельной планки на уровне верхней грани последней или с центром диоптра, либо на механической оси оптического прицела, то есть НА ЛИНИИ ПРИЦЕЛИВАНИЯ. Это происходит при прицеливании из карабина. В случае с ружьем, линия прицеливания будет проходить, как известно, через середину (ось симметрии) поверхности прицельной планки.

    В-четвертых, торец приклада ВСЕЙ СВОЕЙ ПЛОСКОСТЬЮ плотно прилегает к подключичной зоне на плече стрелка (во впадине), что исключает его сдвиг в месте контакта после выстрела. Другими словами, СТРЕЛКУ НЕ НУЖНО КОЧЕВРЯЖИТЬСЯ, а именно: чрезмерно изгибать руки в запястьях, чрезмерно напрягать пальцы и делать дополнительные подстраивающиеся движения головой (вверх-вниз, вправо-влево, вперед-назад) для того, чтобы удерживать оружие и целиться. ОЧЕНЬ ВАЖНО и то, что он не тратит ни одной миллисекунды на упомянутые ЛИШНИЕ движения (по сути своей ПАРАЗИТНЫЕ) при вскидке, крайне отрицательно влияющие на меткость стрельбы.

И сколько бы стрелок не вскидывал такое оружие, его вскидка всегда будет ОДНООБРАЗНОЙ, время на прицеливание - ничтожно малым, а отдача - малоощутимой. Следствие всего этого – БЫСТРАЯ И МЕТКАЯ СТРЕЛЬБА! Иного просто и быть не может, поскольку в этом случае, как это принято говорить, стрелок как бы СРАСТАЕТСЯ с оружием. Разумеется, что при этом он НЕ ДОЛЖЕН:

  • останавливать ружье в момент выстрела,

  • «стрелять руками»,

  • брать неправильные упреждения.

Вот, собственно, и все, что касается определения ПРАВИЛЬНОСТИ ложи в первом приближении. Почему в первом? Дело в том, что существует ещё масса различных нюансов, как-то: вид стрельбы, вид оружия, индивидуальные привычки, особенности манер обращения с оружием и так далее. Все это вносит определенные коррективы в понятие ПРАВИЛЬНОСТИ применительно к каждому конкретному случаю, когда рассматривается не отдельно взятый стрелок, не отдельно взятая модель оружия, а Его Величество ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ. Но это темы уже других статей.

3. Сказание о гребне

На первый взгляд, кажется, эка невидаль – гребень. Ничего особенного. Ну, верхняя часть приклада. И что можно в нем найти такого, чтобы написать об этом ЦЕЛУЮ СТАТЬЮ? Тем не менее, я попытался это сделать.

ГРЕБЕНЬ ПРИКЛАДА – пожалуй, самая важная его часть, определяющая правильность ложи и, соответственно, прикладистость оружия. Можно как-то приспособиться к неподходящей для стрелка длине приклада, можно терпеть неудобную шейку, наконец, можно смириться с неправильным питчем или формой цевья и даже (после определенного настрела) более-менее сносно стрелять из такого оружия. НО, если гребень приклада оружия сделан НЕПРАВИЛЬНО (для какого-то отдельно взятого стрелка), о результативной стрельбе он может забыть. И сколько бы он не расходовал на тренировках времени и патронов, поверьте мне, толку от этих занятий будет мало.

Посудин А. - «Теория правильной ложи»

Более того, стараясь подлаживаться (подстраиваться) под неправильный приклад, вы приобретете массу вредных привычек, которые впредь на протяжении всей вашей стрелково-охотничьей практики будут делать свое черное дело, а именно: сдерживать рост вашего стрелкового мастерства, служить причиной частых и постоянных промахов, наконец, давать повод для сомнений в качестве патронов и оружия. А там, глядишь, и до комплексов (в отношении себя любимого) рукой подать.

ПРИМЕЧАНИЕ: Я не шучу, поскольку за время своей оружейной практики повидал немало охотников, как говорится, на полном серьезе собиравшихся прощаться с этим занятием из-за якобы своей … природной НЕСПОСОБНОСТИ (отсутствия таланта) метко стрелять влет. Слава богу, что все они впоследствии убедились в том, что дело-то было как раз в бобине, поверили в правильность моих диагнозов и рекомендаций и не совершили этого неверного во всех отношениях поступка. Но какие же приятные минуты впоследствии мне довелось пережить каждый раз, когда я выслушивал по телефону очередные восторженные комментарии об охотничьих подвигах этих несостоявшихся дезертиров, которые, сами понимаете, не совершились бы без моего участия. А всего и делов-то было: подогнать приклад да убрать две грубые ошибки при вскидке и поводке оружия.

Все дело в том, что гребень приклада при вскидке и поводке оружия является ЕДИНСТВЕННОЙ опорой для головы стрелка. Именно поэтому его ДЛИНА, ТОЛЩИНА, РАДИУСЫ СЕЧЕНИЯ в разных точках, НАПРАВЛЕНИЕ НАКЛОНА ПО ОТНОШЕНИЮ К ЛИНИИ ПРИЦЕЛИВАНИЯ ОРУЖИЯ, а также РАССТОЯНИЕ ОТ ЭТОЙ ЛИНИИ В НАЧАЛЕ И КОНЦЕ ГРЕБНЯ, вместе взятые (!) и образуют в конечном итоге некую ЕДИНСТВЕННО ПРАВИЛЬНУЮ ФОРМУ ГРЕБНЯ. Именно эта форма позволяет щеке стрелка при вкладывании в оружие занять на прикладе ЕДИНСТВЕННО ПРАВИЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ.

Опять же только в этом случае центр зрачка ведущего глаза стрелка будет лежать на линии прицеливания оружия. У ружья эта линия проходит через середину плоскости прицельной планки, у карабина – через середину верхней части мушки и середину прорези прицельной планки на уровне её верхней части. Только при правильной форме гребня будет достигаться совершенно однообразное вкладывание в оружие!

Другими словами, каким бы образом стрелок ни вскидывал оружие: быстро, медленно, вправо, влево, вверх, вниз – все равно его зрачок после вкладывания в оружие будет лежать на линии прицеливании, как приклеенный.

ПРИМЕЧАНИЕ: Должен добавить, что правильная форма гребня не является единственным условием для достижения однообразной вкладки стрелка в оружие. Крайне важно, например, и то, каким именно образом расположен по отношению к уровню гребня торец приклада. О питче пока речь не идет. А имею я в виду расстояние от верхней точки гребня приклада, расположенной на вертикали, которая проходит через центр пятна контакта щеки стрелка и приклада до пятки приклада. ЭТОТ РАЗМЕР ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖЕН, поскольку именно он подстраивает приклад оружия под длину шеи стрелка.

В самом деле, если взглянуть на верхнюю часть тела человека, то не составит труда заметить, что скула и ключица находятся на совершенно разных уровнях. И как бы стрелок ни наклонял свою голову при вкладывании в оружие, ему не удасться уравнять скулу и ключицу. СКУЛА ВСЕГДА БУДЕТ ВЫШЕ КЛЮЧИЦЫ. Сделаю небольшое пояснение на тот предмет, почему я упомянул скулу и ключицу? Дело в том, что после вкладывания стрелка в оружие именно скула находиться в контакте с гребнем приклада, а ключица чуть ли не контактирует с пяткой приклада. Поэтому ТОЛЬКО ЭТО обстоятельство и никакое другое обуславливает наклон (понижение) гребня приклада в сторону от шейки к пятке у прикладов с самой примитивной формой гребня.

Таковой является форма гребня, которая представляет собой … ПРЯМУЮ ЛИНИЮ. Эта форма горячо любима оружейными производственниками всего мира, поскольку чрезвычайно проста в изготовлении. Именно она украшает приклады абсолютного большинства серийных ружей, но только не карабинов (за исключением малокалиберных). Увы, эта простота содержит в себе подводные камни, которые иногда больно ударяют по скуле стрелка. Это, конечно, каламбур, поскольку гематома на скуле появляется не от камней, а от гребня, сконструированного незадачливым оружейником или сделанного кустарем-неумехой. Все дело здесь в чувстве меры, а именно: в угле наклона гребня относительно линии прицеливания. Если этим наклоном злоупотребить (несмотря на абсолютную правильность расчетов), то при каждом выстреле импульс отдачи оружия будет делать свое черное дело. Всякий раз, сильно наклоненный гребень не скользнет вдоль щеки стрелка, а будет настойчиво бить (как говорит одна моя знакомая) «по морде лица» со всеми вытекающими из этого прискорбного обстоятельства последствиями. Особенно страдают от таких сильно наклоненных гребней стрелки, имеющие дурную привычку чрезмерно плотно прижимать свою щеку к прикладу, а также стрелки с очень худым (в хорошем смысле этого слова) лицом, у которых скуловая кость чуть ли не просвечивает сквозь кожу лица.

ПРИМЕЧАНИЕ: Наиболее показательны в этом смысле отдельные партии (?) прикладов на ружьях ТОЗа и ИЖМЕХа. Их постоянные владельцы (они же владельцы нарядных постоянных фингалов на щеке под ведущим глазом) достаточно настрадались и натерпелись от своих стрелялок, прежде чем угол наклона гребней прикладов их ружей был мною исправлен.

Но и это ещё не всё. Вы, наверное, обратили внимание на упомянутую в предыдущем абзаце выделенную и подчеркнутую сноску в скобках относительно карабинов? Так вот, НА КАРАБИНАХ, СПРОЕКТИРОВАННЫХ ПРОФЕССИОНАЛАМИ, все обстоит именно так, а не иначе, по той простой причине, что отдача крупнокалиберного карабина по жесткости и силе, не идет ни в какое сравнение с отдачей дробовика. Только поэтому гребни прикладов карабинов вовсе не имеют наклона относительно линии прицеливания (параллельны ей). Некоторые модели особо мощных карабинов вроде «Уэзерби» или «Лаззерони», отдача которых не просто жесткая, а поистине ЖЕСТОКАЯ, имеют наклон гребня в направлении от пятки к шейке.

ПРИМЕЧАНИЕ: Оружейниками всего мира это выстраданное поколениями стрелков и узаконенное поколениями оружейников правило выполняется неукоснительно! Совершенно не иронизируя, скажу, что, например, оружейные дизайнеры ИЖМАШа тоже стараются не обходить это правило в своих работах. Приклады выпускаемых ныне «Лосей» и «Барсов» (особенно «легионовские» образцы) - наглядное тому подтверждение. В то же время, с глубоким прискорбием я вынужден констатировать тот печальный факт, что, увы, есть среди прочих на всем белом свете ОДНА-ЕДИНСТВЕННАЯ БЕЛАЯ ВОРОНА, нагло игнорирующая это правило. Это ТУЛЯКИ. Если посмотреть внимательно на гребни прикладов новейших карабинов ЦКИБа (МЦ-125) и ТОЗа (ТОЗ-122), то становится, искренне жаль середину правой половины лица их будущих владельцев. Особого сострадания достойны те, кто будет палить патроном 9,3х64(!). Странно все это. А может быть это правило тулякам неизвестно?

ПОЭТОМУ Я ОЧЕНЬ НАДЕЮСЬ, ЧТО ЭТА СТАТЬЯ ДОЙДЕТ НЕ ТОЛЬКО ДО ТУЛЬСКИХ ОРУЖЕЙНЫХ ДИЗАЙНЕРОВ, НО И ДО РУКОВОДИТЕЛЕЙ ЦКИБа и ТОЗа! Может быть тогда, (после её прочтения) на следующую оружейную выставку в 2005 году в Москву и Нюрнберг они пошлют не только коммерсантов, но и КОНСТРУКТОРОВ? Я скажу больше: ЭТО ДОЛЖНО СТАТЬ ПОСТОЯННОЙ ПРАКТИКОЙ! Как бывший конструктор, я очень хорошо знаю, как это важно: что-то тебя интересующее потрогать, пощупать, погладить (и т.д.), переговорить (поспорить) со своим коллегой с другой фирмы, увидеть что-то совершенно необычное воочию вместо того, чтобы тоскливо разглядывать привезенный коммерсантом тощий проспект с выставки.

Наконец, как патриот своей страны, я СОВЕРШЕННО ИСКРЕННЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ТУЛЬСКИЕ ОРУЖЕЙНИКИ ПЕРЕСТАЛИ БЫТЬ ПОСМЕШИЩЕМ в глазах почтенной (понимающей толк в оружии) публики. Нельзя же создавать современные образцы оружия, игнорируя все то лучшее, что было создано и наработано оружейниками всего мира, уж не говоря о последних достижениях технического прогресса.

Продолжая тему формы гребня приклада, доложу вам, что примитивом здесь дело, естественно, не ограничивается. Оружейниками созданы, а охотниками и стрелками опробованы (и по достоинству оценены!) формы гребней, которые я с превеликим удовольствием называю ПРАВИЛЬНЫМИ. Их конструкции полностью свободны от компромиссных решений, а все их элементы спроектированы таким образом, чтобы сделать вкладывание в оружие простым, легким и удобным, а стрельбу из него комфортной. О каких формах гребней пойдет речь?

В первую очередь это, конечно, гребень МОНТЕ-КАРЛО. На мой взгляд, это действительно идеальная во всех отношениях форма! Потому-то она и любима охотниками и стрелками, понимающими толк в оружии и стрельбе. Как выглядит эта форма? Начиная от шейки на протяжении порядка трех четвертей длины гребня, очертание бокового профиля последнего представляет практически прямую линию, параллельную линии прицеливания оружия. Затем на протяжении последней четверти длины гребня следует радиусное понижение очертания профиля вплоть до верхней точки пятки приклада. Форма радиуса – ВОГНУТАЯ.

Следующий по популярности гребень называется «КАБАНЬЯ СПИНКА». По сути дела это тот же самый гребень Монте–Карло, с той лишь разницей, что форма радиуса понижения очертания профиля в задней части приклада не вогнутая, как в предыдущем случае, а ВЫПУКЛАЯ. По мнению некоторых оружейных дизайнеров, такое очертание гребня смотрится более выгодно, поскольку не содержит резкого изгиба линии в точке перехода от прямого участка к вогнутому радиусу. Только и всего. И никаких других отличий! Должен сказать, что особенной любовью гребень «кабанья спинка» пользуется у дизайнеров австрийской фирмы «Манлихер». Наряду с некоторыми другими особенностями, присущими разработкам этой фирмы, этот гребень стал своего рода визитной карточкой замечательных болтовых карабинов от «Манлихера».

Эти две формы замечательны, прежде всего, тем, что торец приклада у них заведомо опущен на положенное ему место, максимально соответствующее телосложению стрелка. Вкладываясь в оружие, гребень приклада которого заведомо выше пятки, стрелок принимает гораздо более естественное положение, нежели в случае с примитивным гребнем. И отдача, кстати, воспринимается им как более комфортная.

ПРИМЕЧАНИЕ: В некоторых оружейных изданиях изредка встречается другое определение такой формы гребня: «СВИНАЯ СПИНКА». Мне кажется, что оно не совсем правильно, хотя на первый взгляд эти прилагательные практически являются синонимами. Почему я так считаю? Когда мы произносим слово «свинья» (в хорошем смысле этого слова, то есть не как ругательство), то имеем в виду, прежде всего именно домашнее животное. И в то же время мы - охотники взрослую самку-производительницу из дикой братии этих парнокопытных называем точно так же. Но все-таки, свинья - это свинья, а кабан – это кабан. Спины этих животных устроены совершенно по-разному. У домашней свиньи она ровная. А вот спина дикого кабана имеет характерный горб. Стоит ли говорить о том, что гребень приклада «кабанья спинка» как две капли воды похож именно на спину дикого кабана? Наверное, не стоит.

Мой рассказ о гребне не был бы полным, если бы я не упомянул ещё один факт. Некто Владимиров, кажется, в семидесятых годах прошлого столетия на страницах журнала «Охота и охотничье хозяйство» всячески ратовал за так называемую РАЦИОНАЛЬНУЮ форму гребня. По его мнению, такая форма являлась, чуть ли не панацеей, гарантирующей ИДЕАЛЬНОЕ ВКЛАДЫВАНИЕ и, соответственно, попадание в цель вне зависимости от того, в каком месте гребня прикладывалась щека стрелка. Его рациональный гребень по своей форме напоминал половинку теннисной ракетки и по замыслу автора должен был изготавливаться в сугубо индивидуальном порядке для каждого стрелка.

Что можно сказать по этому поводу? Если коротко, то ЭТО БРЕД СИВОЙ КОБЫЛЫ! Кстати, я до сих пор не могу понять, почему представительница именно этой масти благороднейшего из четвероногих попала в наш славный фольклор? Если же аргументировать вышесказанное, то мои выводы будет таковы:

  • Если стрелок не владеет элементарной стрелковой стойкой и кладет голову на приклад, где попало, то ему уж точно НИКАКАЯ форма гребня не поможет!

  • Кривая форма (на всей длине верхней части) этого гребня непременно вызовет смещение ведущего глаза стрелка по вертикали, то есть будет достигнут эффект, полностью противоположный декларируемому автором.

  • «Горб» в средней части рационального гребня будет находиться выше скулы стрелка, что, естественно, привнесет во вкладывание элемент неуверенности.

  • Косвенный аргумент: если рациональная ложа так хороша, то почему ни одна из оружейных фирм мира ДО СИХ ПОР не стала её производить? Ответ может быть только один: кому охота быть посмешищем.

В заключение нельзя не упомянуть о так называемом РЕГУЛИРУЕМОМ ГРЕБНЕ. Эта конструкция, как известно, давно и успешно используется оружейниками на спортивном и снайперском высокоточном нарезном оружии. А вот на дробовиках сей прибамбас появился сравнительно недавно. Пионером здесь стала итальянская фирма «Перацци», применившая его на прикладах своих спортивных ружей. Дурной пример оказался заразительным, и ему быстренько последовали фирмы: «Беретта», «Фабарм» и «Браунинг», показавшие себя весьма способными плагиаторами (PLAGIO(ИТАЛ.) – вор).

Конструкция регулируемого гребня была выполнена довольно остроумно. На практически готовом прикладе очень тонкой ленточной пилой отрезался узкий сегмент гребня. Впоследствии он соединялся с прикладом посредством системы механических подвижек, позволявших гребню перемещаться по горизонтали (вправо-влево) и вертикали (только вверх). Вся механика находилась внутри массивов гребня и приклада, что делало её практически незаметной снаружи. На правой боковой поверхности приклада виднелись только два небольших отверстия, внутри которых находились головки зажимных болтов. По большому счету внешний вид ружей практически не пострадал.

По замыслу итальянских разработчиков ТАКАЯ СИСТЕМА регулировки гребня должна была снять все проблемы с индивидуальной подгонкой оружия «под стрелка». Увы, жизнь изобилует сюрпризами, в том числе и неприятными. К тому же самый простой путь не всегда оказывается самым верным. А привел я эти два высказывания потому, что, по моему глубокому убеждению, сама идея регулируемого гребня на гладкоствольном ружье является мертворожденной и, как следствие, нежизнеспособной. Вот мои аргументы:

  • Необходимость поднятия уровня гребня встречается у НИЧТОЖНО МАЛОГО количества стрелков, имеющих очень худое лицо. Все дело в том, что расстояние от нижней части скулы до зрачка глаза – величина по большому счету почти постоянная. Полной и окончательной справедливости этой фразы мешает лишь толщина слоя жира на щеке стрелка. И если щёки видно из-за ушей, то, уровень гребня надо, наоборот, понижать, поскольку толстая и красивая щека «а-ля Илья Ильич Обломов» поднимает ведущий глаз стрелка выше уровня планки. Согласитесь, люди, которые могут себе позволить приобретение «Перацци» и отнюдь не мучают себя патронной диетой, вряд ли голодают. А посему на стрелковых площадках московских и подмосковных стендов что-то я не видел тощих, изможденных стрелков с «итальянками» в руках.

  • Извините, но я опять про упитанность. Необходимость сдвига гребня ВЛЕВО актуальна опять же лишь для стрелков с худыми или узкими лицами. При вкладывании в стандартное ружье, зрачок их ведущего глаза уходит вправо от линии прицельной планки, поэтому сдвиг гребня влево позволяет откорректировать эту особенность строения лица. Но при этом ему придется неминуемо столкнуться с некоторым неудобством. Дело в том, что площадь контакта его худой щеки с прикладом оружия ограничится лишь узкой боковой поверхностью гребня с острым нижним краем, а собственно самого приклада она (щека) не коснется. Налицо потеря комфортности.

  • Сдвиг регулируемого гребня ВПРАВО приведет к тому, что острое ребро верхней части приклада с левой его стороны в этом случае будет неминуемо выступать относительно левой стороны этого гребня. Упираясь в среднюю часть щеки стрелка, это место на прикладе будет препятствовать полноценной вкладке. Все мои заказчики просили меня удалить этот выступ. Увы, сделать это было практически невозможно, поскольку края механизмов перемещения, расположенных в приклад, находились рядом с упомянутым ребром. Пришлось делать им новый приклад.

Вообще говоря, та же «Перацци», будучи несомненным лидером среди производителей спортивного оружия для стендовой стрельбы, уже внедрила компьютеризированное изготовление индивидуальных прикладов, используя для этого адаптированное к компьютеру примерочное ружье. В свете этого затея с регулируемым гребнем выглядит более чем странно.

4. Шейки, пятки и... носки

Приклад является самой сложной, самой ответственной частью ложи оружия, которая собственно и обеспечивает её (ложи) ПРАВИЛЬНОСТЬ и, соответственно, его (оружия) ПРИКЛАДИСТОСТЬ – это аксиома. Когда-то давным-давно оружейники, давая названия отдельным узлам оружия, его деталям и элементам этих деталей, привносили в оружейный словарь достаточно специфические термины. И сдается мне, что кое-кто при этом косил украдкой то ли в учебник «Анатомия человека», то ли в «Зоологию», позаимствовав оттуда много полезного. Конечно, нужно иметь достаточно богатое воображение, чтобы сравнивать между собой тело человека (зверя, рыбы) и оружейный приклад и уж тем более находить в них какое-то сходство. Но, тем не менее, схожие элементы в них есть. Это, например, широко используемая фирмой «Манлихер» на ложах своих карабинов форма гребня приклада, именуемая «кабанья спинка» или радиусная нижняя часть приклада бокфлинтов от «Браунинга» модели Б–25, именуемая «рыбье брюхо» и другие. Об этих-то элементах приклада и пойдет речь в настоящей статье.

ШЕЙКА ПРИКЛАДА:

ШЕЙКА – один из важнейших элементов приклада. Во-первых, она является его силовым элементом, поскольку именно шейка крепится к ствольной коробке оружия. Во-вторых, она контактирует непосредственно с ОСНОВНОЙ (ГЛАВНОЙ, ВЕДУЩЕЙ) РУКОЙ стрелка (правой у правши и левой у левши). Эта рука, как известно, выполняет не одну, а сразу две функции: одна – удерживание оружия, вторая – работа со спуском. А на некоторых моделях оружия она обслуживает ещё и предохранитель.

Посудин А. - «Теория правильной ложи»ПРИМЕЧАНИЕ: В оружейной литературе бытует и другое название шейки, а именно: РУКОЯТКА. На мой взгляд, это не совсем верный термин, применительно к ружейному прикладу. Каковы мои аргументы? Термин: рукоятка применителен скорее к таким видам оружия, как пистолет, револьвер, автомат, пулемет и пр. Рукоятка в этих видах оружия является не элементом приклада, а отдельной частью оружия.
Пример: приклад автомата Калашникова имеет шейку, но не имеет рукоятки, хотя последняя на оружии, как известно, присутствует. Существует лишь одно-единственное исключение, да и то половинчатое. Это так называемый многими современными прозаиками от оружейной тематики и менеджерами московских оружейных магазинов ортопедический приклад в форме плоской пластины с отверстием под большой палец руки стрелка, который, оказывается, имеет и шейку, и рукоятку одновременно.
Мы почему-то говорим: английская (прямая) ШЕЙКА, но полупистолетная РУКОЯТКА(?), пистолетная РУКОЯТКА(?). Несуразица заключается в том, что один и тот же элемент приклада обзывается разными словами (отнюдь не синонимами). Поэтому единственным технически грамотным термином применительно к ружейному прикладу следует признать термин: ШЕЙКА. Следует говорить: полупистолетная шейка, пистолетная шейка. И даже странное на первый взгляд, но достаточно распространенное среди охотников и стрелков выражение: шейка с крутым пистолетом следует признать правильным.

Занимаясь уже четвертую пятилетку оружейным дизайном, я подметил одну интересную закономерность. Когда охотник берет в руки НЕЗНАКОМОЕ ружье или карабин, то первое, на что он обращает свое внимание при осмотре, является именно шейка приклада, а точнее то, удобно она лежит в правой руке или нет? И только потом начинаются вскидывания, прицеливания и прочие манипуляции.

Форма и размеры шейки приклада играют исключительно важную роль в том, как поведет себя оружие в руках своего хозяина: или оно будет доставлять ему ни с чем не сравнимое удовольствие, или, наоборот, превратится в некий постоянный раздражитель (в плохом смысле этого слова). Сначала о формах, которые оружейники всего мира придают шейкам прикладов.

ПРЯМАЯ (АНГЛИЙСКАЯ) ШЕЙКА является, безусловно, самой простой по форме, поскольку последняя образуется ... двумя параллельными линиями. В сечении она представляет чаще всего симметричный овал. Иногда сечение имеет форму яйца, более острый конец которого смотрит вниз. А вот у знаменитых ружей английской фирмы «Голанд – Голанд» сечение шейки представляет собой ромб со скругленными углами.

Единственным достоинством прямой шейки, на мой взгляд, является её относительная УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ в том смысле, что она одинаково подходит стрелкам с любой формой кисти руки, охватывающей шейку. Добавлю ещё и то, что прямая шейка конструктивно имеет несколько увеличенную длину в сравнении с другими. Благодаря именно этому обстоятельству и тому, что сечение шейки в любой её части имеет одну и ту же форму и площадь, любая ладонь: и длиннопалая, и короткопалая, всегда смогут найти на ней для себя подходящее положение.

Очень серьезным недостатком прямой шейки является то, что стрелок ВЫНУЖДЕН чрезмерно изгибать свою руку в запястье с тем, чтобы добиться необходимой степени охвата. Другими словами, кисть стрелка вынуждена принимать при этом совершенно неестественное (напряженное) положение, что в свою очередь отрицательно влияет на меткость стрельбы.

ПРИМЕЧАНИЕ: Раз уж речь пошла о прямой (английской) ложе, то я никак не могу обойти своим вниманием пару СТАРЫХ - ПРЕСТАРЫХ посылок (по нынешним временам – очевидных глупостей), которые и матерые, и новоявленные плагиаторы, специализирующиеся на оружейной тематике, уныло повторяют в своих СОВРЕМЕННЫХ опусах.
Первая заключается в том, что ружьем высшего класса (о других деталях и частях ружья здесь речь не идет) якобы может считаться ружье только с прямой шейкой приклада. Эти ребятки просто-напросто забыли о том, в каком веке они живут. Давным-давно, когда ружья с вертикальным расположением стволов были, чуть ли не диковинкой, возможно, такое утверждение и было справедливо, но только не теперь. Ныне бокфлинты продолжают свое победоносное шествие, тесня горизонталки везде и всюду, где только можно. И далеко не в последнюю очередь это касается ружей высшего класса. Ну, а бокфлинт с прямой шейкой приклада это все-таки нонсенс.
Вторая убеждает нас в том, что прямая шейка якобы гораздо более удобна при стрельбе из ружей с двумя спусками, нежели все прочие из-за того, что по ней, видите ли, легче передвигать руку, после нажатия на первый спуск, для того, чтобы подвести указательный палец ко второму. На самом деле стрелок во время паузы между первым и вторым выстрелом НИКОГДА не ослабляет хвата шейки своей ладонью. Его пальцы: большой, средний и безымянный, а также мизинец – плотно охватывают шейку в таком положении, при котором указательный палец имеет возможность дотягиваться как до переднего, так и до заднего спуска. И, между прочим, насечка на шейке приклада как раз и делается для того, чтобы препятствовать возможному перемещению по ней ладони стрелка.
Ну, а если кто-то все же попробует практиковать порочную вышеупомянутую манеру (с передвижением руки по шейке), расплата за это будет одна: ПОСТОЯННЫЕ ПРОМАХИ из ствола, который обслуживает задний спусковой крючок. Не верите? Проверьте!

ПИСТОЛЕТНУЮ ШЕЙКУ отличает в первую очередь значительный, характерно ИЗОГНУТЫЙ, выполняющий функцию опоры для пальцев выступ в нижней её части, на котором мизинец, безымянный и средний пальцы располагаются гораздо более комфортно, нежели на нижней части прямой шейки. При этом наклон кисти стрелка не столь велик, что уже само по себе неплохо. Я скажу более того: в последнее время наметилась четкая тенденция: на приклады оружия конструкторы и дизайнеры ВСЕ ЧАЩЕ предпочитают ставить ШЕЙКИ С КРУТЫМ ПИСТОЛЕТОМ.

Это такая форма, шейки, у которой в верхней части (за хвостовиком ствольной коробки) имеется достаточно значительное углубление под большой палец руки. Кроме того, нижний выступ наклоняют вперед так сильно, что его передняя часть располагается по отношению, скажем, к линии прицельной планки под углами, близкими к прямому углу. Как правило, на передней части гребня приклада справа (для правшей) имеется углубление под мышцу-сгибатель третьей фаланги большого пальца – самую сильную мышцу, расположенную на ладони основной руки. Некоторые шейки также имеют небольшой выступ в середине правой (для правшей) боковой части под углубление в центре ладони основной руки.

На сегодняшний день именно эта форма шейки является, пожалуй, самой распространенной на прикладах современного оружия. Причем речь идет не только о спортивном оружии, но и об охотничьем. В чем заключается секрет все возрастающей популярности «крутого пистолета»? Все дело в том, что при такой форме шейки основная рука стрелка занимает совершенно естественное положение, не связанное с чрезмерным изгибом и напряжением лучезапястного сустава и кисти. Кроме того, именно в этом случае достигается максимальная площадь контакта между поверхностями ладони и шейки. Все это вместе взятое дает стрелку удобный, однообразный плотный хват, что самым, что ни на есть, положительным образом влияет на результативность стрельбы и на стенде, и на охоте. Ярким примером вышесказанного являются шейки прикладов: спортивных ружей «Перацци», карабинов «Блазер» R-93, карабинов «Зауэр-202».Конструкторы и дизайнеры этих фирм, судя по всему, отлично знают, что нужно охотникам и стрелкам и не перестают от модели к модели совершенствовать ложи своего оружия.

Какую самую распространенную ошибку при проектировании пистолетной шейки делают их коллеги из других оружейных фирм, у которых эта часть приклада, увы, не радует ни основную руку, ни глаз владельца оружия? Если посмотреть сверху на переднюю часть гребней их прикладов, то видно, что она практически симметрична относительно продольной оси. А это уже ошибка проектировщика! Точнее, этих ошибок, как правило, две.

    Первая: отсутствие выборки на шейке и передней правой (для правшей) части гребня приклада под мышцу-сгибатель третьей фаланги большого пальца (МСЗФБП).
    Вторая: чрезмерная длина гребня приклада в передней его части.

Оба упомянутых фактора приводят к тому, что при охвате рукой стрелка шейки приклада твердая выпуклая поверхность напряженной МСЗФБП обеспечивает лишь незначительное пятно плотного контакта в верхней задней части шейки. Под ладонью же такого контакта, увы, не будет. К чему это приводит, догадаться нетрудно.

Обращу ваше внимание ещё на одну тонкость, имеющую самое непосредственное отношение к шейке приклада. Речь идет о насечке (её качестве и площади) на шейке. Опытными, искушенными стрелками замечено: чем больше площадь насечки под ладонью стрелка, тем более комфортными представляются ему ощущения от охвата шейки. А чувство комфорта, уверяю вас, никогда не бывает лишним, когда целью ставится достижение максимально возможных результатов; когда из оружия требуется выжать максимум того, на что оно способно. Эту истину, кстати, очень хорошо понимают итальянские оружейники, в чем можно убедиться, глядя на шейки прикладов их ружей. Кстати, тема насечки вообще чрезвычайно интересна, но это не тема настоящей статьи.

Если же говорить о недостатках пистолетной шейки, то я лично вижу лишь один: несколько повышенную трудоемкость изготовления. И то это замечание будет справедливо лишь для лож, изготавливаемых с большой долей ручного труда. Что же касается тиражирования лож на суперсовременном копировальном оборудовании, то упомянутое замечание попросту снимается. Станку с ЧПУ или обрабатывающему центру … совершенно безразлично, что он обрабатывает. Была бы программа, а дальше – дело техники.

ПОЛУПИСТОЛЕТНАЯ ШЕЙКА (яркий тому пример – шейка приклада ружья ТОЗ-БМ), по моему глубокому убеждению, объединила в себе все недостатки прямой и пистолетной шейки и в то же время не сохранила ни одного из их достоинств. Такие шейки не должны «украшать» приклады охотничьего оружия!

ПЯТКА ПРИКЛАДА:

ПЯТКА – так же немаловажный элемент приклада. Будучи неграмотно изготовленной, она может причинять стрелку немало неприятностей. В чем состоит ПРАВИЛЬНОСТЬ пятки? В первую очередь в том, чтобы не служить помехой стрелку в момент выполнения вскидки.

ПРИМЕЧАНИЕ: Один нюанс: поскольку торцы прикладов ПРАКТИЧЕСКИ всех без исключения видов охотничьего и спортивного оружия закрываются затыльниками или амортизаторами, то, наверное, более правильно будет говорить о формах их верхней и нижней частей, поскольку именно эти места непосредственно контактирует с плечом стрелка.

Если пятка сделана острой, она, несомненно, будет цеплять куртку стрелка при движении приклада вверх. Положение усугубится ещё более, если на прикладе стоит резиновый амортизатор. В этом случае стрелок, стараясь не зацепится пяткой приклада за одежду, при вскидке отодвигает ружье подальше от тела. При этом он может приобрести довольно скверную привычку: вскидывать ружье вверх не по прямой линии, а ПО ДУГЕ. Такая манера вскидки имеет два минуса, поскольку увеличивается время вскидки и ухудшается однообразность вскидки.

Именно по этой причине фирмы-производители лучших амортизаторов идут на следующие ухищрения:

  • делают верхнюю часть амортизаторов скругленной;

  • оснащают верхнюю часть амортизатора гладкой пластиковой вставкой (т. н. амортизатор с «косточкой»);

  • используют для амортизаторов высококачественный материал, позволяющий получить в нужном месте гладкую поверхность.

НОСОК ПРИКЛАДА:

НОСОК не играет сколько-нибудь заметной роли в прикладистости оружия. Как правило, он почему-то делается достаточно острым. Какое-то вразумительное объяснение этому подобрать трудно. Единственное, что приходит на ум, так это возможное противодействие сползанию приклада вниз, когда тот упирается в плечо. Однако это его возможное положительное свойство имеет и свою отрицательную сторону, а именно: острый носок цепляется за одежду при опускании оружия.

Замечу, в заключение, что самые современные амортизаторы имеют скругления не только вверху (в пятке), но и внизу (в носке), что является, безусловно, правильным решением.

5. Сказ о цевье

ЦЕВЬЕ – неотъемлемый элемент оружейной ложи. Естественно, он присутствует на раздельных ложах. И на моноложах (такая ложа, как правило, является принадлежностью болтовых карабинов и ружей) тоже имеется цевьевая часть, которую оружейники, охотники и стрелки именуют словом «цевье».Посудин А. - «Теория правильной ложи»
Для чего цевье присутствует на длинноствольном оружии? Ответ на этот вопрос следует искать в тех функциях, которые выполняет цевье.

Функция первая:
создание удобной опоры для левой руки стрелка при удержании оружия. Оружейный ствол (стволы), представляет собой металлический цилиндр (пару цилиндров) весьма небольшого диаметра. Ощущение от их охвата, конечно же, не являются пределом мечтаний стрелка: это ощущение неудобства. Именно поэтому ближняя к стрелку часть ствола оружия получила дополнительный элемент, который по своим размерам был гораздо толще ствола и закрывал его снизу и с боков. В военном оружии применялись и продолжают применяться конструкции цевья, где они закрывает стволы полностью. Как правило, это разъемная быстросъемная конструкция.

Функция вторая: защитная. Общеизвестно: стволы при интенсивной стрельбе достаточно сильно разогреваются. Это обстоятельство может послужить причиной сильного ожога левой руки. Именно поэтому материалом цевья служат дерево и пластик, обладающие плохой теплопроводностью.

ФОРМА ЦЕВЬЯ и его размеры имеют большое значение для удобства при обращении с оружием и соответственно для достижения наивысших результатов при стрельбе из него. На протяжении продолжительного времени оружейные дизайнеры достаточно много экспериментировали в поисках этих форм. Они старались найти те, если не идеальные, то уж, по крайней мере, правильные формы, максимально соответствующие виду оружия и виду стрельбы из него. Были здесь и успешные решения, были и откровенные проколы. На последних хотелось бы остановиться поподробнее.

Давайте вспомним цевье отечественного ружья ТОЗ-34 в том первоначальном виде, который оно имело в самом начале массового производства (справедливости ради скажу что, именно к этой форме цевья ТОЗ впоследствии вернулся).

ПРИМЕЧАНИЕ: Мне эта форма представляется ОЧЕНЬ УДАЧНОЙ, поскольку очертания её сечения максимально соответствуют очертаниям внутренней поверхности левой ладони стрелка, вытянутой вперед и сжатой так, как будто она удерживает воображаемое цевье. Это форма птичьего яйца, расположенного в пространстве таким образом, что ось симметрии яйца – вертикальна, а больший радиус одного из его торцев расположен внизу.

Кстати, цевья именно с таким сечением, в конце концов, завоевали мировое признание у оружейников и тех, кто стреляет из созданного ими оружия.

А упомянул я «тридцатьчетверку» по той простой причине, что однажды нашелся конструктор-оружейник, о жизненном кредо которого можно было бы сказать, приведя следующую цитату: «Он с детства не любил овал. Он с детства УГОЛ рисовал!». И непонятно по каким соображениям (возможно в целях уменьшения трудоемкости изготовления), но цевье ТОЗ-34 получило вдруг такую форму, очертания которой были образованы практически одними прямыми линиями. Практически то цевье напоминало прямоугольный брусок, у которого лишь слегка притупили фаски. Приклад (за компанию) постигла та же участь. Особенно безобразно выглядела УГЛООБРАЗНАЯ щека приклада. Несколько лет производил ТОЗ это безобразие. И все же здравый смысл победил! Как я уже говорил, туляки вернулись к первоначальной конструкции ложи.

Нелегкий путь к своему совершенству проходит и цевье самого массового и популярного российского ружья ИЖ-27. В его судьбе к великому сожалению прослеживается некая параллель с судьбой тульского собрата. Дело в том, что цевье ИЖ-12 - родителя ИЖ-27, имело отличную форму с классическим сечением в виде уже упоминавшегося мною птичьего яйца. Это цевье отлично сидело в левой руке стрелка. И совершенно непонятно, почему ижевские дизайнеры наступили на те же грабли, что и туляки? Могу лишь только предположить, что возможно здравый смысл уступил место соображениям, связанным с экономией трудозатрат при изготовлении этой части ложи, либо с удобством фиксирования цевья на технологической оснастке при его изготовлении. Современное цевье ИЖ-27 в поперечном сечении без большого утрирования тоже состоит как бы из двух прямоугольников, поставленных один на другой (узкий – вверху, а широкий – внизу) со скругленными углами по периметру и в местах перехода. Держать такое цевье не очень удобно. Особенно досаждает охотнику довольно острое продольное ребро на цевье под подушечками пальцев левой руки.

Есть откровенные проколы и у известных зарубежных производителей. Взять то же «Косми». Сколько дифирамбов в российской оружейной периодике было пропето российскими купцами-оружейниками во славу этой весьма проблематичной, на мой взгляд, самозарядки! Чтобы не отклоняться от темы, оставлю в стороне её прочие недостатки, но только не конструкцию цевья. Мне трудно сказать, какими соображениями руководствовался дизайнер этой фирмы и, что кроме компьютера стояло перед ним на столе, когда он придумывал форму цевья, представляющую собой по сути три цилиндра, сложенные в одну кучку. А может быть, ему просто захотелось выпендриться? Увы, получившийся «космический дизайн ничего, кроме насмешек у знатоков и любителей оружия не вызвал.

Но не всегда причиной неудачных дизайнерских находок является недостаточный профессионализм разработчиков лож. Бывает и так, что они просто-напросто ВЫНУЖДЕНЫ ПРЕДЛАГАТЬ ЗАВЕДОМО ПРОИГРЫШНУЮ КОНСТРУКЦИЮ. Именно в такой ситуации оказались, например, дизайнеры «Браунинга» и ИЖМЕХа. Их коллеги-оружейники, разрабатывавшие конструкцию узла газоотводного механизма на самозарядках: «Голд» и МР-153, сделали её такой, что габаритный поперечный размер (диаметр) этого узла оказался неприлично внушительным. Как следствие, столь же внушительной оказалась и толщина цевья, поскольку, сами понимаете, нельзя же было пренебречь его прочностными характеристиками. А что получилось в итоге? Наиболее часто встречающееся определение формы цевья, которое мне доводилось слышать от владельцев упомянутых выше моделей ружей, звучало так: «Не цевье, а ОГЛОБЛЯ!». И они совершенно правы. Только специалисты, разработавшие такие цевья в этом не виноваты.

Но как же прелестно лежит в левой руке суперизящное цевье самозарядки от «Бенелли», на трубчатом магазине которого, как известно, нет ни колец, ни пружин, ни муфт.

Точно в таком же невыгодном положении находятся дизайнеры, вынужденные разрабатывать цевья для ружей с ВЫСОКОЙ ствольной коробкой, то есть для ружей, габаритный вертикальный размер коробок которых значителен (ИЖ-27, Брно-супер). В отличие от них, разработчики этого узла, которым приходиться иметь дело со ствольной коробкой минимальных размеров по вертикали, рождают шедевры (МЦ-7, МЦ-109, F-3, модели вертикалок от «Беретты»).

Существуют также всевозможные «экзотические» формы цевья на оружии, особенно на военных и спортивных образцах. Здесь изыски эстетики и красоты приносятся разработчиком в жертву её Величеству – ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ. Примером этого могут служить цевье-рукоятка на пистолете-пулемете Томпсона, цевье-рукоятка на румынской версии автомата Калашникова, цевье с «шампиньоном» на произвольных спортивных целевых винтовках, наконец, цевье винтовок для бенчреста, поперечное сечение которого представляет равнобедренную трапецию.

Если же говорить лишь об охотничьем оружии: ружьях и карабинах, то, на мой взгляд, конструкции цевья на нем в настоящее время достигли практически идеальных пропорций и форм. Разумеется, в виду имеется то, чем балуют нашего брата - охотника признанные мировые лидеры, производящие охотничье оружие.

6. О влиянии стойки на форму ложи

В отечественной и зарубежной литературе приведено немало системной информации, выявляющей практические зависимости формы и размеров ложи от особенностей телосложения стрелка.

В СССР это было сделано ещё в середине прошлого века оружиеведом Штейнгольдом. Обрывочная информация содержалась также в изданиях того времени, содержащих статьи некоторых немецких авторов. А в самое последнее время информация такого рода (например, системные таблицы) - уже настойчиво предлагается в рекламных изданиях ведущими фирмами-производителями спортивного оружия с целью, заинтересовать и облегчить задачу выбора ложи своим будущим потенциальным заказчикам.

Размеры, определяющие расстояния между элементами фигуры стрелка:

  • зрачками глаз,

  • подмышками,

  • внутренними частями локтевого сустава и первой фаланги указательного пальца,

  • ключицей и условной линией, проходящей через зрачки глаз, в системных таблицах трансформируются в простые и понятные данные об отдельных размерах приклада: длине, величине отвода в носке и пятке, расстоянию от середины гребня до уровня прицельной планки и так далее.

Увы, это только видимая часть айсберга. Помимо упомянутого, при профессиональном изготовлении ложи В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ учитываются ещё и такие моменты, как длина рук, длина пальцев, степень упитанности, форма грудной клетки, длина шеи, уровень физического развития и даже особенности строения лица стрелка. Учитываются даже темперамент и реакция «человека с ружьем», хотя, возможно, это кому-то покажется удивительным и даже странным.

Но даже, безусловно, куцая табличная информация способна самым положительным образом повлиять на верный выбор стрелка в поисках и подборе ПРАВИЛЬНОЙ (это понятие уже толковалось мною в предыдущих статьях) ложи на оружии, которое он желает либо приобрести, либо заказать. И все было бы хорошо, если бы не существовало препятствий и помех, которые стрелкам обеспечивает их НЕПРАВИЛЬНАЯ стойка при вскидке и вкладывании в оружие.

Повторюсь, у стрелка, стойка которого безупречна (или почти безупречна), приведенные в таблицах данные, конечно, могут помочь в подборе или подгонке ложи, которую можно назвать ПРАВИЛЬНОЙ. Вполне возможно даже, что она будет максимально соответствовать расчетным табличным данным и будет прикладистой для стрелка. Однако, увы, безошибочно правильно оружие держит лишь только каждый пятый (?!) из охотников. Основанием для столь наглого и неожиданного утверждения служит суровая статистика, полученная от моего личного общения с тысячами заказчиков в бытность, когда я ещё работал оружейным дизайнером. А посему сплошь и рядом приходилось констатировать тот удивительный факт, что размеры новых лож ружей, приводивших своих владельцев в неописуемый восторг своей прикладистостью (то есть ПРАВИЛЬНЫХ ДЛЯ НИХ лож), имели мало общего с размерами, рекомендованными в таблицах.

Например, боковой отвод приклада ружья, принадлежавшему какому-нибудь тощему, субтильному хлопцу пришлось делать столь значительным, что он сгодился бы и Александру Невскому (актеру, а не князю). Хлопец тот имел исключительно дурную манеру, упирать приклад не в подключичную впадину, а в край дельтовидной мышцы. Ни уговоры, ни моя угроза взяться за полено, не могли заставить его трансформировать свою стойку в сторону прогрессивности. Поэтому и пришлось подстраивать форму ложи под устоявшуюся манеру.

Второй пример: длинному, худому охотнику с плосковатой, неразвитой грудью питч на прикладе сделали таким, что этот приклад Верка Сердючка сочла бы за честь приложить к верхней части своей правой явно нестандартной НАКЛАДНОЙ выпуклости. И, доложу вам, прилегаемость была бы стопроцентной! А все дело было в том, что жердеобразный в своем телосложении охотник имел обыкновение при вскидке плотно прижимать локоть правой руки к …ребрам. И опять, как и в предыдущем случае, форма ложи подстроилась под манеру охотника, с которой он не захотел расставаться.

Наконец, третий пример: щека на левой боковой части приклада ружья расположилась впритирку к затыльнику. Кроме того, плоскость щеки была неправдоподобно крутой, в том смысле, что располагалась по отношению к вертикальной плоскости симметрии ружья под углом не менее 45 градусов (!). Все дело было в том, что хозяин ружья, вкладываясь в него, не только сдвигал свою голову назад до конца гребня, но ещё и ... поворачивал голову направо. Переучиваться, как вы уже, наверное, догадались, он не пожелал. Отсюда и появился приклад несколько необычной формы.

Хочу подчеркнуть, что во всех упомянутых случаях каждый из моих заказчиков получил ПРАВИЛЬНУЮ (для себя) ложу. Это позволило им в конечном итоге стать владельцами действительно прикладистых ружей и В РАЗЫ (!) повысить результативность стрельбы, чем они, конечно же впоследствии не преминули похвастаться.

Это как раз те самые случаи, о которых водители любят говорить, что дело было не в бобине...

Какую же стойку следует считать безупречной или хотя бы более-менее правильной? Требований тут существует более чем достаточно. Постараюсь сформулировать лишь некоторые наиболее важные из них.

    Во-первых, очень важна естественность стойки. Другими словами, стрелок не должен намеренно принимать какую-то вычурно-вымученную позу, пытаясь кого-то тупо скопировать. В противном случае ему будет весьма проблематично или достаточно сложно её повторять. Это будет обозначать лишь одно: однообразной вскидки при стрельбе у него не будет. Соответственно, и прицеливание тоже не будет однообразным. А, следовательно, ни о какой сверхметкой стрельбе влет при этом не может быть и речи.

    Во-вторых, элементы стойки, а именно: положения головы, рук, ног и туловища должны быть непременно таковы, чтобы обеспечить максимально удобное и комфортное удержание определенного вида оружия при выполнении определенного вида стрельбы. Это очень важный момент! Вы, наверное, обращали свое внимание на то, сколь сильно различаются между собой стойка биатлониста и стойка стендового стрелка?

    В третьих, стойка должна быть такой, чтобы обеспечить как можно большую площадь соприкосновения поверхностей ладоней рук, щеки и плеча, контактирующих с элементами ложи оружия.

    В четвертых, стойка должна быть такой, чтобы за время, проходящее с момента начала движения ружья до окончания вкладки, стрелок делал как можно меньше лишних (паразитных) движений.

ПРИМЕЧАНИЕ: Стрельбой (в тирах, на стрельбищах, в охотничьих угодьях и на войнах) все прогрессивное и непрогрессивное человечество занимается давно и с удовольствием. Здесь накоплен колоссальный опыт, в том числе и в подборе правильных стоек.

В странах развитого капитализма все механизмы организации стрелкового спорта и ПРАВИЛЬНОЙ охоты уже давно и превосходно отлажены. Кстати, занятие это является сферой весьма доходного бизнеса. Посему, всякому человеку, желающему заняться спортивной стрельбой или охотой, там предоставлен ШИРОЧАЙШИЙ перечень услуг, призванных не только научить его метко стрелять, но ещё и овладеть всеми элементами того, что принято называть, КУЛЬТУРОЙ СТРЕЛКА. Правильной стойке тоже научат, можете не сомневаться.

Если же говорить о российских реалиях, то невозможно не посетовать на сегодняшнюю ситуацию, имеющую место быть на просторах нашей великой Родины. О чем, собственно пойдет речь? Давайте для начала взглянем в наше совсем недалекое прошлое.

В советские времена, как до второй мировой войны, так и после, когда ещё не были забыты её уроки (в том числе впечатляющие результаты действий участников сопротивления и партизанского движения), партийное руководство страны правильно и мудро считало умение своего народа метко стрелять ДЕЛОМ ПОЛИТИЧЕСКИМ, а посему поощряло и контролировало его. Тогда народ доверял своему правительству, а правительство не боялось своего народа. В стране таки процветала система ДОСААФ (добровольного общества содействия армии, авиации и флоту). Везде: на фабриках заводах и в институтах работали (и хорошо работали) стрелковые секции. Смешно сказать, но даже в самой захудалой деревенской начальной школе, находящейся в самой, что ни на есть глубинке, непременно имелся пяток-десяток винтовок ТОЗ-8, патроны к ним и импровизированный тир где-нибудь за околицей.

Охотничью двустволку тогда можно было купить в магазине, предъявив продавцу всего лишь один-единственный документ – охотничий билет. Что интересно, малокалиберные винтовки продавалось лицам, имеющим хотя бы первый разряд по пулевой стрельбе, уж не говоря о мастерах спорта.

Да и сама охота в те времена была поистине массовым народным занятием, совершенно доступным в финансовом отношении видом отдыха, не обремененным теми бюрократическими наворотами, от которых ныне буквально СТОНЕТ современный российский охотник. Это, скажу вам, были славные времена!

Увы, в сегодняшней действительности гораздо больше негатива, чем позитива. Я не буду развивать эту тему, поскольку на страницах охотничьей периодики многочисленными авторами эта кость обглодана очень качественно. Укажу лишь только на один печальный аспект: сегодняшний охотник (речь идет не о состоятельных людях с ружьем в руках) практически лишен возможности, достаточно часто стрелять. В связи с этим, при достаточно скромном индивидуальном настреле среднестатистического стреляющего россиянина общий уровень стрелковой культуры российских охотников находится (опять, увы) не на высоте. Поэтому, говорить о том, что подавляющее большинство их владеет телом и оружием безупречно, просто не приходится.

Каких пантомим я только не насмотрелся, глядя на манипуляции с оружием тысяч охотников и десятков стендовиков-любителей за все то время, когда профессионально и плотно занимался оружейным дизайном. Достаточно забавно было наблюдать за тем, когда при вскидке и вкладывании в оружие КТО-ТО:

  • Вытягивал шею вперед, чуть ли не касаясь своим носом второго сустава большого пальца правой руки, охватывающей шейку приклада, от чего тот самый сустав разбивал в кровь тот самый нос с завидным постоянством и регулярностью;

  • Сильно откидывал голову назад с поворотом её направо, иногда чуть ли не касаясь при этом правой частью челюсти передней части дельтовидной мышцы на правом плече;

  • Наваливался своею собственной щекой на гребень приклада с такой силой, что после прекращения объятий человека с ружьем на щеке первого оставалась видимая невооруженным взглядом вертикальная вмятина;

  • Кокетливо оттопыривал мизинцы обеих рук при удерживании оружия;

  • Далеко отставлял назад правую опорную ногу, опираясь ей не на всю ступню, а только на носок;

  • Чрезмерно наклонял туловище вперед, чуть не падая от потери равновесия;

  • Сильно сгибал ноги в коленях, чуть ли не приседая перед выстрелом;

  • Прижимал локоть правой руки к ребрам;

  • Стремился ухватить цевье в передней части за самый его конец.

Друзья мои стрелки и охотники! Вы, наверное, уже догадались, что перед вами предстал практически полный перечень ошибок, наиболее часто допускаемых охотниками перед выстрелом. Плата за них неминуема и банальна. Как правило, это достаточно низкая результативность стрельбы. К досаде охотника ПРОМАХ при стрельбе становится закономерностью, а не исключением (особенно ярко это проявляется в начальный период овладения навыками стрельбы влет). А далее встает традиционный вопрос: ЧТО ДЕЛАТЬ? Правда, к этому вопросу непременно следует прицепить несколько «если». В таком случае мне видится ТРИ ПУТИ, по которому может пойти человек с ружьем. Итак, если...

  • Вы давно охотитесь (настрел – значителен), обладаете устоявшимися навыками стрельбы, неправильной стойкой и оружием со стандартной формой ложи, которые вместе взятые обеспечивают вполне приличную результативность стрельбы. ВАМ НИЧЕГО НЕ НАДО ДЕЛАТЬ.

  • Вы давно охотитесь (настрел – средний), обладаете устоявшимися навыками стрельбы, неправильной стойкой и оружием со стандартной формой ложи, но результативность стрельбы вас совершенно не удовлетворяет. ВАМ НАДО идти с ружьем к профессиональному ложевщику (только не к проходимцу, коих сейчас развелось немеряно) и ЗАКАЗЫВАТЬ У НЕГО ПРАВИЛЬНУЮ ЛОЖУ.

  • Вы только начинаете осваивать премудрости меткой стрельбы влет (настрел – ничтожный), что с ружьем – непонятно, что такое правильная стойка – вы не знаете, а результаты стрельбы плачевные.

ВАМ НАДО ПОСТАРАТЬСЯ, чтобы рядом с вами в это время оказался специалист (ложевщик, инструктор по стрельбе или просто опытный охотник), который помог бы вам избежать хотя бы грубых ошибок в формировании стойки и, вдобавок, помог советом в части доработки ложи. Это позволит вам с самого начала охотничье-стрелковой практики начать работать с подогнанным под вас оружием (т.е. с правильной ложей), овладеть правильной стойкой. Они, соответственно, дадут вам возможность воспользоваться всеми их преимуществами, которые гарантированно позволят быстрее достичь соответствующего уровня стрелкового мастерства.

7. На одну колодку

Все ложи современного серийного оружия изготавливаются с помощью технологий, позволяющих производить в единицу времени максимально возможное количество изделий с гарантированным уровнем качества, заложенным в техническую документацию.

Пластиковые ложи тиражируются на термопластавтоматах с использованием специальных пресс-форм. Ложи из древесины производят на специальном копировальном оборудовании: от достаточно примитивных по устройству станков, работающих на принципе пантографа до суперсовременных станков с ЧПУ (числовым программным управлением) и ОЦ (обрабатывающих центров).

У всех упомянутых выше различных технологий, тем не менее, есть нечто общее, а именно: то, что каждая произведенная с их помощью ложа абсолютно идентична по своим размерам сотням, тысячам и десяткам тысяч таких же лож, сделанных по одной наладке станка или по одной программе. Соответственно, и оружие (в пределах какой-то определенной модели), собранное с применением упомянутых лож, будет совершенно одинаковым по своим размерам. Более того, эта ОДИНАКОВОСТЬ, поскольку она заложена в техническую документацию, будет обязательно проверена ОТК. И именно эти одинаковые автоматы, ружья, винтовки, карабины будут впоследствии выдаваться солдатам или покупаться охотниками и стрелками.

Здесь-то и наступает тот самый неприятный момент, когда вдруг обнаруживается, что ОДИНАКОВОСТЬ оборачивается своей крайне негативной стороной, поскольку оружие НЕОДИНАКОВО прикладисто для его владельцев, из-за того, что все они довольно разные. Разные по телосложению, разные по темпераменту, разные по личному опыту владения оружием. Есть среди них самые настоящие гиганты, есть люди среднего телосложения, а есть и такие коротышки, про которых в народе говорят: «метр с кепкой». Но и это ещё не все. Среди них, в свою очередь, имеются всевозможные типы: коренастые и субтильные, толстые и худые; длиннорукие и короткорукие. Есть люди с длинной шеей, а есть такие, у которых голова, что называется, вросла в плечи. Есть люди с длинными пальцами на руках, а есть короткопалые. Наконец, есть правши и левши.

Если же коснуться тонкостей индивидуальной подгонки оружия, то обнаруживается масса дополнительных нюансов, которые оказываются очень важными и сильно влияющими на прикладистость оружия. Я имею в виду те сугубо индивидуальные манеры, особенности стойки и хвата оружия, присущие каждому конкретному человеку, взявшему его в руки. Поясню, что я имею в виду. Кто-то, прикладываясь, буквально наваливается скулой на гребень приклада. А кто-то так и норовит при вскидке оружия отвести голову назад, чуть ли не касаясь при этом своей щекой затыльника приклада, а то и собственного плеча. Кто-то упрямо упирает торец приклада не в подключичную зону, а в середину дельтовидной мышцы (прямо над бицепсом). Кто-то прижимает правый локоть к ребрам, а кто-то задирает его в облака. Кто-то держит левую руку, чуть ли не на ствольной коробке, а кто-то за конец цевья. Каждый из этих факторов в отдельности или их определенный набор может привести к тому, что кому-то оружие будет ложиться при вскидке идеально или, наоборот, кому-то окажется абсолютно непригодным для меткой стрельбы.

Все вышеупомянутое касается любого серийного оружия без исключения. Причем совершенно неважно, на каком заводе, и в какой стране сделано это оружие. И возникает несколько резонных вопросов, ответы на которые представляют, на мой взгляд, большой интерес.

    Вопрос: должны ли разработчики оружия закладывать в конструкцию его ложи возможности её дальнейшей индивидуальной подгонки под конкретного владельца?
    Ответ: БЕЗУСЛОВНО! Заграничные производители оружия вне всяких сомнений уделяют этому вопросу должное внимание. В чем это выражается?

Пример №1: Приклады ружей, сделанных, например, на фирмах: «Бенелли», «Беретта», «Браунинг», делаются заведомо для длинноруких охотников, имеющих впалую грудь. Доказательством тому служат увеличенная длина прикладов и их своеобразный питч (расстояние от спуска до носка значительно превышает расстояние от спуска до пятки). Думаю, что итальянцы и бельгийцы рассуждали при проектировании прикладов совершенно здраво и логично: из длинного приклада с оттопыренным носком, отпилив соответствующий кусок, ВСЕГДА можно сделать более короткий приклад (например, для атлета–коротышки) без ущерба для внешнего вида оружия. И ещё один довод в пользу этого предположения. Тонкие дешевенькие пластиковые затыльники с острейшим носком и острыми кромками, «украшающие» приклады оружия упомянутых фирм (и даже такого гранда, как «Блазер») свидетельствуют, на мой взгляд, не о жадности или прижимистости немецких производителей, а как раз, наоборот, об их прозорливости и предусмотрительности. В том смысле, что они прекрасно понимают: жалкая пластиковая нашлепка на торце приклада все равно будет безжалостно выброшена будущим владельцем оружия и заменена при его подгонке на современный дорогой эффективный амортизатор. Затыльник они рассматривают как своего рода технологическую пластину, предохраняющую приклад оружия от повреждения в течение времени, пока оно с момента выпуска не попадет в руки будущего законного владельца.

Пример №2: Самозарядные ружья, первых трех упомянутых в примере №1 фирм, имеют возможность изменения положения приклада относительно ствольной коробки, как по вертикали, так и по горизонтали с помощью набора регулировочных шайб и прокладок.

Пример №3: Оснащение оружия регулируемыми прицельными приспособлениями: мушкой и прицельной планкой, позволяющими в каких-то небольших пределах перемещать линию прицеливания по вертикали.

Пример №4: Оснащение прикладов оружия (например, спортивного) регулируемыми гребнями.

Пример №5: Выпуск комплектующих изделий и аксессуаров: прокладок и амортизаторов, позволяющих изменять питч и длину приклада.

    Вопрос: Так ли уж критично, если так можно выразиться, несоответствие оружия и его владельца друг другу?
    Ответ: Это зависит, в первую очередь, от того, насколько сильно телосложение владельца отличается от телосложения некоего «середняка», параметры которого оружейными дизайнерами и конструкторами во всем мире берутся за основу. Небольшое несоответствие не может оказать сколько-нибудь серьезного влияния на меткость стрельбы. Но, когда отклонения значительны, надежды на эффективную стрельбу, увы, так и останутся надеждами. Такую ложу надо доводить.

В то же время следует упомянуть о некоторых нюансах, которые, как это ни парадоксально звучит, не опровергают, а лишний раз подтверждают вышесказанное. Что я имею в виду?

Сначала о манерах и привычках, которые приобретаются стрелком за время эксплуатации оружия. Известно, что для каждого определенного вида стрельбы существует соответствующая стойка, хват оружия, манера нажатия на спуск, манера прицеливания и многое другое. Они вырабатывались и шлифовались поколениями стрелков и охотников. Владение всем этим на высоком уровне позволяет охотнику (стрелку) выжимать из своего оружия максимум того, на что оно способно. Безусловно, хорошо, когда рядом с новичком оказывается либо профессиональный тренер, либо опытный, искушенный в стрельбе охотник, который помогает будущему «Хантеру» овладеть с самого начала ПРАВИЛЬНЫМИ УСЛОВНЫМИ РЕФЛЕКСАМИ. В сочетании с грамотно подогнанным оружием такой начинающий охотник (стрелок) НА УДИВЛЕНИЕ БЫСТРО достигает достойного уровня стрелковой квалификации даже при сравнительно небольшом (!) настреле.

Увы, с тренерами да наставниками дела у нас обстояли (и обстоят) более чем неважно. Опять же отсутствие стрелковых стендов, тиров и дороговизна стрелкового спорта играют свою неприглядную роль. Поэтому подавляющее количество охотников-новичков в одиночку проходят этот пионерский маршрут, изобилующий разбросанными по нему граблями со всеми вытекающими последствиями. В итоге каждый придумывает сам себе стойку, хват и прочее, которые опять же, увы, не являются верхом совершенства. Более того, зачастую они откровенно порочны. И все эти пороки прочно закрепляются на уровне рефлексов.

Поэтому, в некоторых редких случаях иногда происходит как бы уравновешивание неприкладистости оружия неправильными манерами и процент попаданий у такого стрелка несколько возрастает, но не более того.

Другим нюансом, как это ни странно, является ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО СОВРЕМЕННОГО ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ. Безвозвратно (и, слава богу!) ушли в прошлое времена дефицита, когда лимитировалась продажа пороха и патронов, когда лишь «Азот» баловал охотников патронами промышленного изготовления, а об импортных боеприпасах можно было только мечтать. Современное оружие (особенно импортное) обладает прекрасной кучностью, резкостью боя, равномерностью осыпи. Что касается современных боеприпасов (особенно импортных), то здесь произошел настолько мощный качественный рывок, что любые домашние самоделки ныне проигрывают по всем статьям патронам промышленного изготовления и выглядят откровенным анахронизмом. Все это вместе взятое значительно повысило требования к меткости стрельбы (единственным исключением являются лишь патроны с дисперсантом).

В итоге, те, кто стреляет из современного оружия современными боеприпасами, разделяются на две категории.

В первую (достаточно немногочисленную) входят стрелки с безупречными манерами и правильно подогнанным оружием. В их руках современный комплекс «ружье-патрон» буквально творит чудеса. Опять же именно этим обстоятельством объясняется то, что меткий стрелок ныне сплошь и рядом чисто берет добычу, стреляя патронами с дробью более мелких номеров, в сравнении с рекомендованными для данного вида дичи номерами. И никаких подранков!

Стрелки другой категории (самой многочисленной), а именно: с порочными манерами и неподогнанным оружием, в основном довольствуются промахами и грешат, как правило, на оружие или на патроны. Увы, причина, как вы понимаете, кроется совершенно в другом.

Каков вывод? Он прост и очевиден: если хочешь научиться попадать, не жалей времени на овладение правильной техники стрельбы, подгони ружье под себя и не забывай про тренировки.

Александр ПОСУДИН
Источник: spоrtguns.ru

Похожие темы:
Рукотворная пистолетная рукоятка
Посудин А. - «Теория правильной ложи, или изготовление ложи своими руками»
Несколько советов по изготовлению рукояток для пистолетов
Изготовление ложи, цевья, пистолетной рукоятки (Россия)
Микуленко Н.В. - "Основы техники стрельбы на круглом стенде"
Поляков М.И. - "Методика начального обучения стрельбе на стенде"
Петров Е.А. - "О психологической подготовке в стендовой стрельбе"
Статья - "Охотничье ружье как средство самозащиты"
Почём стать охотником
Пулевая стрельба, Федерация стрельбы Украины, Ukrainian Shooting Federation, соревнования по пулевой стрельбе, каталог оружия украины, shooting пулевой стрельбы, правила стрельбы Украины, shooting украины, федерация спортивной стрельбы, федерация спортивной стрельбы украины, спортивная стрельба, международная федерация пулевой стрельбы, международная федерация стрелкового спорта, федерація стрільби україни, shooting-uakraina, чемпионаты мира по стрельбе, украинский стрелковый сайт, Ukrainian-Shooting
К литературе ФорумНа Главную